картинка

Marauders. Brand new world

Объявление

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Marauders. Brand new world » Флешбеки » На теплоходе музыка играет...


На теплоходе музыка играет...

Сообщений 1 страница 18 из 18

1

На теплоходе музыка играет...


Открытый (ждем любого сотрудника ДОМП)


https://media.tenor.co/images/c73c6472260a737a7377077636eb3713/tenor.gif

Участники:
Эдвард Мальсибер, Эшлинг О'Флаэрти

Дата и время:
27 января 1978 года, около 21:00

Место:
Бар "Сытый дракон"

Сюжет:
1 января 1978 года в магической Британии было введено военное положение. Прошел почти месяц - что изменилось, что осталось прежним, что ждет в будущем... и почему бы не поразмыслить над этим над стаканчиком виски?..

+2

2

О, вечер, что же ты за блаженное время! Дневные проблемы уже закончились – а ночные проблемы еще не начались.  Нет, по крайней мере сегодня, все ночные проблемы для одного крайне уставшего главы отдела так и не начнутся. В конце концов, у него рабочий день кончился где-то в районе полутора суток назад.
После Кровавого Рождества (спасибо Розье за запоминающееся название, не зря они прилично потратились на продвижение его журналистов) Эдвард предполагал, что будет много работы – но не предполагал, что настолько. Нет, конечно, получил за «форменную халатность и беспечность» не только он, но по какой-то причине все равно было крайне обидно.
Причем нет, ладно бы это был саботаж – тут Мальсибер обязательно бы публично и активно раскаивался и в принципе посыпал бы голов пеплом (у него были смутные подозрения, что Крауч ждал этого именно от него, как от якобы самого спокойного и разумного в теплой компании глав отделов), но саботажа не было. Более того, даже если бы Эдвард бросил силы своих ребяток на поиск упоминаний о планах Пожирателей – максимум, что бы он нашел, так это ограбление хранилища редких ингредиентов в Харроу… и то потому что это была, так сказать, не самая спланированная самодеятельная акция (которая для участников закончилась не похвалой за рвение, а несколькими Круциатусами, а все потому, что не нужно было попадаться под руку начальству, если оно спало всего пару часов, не видело собственных детей и только что получило отповедь от Лорда).
Так что на претензии Крауча в стиле «куда же вы смотрели, это ваша обязанность» Эдвард, пусть и вежливо, но крайне язвительно поинтересовался, можно ли расширить штат и взять туда родовитого пророка, – а лучше с десяток, и тогда быть может им удастся выполнить требование уважаемого начальства.
Как бы то ни было, он с чистой совестью был возмущен и с не менее чистой совестью работал. Что ни говори, повод реорганизовать работу своих сотрудников представился шикарный, а главное – совершенно обоснованный.
Мальсибер ввел систему приоритетов – и теперь сообщения о действиях Пожирателей отправлялись лично к нему в кабинет. И это было очень удобно ему как агенту Лорда – и очень правильно, если смотреть со стороны. Нет, безусловно, в первую очередь Эдвард только следил за тем, что будет уходить в аврорат по «их» вопросу – в конце концов, полностью перекрыть поток информации невозможно, и пусть уж лучше она попадает аврорам от него, чем они станут искать кого-то на стороне. Впрочем, что касалось поисков на стороне… Эдвард чувствовал некоторое смутное волнение по этому вопросу. Казалось, он что-то упускает – и это явно не были шпионы аврората в их Ставке.
Впрочем, ладно, это сейчас слишком сложно, а голова Эдварда буквально умоляла об отдыхе. И о виски. Старый добрый ирландский виски, лишь ты понимаешь в тяжелую минуту…
Нет, самым обидным было то, что Мальсибер не поднимая головы работал до Рождества – правда, за другую команду, - и теперь работал едва ли не больше, чем до того. И для разнообразия, он и впрямь старался сейчас на благо магического правопорядка. Впрочем, за милорда он также старался именно для этого – пусть это и шло в разрез с видением зануды-Крауча.
Держать магический мир под колпаком и в плену ограничительных законов… не такой уж и плохой расклад, только если законы устраивают, верно? В этом плане что стремящийся к тотальному контролю Крауч, что Лорд – все едино. Только Эдвард никогда в жизни не хотел бы видеть Крауча, вершащим судьбы мира, нет-нет. А вот милорд…
Эдвард вздохнул, наложил, наконец, чары на бутылку, чтобы та подливала ему еще. Отдых от напряженной трудовой недели был невозможен, завтра ему еще предстояло вернуться к делам (теперь уже неофициальным), но провести несколько часов в баре, размышляя о том, что это все лишь начало – в этом ему никто не сможет отказать.
Мальсибер отпил виски, поймал упавшую на язык льдинку и усмехнулся. Он занимал столик в темном углу и, видимо, выглядел настолько мрачным, что к нему никто и не приближался.
Что ж, если общество не идет к Мальсиберу, то Мальсибер идет к обществу.
- Доброго вечера, аврор О'Флаэрти, - Эдвард вежливо отдал есть честь, лукаво посмеиваясь. – Могу ли я навязать вам свою компанию? Пить в одиночестве, знаете ли, чревато возвращением на работу – и, боюсь, я имею ввиду совсем не вас.
С аврорами у Мальсбера не было достаточно близких отношений – просто нейтральное общение, довольно дружелюбное, но, скорее всего, не настолько, чтобы пить вместе. Но это ведь не поздно исправить, верно?

+2

3

- Мистер Мальсибер, сэр. - Эшлинг смешалась на пару секунд, не зная, следует ли ей встать и отдать честь по всей форме, или раз они все-таки в баре, а не на службе, в штатском оба, значит субординацию можно не соблюдать настолько строго. За ушедшее на эти судорожные размышления время был упущен и момент для официального приветствия, и ирландка решила все-таки не вставать. Глава отдела Надзора вроде бы на официальность и не претендовал. Странно, правда, что компанию он решил найти именно в ее лице, они даже знакомы-то толком не были, неудивительно что он спутал ее звание, но в целом Эш не возражала - ребята объявятся не раньше, чем через полчаса, а то и час, и коротать время с собеседником было интереснее, чем с пинтой эля и поздним ужином. - Да, конечно, присаживайтесь, - сопровождающая приглашающий кивок улыбка выходит немного смущенной. После "Кровавого Рождества", как окрестили две крупных акции газеты, аврорат и Надзор старались пока держаться подальше друг от друга в тех случаях, когда взаимодействия не требовала работа - свежих взаимных претензий хватало с головой. Более того, претензии искрили, и от них вспыхивало разное, от перебранок, в паре случаев потащивших за собой отказ "работать с этим кретином", до драк в этом самом баре, когда участников выпихивали на улицу разобраться или остыть, тут уж как получалось. Одну такую Эшлинг лично разнимала пару недель назад, не постеснявшись против негласных правил использовать для этого палочку, вторую - вообще сама начала. Так получилось, просто после фразы "Да вы сами только надираться умеете, а когда оборотни полезли..." она не дослушала, что было, когда полезли, мир мигнул и схлопнулся, а когда развернулся обратно - парень из "серых" уже отлетел к стойке и с ошарашенным и обозленным видом выплюнул на пол зуб, а ее саму крепко перехватил за талию и за руку "Солнышко" и чуть не получил каблуком в колено со всей силы. Миротворческую миссию тогда на себя взяли хит-визарды. Хорошо бы Мальсибер об этом не вспомнил. Хорошо бы он об этом вообще не знал, большинство все-таки придерживалось старых, еще детских правил чести: не жалуйся родителям, не жалуйся преподавателям, просто место старших после окончания детства занимало теперь начальство.
- Возвращением на работу? Почему? - О'Флаэрти озадаченно моргнула: ситуация не рисовалась, образ пьющего на работе главы Надзора как-то... не вставал перед глазами.

+2

4

- Потому что, миледи, лишь как следует надравшись можно решить, что выполнить в одиночку всю работу – не такая уж и отвратительная мысль. И в конце концов, что такое для мужчины в самом расцвете лет трое суток на ногах? – Эдвард разводит руками и садится подле аврора. Он знает эту ирландку – в каком-то смысле, у него огромное досье на всех подчиненных Скримджера и обо всех он уже составил собственное мнение. То, что они не обращаются близко – что ж, когда дружишь с начальством, не так уж и нужно дружить с подчиненными. Но это не так: агентов у Эдварда хватает изрядно, но ему нужно, чтобы под него не начали копать очень ретивые и умные сотрудники. А Эшлинг О'Флаэрти – более чем ретивая. А еще она крутится рядом с Робардсом – и Эдварду не хотелось бы, чтобы сей чудный человек спихнул с поста Скримджера из самых светлых побуждений.
В любом случае, у Мальсибера есть все основания делать шаги навстречу, но он старательно этого не показывает. В конце концов, он даже неверно указал должность – сотрудников в аврорате масса, действительно, как можно запомнить.
- И, если вам не сложно, просто Эдвард, - он вежливо улыбается снова и делает небольшой глоток из своего стакана. – «Мистер Мальсибер» - слишком официально, мы ведь не на службе.
Сегодня пятница, но традиционной встречи с начальником аврората не будет – Скримджер буквально тонет в работе, а настроение у него становится от этого премерзкое. И потом, обсуждать некоторые вещи сейчас, пока еще не улеглось все… Кхм, пожалуй, это отвратительная идея. Руфус, как бы хорошо сам Мальсибер не играл такого же стража правопорядка, далеко не идиот – и если Эдвард скажет что-то даже не лишнее, а на грани – о, он может насыпать монет в копилку подозрений главы аврората. Потому обкатать слова на старшем авроре с таким острым чувством справедливости, как О'Флаэрти – в сущности-то неплохая идея.
И потом, обсудить некоторые детали мировоззрения и отношения к ситуации с кем-то, имеющим кардинально другое мнение… о, это всегда полезно.
Эдвард не признается в этом в мыслях, но движет им не только выгода, сколько интерес. Наверное, он делает свою работу – обе – хорошо еще и потому, что этот самый интерес до сих пор не утратил.
- И кстати, - заговорщески усмехается он, подмигнув, - вы своим присутствием спасете меня от страшной участи. Вот уже какую неделю я опасаюсь перебрать и пойти к нашему начальству, - Эдвард возводит глаза к небу, невербально обозначая таким образом Крауча. Того считают несколько тираном не только в его отделе, а в принципе по всей службе. Тираном, но радеющим за благополучие страны. Но тираном.
Практически емкое описание Лорда, если убрать тот факт, что он играет за «темных». – И пойти не просто так, а согласовывать ставку штатного прорицателя, - Эдвард качает головой, переводя тему с обмена любезностями на то, о чем бы хотелось поговорить. В аврорате рядовые, интересно, считают также, как и их достопочтимый руководитель, как и сам Эдвард… Да как и объективная реальность считает, собственно, – нельзя было узнать об акции Пожирателей. То есть если бы вдруг Эдвард в помутнении решил бы сменить знамена – тогда конечно. Но при любом ином раскладе – нет, нет и еще раз нет. Акция готовилась узким кругом лиц, о дате, времени и месте все участники, даже оборотни узнали в последний момент. И никто не знал до инструктажа, что вообще нужно делать. Не говоря уже о том, что по этому делу болтунов заставили бы молчать уже тогда, когда им пришла бы мысль поболтать.
Так что да, только пророчество какое-нибудь и спасло бы доблестные силы министерства. Ничто более.
Эдвард не считает, что следующие акции у них выйдут также, что все пройдет без сучка и задоринки. Всегда есть вероятность. Всегда есть вероятность, что краснеть на ковре у начальства придется из-за заслуженного саботажа.
Но конкретно сейчас у них с аврорами абсолютно одна и та же общая тема, а именно: от них требуют невозможного.
Нет, отличная же тема.
И с нее можно аккуратно повернуть на политику. Благодать для пятничного вечера.

+2

5

Эшлинг усмехнулась слову "миледи" - никому из друзей и знакомых не приходило в голову так ее называть даже в шутку, и уж точно не ради вежливости - в обращениях и статусах в Британии не путались, тем более аристократы. Ну разве что Вена Скримджер, к которой в руки все-таки попала книга Бакера, иногда дразнила ее принцессой. - Трое суток? - О'Флаэрти понимающе улыбнулась, - пара галлонов кофе, одна-две дозы какого-нибудь бодрящего зелья, упущенные из-за падения внимательности улики, ошибки в документах, обозленные из-за повышенной раздражительности начальства подчиненные, и самое лучшее, если повезет попасть на вторые-третьи сутки на боевую операцию, - чудесная возможность пару недель отдохнуть от работы в Мунго из-за того, что замедляется реакция, и тело не слушается как положено. Поэтому-то нашим отделам и нормируют смены, сэр. - Нет, она не будет называть человека на два ранга и на полжизни старше себя "просто Эдвардом", это и правда сложно. С Робардсом-то было сложно, а там и разница была не так велика, и обстановка лучше располагала. И очень не хотелось бы забывшись ляпнуть что-нибудь главе отдела Надзора как приятелю и потом краснеть за это всю оставшуюся жизнь или весь оставшийся срок службы. Что-нибудь в духе "после всего вот этого попросить у старшего Крауча прорицателя? Интересная идея, уверена, отдел устроит вам пышные похороны", - Эшлинг только язык прикусить успела вовремя и притопила шуточку глотком эля. И вторым - уже звучавшую в той самой последней стычке, про то, что Надзору и правда стоит нанять гадателя, раз прогнозы и сведения их агентов годятся только в отхожее место прихватить. Такого, который по человеческим внутренностям предсказывает, материала теперь надолго хватит благодаря их умению работать. "Серые" были глазами и ушами Департамента, и хотя на них конечно не полагались полностью и своих агентов тоже держали, но все-таки рассчитывали в немалой степени. - Вы ведь шутите? - ирландка по-птичьи чуть склонила голову набок и улыбнулась уголком губ, - мантики тут не помогут, они не дают точных прогнозов, инструментарий не позволяет. - Нумерологи, рунологи, тарологи, - от них конечно была польза, но даже при точных исходных данных их предсказания можно было толковать очень по-разному. Вот пару недель назад, например, Вудфорту один из штатников углядел возможную в этот день травму или ранение, естественно вместо его группы на поступивший вызов отправили другую, а Вудфорта прямо в отделе неслабо приложило при работе с неисправным артефактом, вызов же обошелся без происшествий. Лучший способ нарваться на предсказание - попытаться его избежать, это еще из детских сказок известно. - Наши накануне предупреждали насчет двадцать четвертого, что что-то будет в Лондоне, мы усилили патрули, вызвали заранее несколько групп из графств, перетрясли свои контакты, - отыграли может быть несколько человек, но предотвратить не смогли.

+2

6

Это звучит странно и для большинства не правдоподобно, но с двадцать пятого декабря у Гавейна во рту не было одной капли алкоголя, хотя – будем честны – очень хотелось. Первые несколько дней он спал только необходимый минимум часов, чтобы держаться на ногах, соображать и, желательно, еще не выглядеть полу-трупом: поймай его в этом состоянии Руфус, и с того сталось бы отправить Робардса в добровольно-принудительный отгул. А что в таких отгулах делать? Грызть ногти и лезть на стенку…
    И позволить себе расслабиться и – нет, даже не напиться – просто выпить было бы непозволительной роскошью и тратой драгоценных минут.
    Но Гавейн знал, где у него находится личный лимит, за которым отдохнуть – необходимость.
    Он долго раздумывал идти ли в «Сытый» или найти место без знакомых лиц, но в конце концов решил не изменять традициям.
    И как оказалось не прогадал: Эшлинг О’Флаэрти – ах, если бы просто головная боль, а не сердечная – придавалась беседе и выпивке в обществе – кого вы думали – Эдварда Мальсибера. Гавейн был уверен на все сто процентов, это не свидание: Марцелл был женат, да и не в вкусе Эшлинг, если вспомнить того…хит-визарда…
   Он машинально поискал глазами мисс Вейн – или Сову – не нашел, обругал себя, напомнив, что девочка в школе, и подошел к столу, за которым сидели глава отдела Надзора и аврор.
Добрый вечер, мистер Мальсибер, – короткий кивок, – О’Флаэрти, – еще один, – Полагаю, вы не о погоде и не книгах. Не помешаю?
   Робардс был уверен – они снова перетирают «Кровавое». Словно не перетирали его все это время раз за разоом... почти мазохизм. По аврорски.

+3

7

- К большому счастью, я достаточно стар, чтобы не заниматься оперативной деятельностью лично. Так что – анализ, бумаги, галлоны кофе…  бумаги и еще галлоны кофе, мозговой штурм и еще больше кофе, кофе… Так что, миледи, мой вам совет – даже если вам предложат, не оседайте на кабинетной работе, - Эдвард тянет это с невероятно скучающим выражением лица, но посмеивается, а сам думает о том, если бы он занимался оперативной деятельностью еще и по официальному месту работы, а не только по «основному», то он бы точно лично забрался бы на ладью, поджег ее и греб бы старательно до самого Авалона. Потому что – нет, ни за какие деньги, ни за какие идеалы. Нет, на благо Министерства он готов возиться с бумагами, готов честно работать и отдавать свой ум на благо нации, но оперативная деятельность – это только ради милорда. В конце концов, он уже серьезный взрослый маг, должен иметь молодых и горячих юнцов для всех этих целей. Впрочем, оставались еще дела, которые он не мог поручить другим. Но об этом министерским работникам лучше не знать – а то точно сядут на шею. Растерявший навыки и не любящий оперативную работу начальник имидж куда более удачный, чем хваткий практикующий матерый агент. Жаль, что Лорда причитаниями не обманешь – он не Крауч, он не станет входить в положение, если хочет, чтобы дело было сделано. Да и у Эдварда даже в мыслях нет увиливать – в конце концов, он отлично знает сильные и слабые стороны своих людей, а некоторые важные вещи он доверить им неспособен чисто физически. 
Что касается аврората и его Надзора… Да, тут шуточки про гадание были уместны. Нет, авроры, конечно, также следили за темной магией. Но вопрос информирования – о, это было на его людях. И Эдвард тут был кристально честен – нельзя было ничего предугадать (они, Пожиратели, тоже не бездарны в плане работы с информационными потоками, в конце концов, у них отличные специалисты там – и плевать, что один из основных это он сам и есть). Что, конечно, не снимало огромной взаимной напряженности между их людьми.
И, что ни говори, старший аврор О’Флаэрти была одной из точек концентрации этой напряженности. С ее острым языком, ирландским нравом и не менее буйным чувством справедливости… Вообще, Эдвард давно заметил, что старшие авроры были в каком-то смысле неформальными лидерами. Что Грюм и его команда светлых рыцарей-вояк без страха и упрека, что паталогически нравственные вокруг О’Флаэрти… Ну и, конечно же, Робардс, куда же без него. Не поминай лихо, пока оно тихо, так, кажется, говорил Долохов?
- Я образно говорю. Проблема в том, что любыми средствами мы можем выяснить лишь «что-то будет». А вот деталей – этого не будет. Так что проще поувольнять нас с агентами и набрать прорицателей разного пошиба, - Эдвард качает головой. Это немного самоуничижительно, но он лишь озвучивает то, что озвучивали авроры – и часто озвучивают итак. Пусть О’Флаэрти услышит это с другой точки. Раз девочка все итак понимает – пусть увидит детали картины. – Там ведь не идиоты тоже, - неопределенно махнул он рукой в сторону, обозначая условного врага. – Порой мне кажется, что единственный способ их переловить – это допрашивать каждого мага в стране с сывороткой правды. Ежедневно. И через сколько дней после этого мы скатимся в откровенную тиранию и станем сами монстрами наравне с…этими? – «эти» он произносит с чувством, с которым обычно говорит об их противниках. Эдвард вообще отлично умеет вкладывать в слова чувства. Правда слова он подменяет…но это и неважно. – Доброго вечера и вам, Гавейн, - он кивает ему, лишь договорив. – Вы никогда не можете помешать, присаживайтесь, - «вы нет, а вот ваши сомнительные тестовые артефакты – да, очень могут». Эдвард все еще испытывает к Робардсу смешанные чувства. Тот, вроде как, вполне умен, интерес. Только эта вот его явная зацикленность на верном, вместо простого… Кхм. Это весьма неудобный, упрямый и раздражающий твердолобостью кадр. По крайней мере, если Руфус еще интересен, то у Робардса в личном списке Мальсибера шансов нет. Он – враг.

+3

8

- Сэр, я не леди. - Эшлинг коротко отмахнулась. - У меня даже титула учтивости нет, и, надеюсь, никогда не будет, не нужно так ко мне обращаться. - О'Флаэрти никогда не были британскими лордами и гордились этим не меньше, чем "двадцать восемь священных" - обратным фактом. Семейные предания до сих пор хранили ответ Финнегана О'Флаэрти англичанам на предложение Тюдоров "сдаться и вернуть" - официально принять власть английской короны и английские законы и обычаи, утверждать ее на землях своего клана и за это от английской же короны получить титул и признанное ей право этими землями управлять, версии ответа были одна красочней другой. В Эйре одного имени клана было достаточно, приставок вроде "ваша милость", "светлость", или как-то еще не требовалось, чтобы носящим это имя выказали уважение.
Робардс возник у нее из-за спины, неожиданно, он вообще нечасто заходил в "Дракон", но сейчас, против обычного, появился скорее кстати, потому что Эшлинг уже собиралась высказаться насчет образного выражения и взглядов самих работников Надзора на некоторые вещи. Услышал бы это Крауч, действительно, гроб на пышных похоронах был бы еще и закрытым. - Капитан, доброго вечера. - Эш подвинулась, освобождая командиру более удобное место за столом, уцепила с тарелки последний кусок мяса и короткой паузой на еду воспользовалась для того, чтобы обдумать, что сказать дальше. - Нет, мы о работе. - "Как всегда". В этом месяце любой разговор здесь сворачивал на работу, так или иначе. И вот это "а что мы можем сделать" на разные голоса звучало теперь чаще обычного, раздражающе чаще. Да, разумеется, преступники, с которыми приходится работать их отделу, идиотами бывают исчезающе редко, но так и в Департамент не набирают дураков. Не может быть, чтобы Надзор не сумел вообще ничего найти, чтобы они не смогли внедрить агентов хотя бы на "низовой" уровень этой организации, чтобы Пожиратели не оставляли следов, которые можно взять, - не может, часто самые сложные дела распутывались с какой-нибудь незначительной мелочи. Ну так где их умение эти мелочи выискивать? В детали другие отделы конечно не посвящают, и всей работы со стороны не видно, но иногда казалось, что аврорат своими силами уже нарыл больше. И это именно аврорам репортеры в глотку вцепились после Рождества, - за статус приходилось отвечать, хотя просчет был не только на их совести. - Прибедняетесь. Это немаленькая организация, им нужно где-то обучать людей, как-то снабжать и обеспечивать, в том числе и редкими и нелегальными товарами, где-то находить  на это поставщиков и деньги, как-то набирать пополнение и собственных агентов. Не-воз-мож-но делать все это совершенно незаметно, они не сбежали из страны и не залегли без движения. И без веритасерума можно сузить выборку. А что до тирании - нам вообще-то можно убивать британских подданных на месте, если на них есть маска, и за это ничего не будет. Лучше бы сывороткой поили, не думаете? Одна польза - с официального принятия Декрета больше ни одного подражателя "черепоголовым", как отрезало, - ирландка коротко и неприятно усмехнулась, - никто больше не пытается прикинуться Пожирателем, чтобы провернуть свои скромные делишки, - страшно.

+2

9

Они никогда не пили с Мальсибером на брудершафт, но тот всегда в неофициальной обстановке называл Гая по имени. Он вообще был симпатичен Робардсу – пусть в нейтральном понимании «симпатии». Хотя, он был близок к кругу двадцати восьми, но почему-то в него не попал, и это словно разом делало его более простым и легким в общении. И у Гавейна даже мысли не возникло уточнить, почему вдруг по имени. А после стольких раз – как-то глупо уже поправлять.
Спасибо, Эдвард, приятно слышать, – он сдержал желание оседлать стул спинкой вперед (пить не удобно) и присел как все цивилизованные люди. Гавейну не нравится «капитан» - он вообще не очень понимает, откуда взялось это обращение. Хотя конечно, «зам» или «Заместитель» ничуть не лучше. Он предпочитает несколько безликое – и не намекающее на звание «шеф» или «босс», хотя «Босс» - у них Руфус.
Это немаленькая организация – вы, разумеется, о Пожирателях? – не так-то просто влезать в разговор с середины, – Ну, если они выпустили оборотней – это еще не значит, что их много. Мы никогда не сталкивались с тем, что бы они появились в количестве больше пяти или шести. Хотя возможно все еще впереди. Контролировать же оборотней даже в маленьком составе верхушки – легко. Наше общество само так поставило этих несчастных, что они с радостью упадут в любые руки, если им предложить что-то чуть получше, чем то, как они живут сейчас. Их может быть не так много, хотя кто-то из них безусловно очень богат. Либо их спонсирует группа не бедствующих лиц. Возможно как раз из-за границы. История знает не мало примеров, когда подобное спонсировали внешне политические недруги. А у нас их хватает – мы в течение истории старательно над этим работали.
   Гавейн движением руки подзывает официанта и заказывает уже полюбившуюся ему баранину и огневиски.

+3

10

- Мы накрывали их поставщиков. Накрывали тех, кто торговал с ними. А толку? Ни одного настоящего Пожирателя среди них и не было, - Эдвард пожал плечами. Да, конечно, невозможно было вести какую бы то ни было деятельность в полном информационном вакууме. Особенно, если не саботировать активный поиск любых зацепок – а саботироать открыто было нельзя. – И, если вы забываете, мы все зацепки сливаем в аврорат сразу же. Вербовщиков предположительных, конспиративные места явок… да что угодно. Только это все равно не смогло бы ввести на… такое. Вы, конечно, простите, Эшлинг, но там явно не идиоты работают с мелкой шушерой. Организованная преступность параноиков, - Мальсибер качает головой и снова пьет. На самом деле, они действительно слишком уж перестраховываются местами. В этом плане, конечно, к его людям из Надзора претензий нет – они не могут прыгнуть выше головы. Да, безусловно, они могут хоть сутками сидеть, слушать и шпионить – но концов они не найдут. Лестрейндж очень хитро работает с вербовщиками – а каналы по работе с контрабандой он сам перетрясает буквально каждый месяц. Это заставляет чувствовать свою относительную безопасность, но на вот такие заявления авроров он реагирует лишь острее.
Робардс радует его занятной идеей и, кстати сказать, нужно будет проработать этот вопрос с Розье – а вдруг их и впрямь считают иностранными агентами. Не то чтобы для их имиджа это было полезно. Да и в целом… Эдварду не слишком нравится эта мысль не только как члену организации, но и как работнику министерства. Гавейн с его этими идеями… ну, мда.
- Ну уж нет, если ублюдки – это из-за границы, то… Даже думать не хочу, как мы подобное допустили, - кривится он, поглаживая граненый бок стакана. – В одном, конечно, эта идея хороша – их не обязательно много. То, что мы видим исходя из работы – никто не знает, где они на постоянной основе собираются, приходят они в масках. Да и в принципе… - он качает головой, - может, их вообще с десяток, а они потом нанимают себе других криминальных воротил. И нам кажется, что это пакостит какой-то контрабандист – а это Пожиратели зарабатывают. Да и вообще – у них весьма радикальная политика. Чистокровных, которые ее придерживаются… ну, раз-два и обчелся, - о, отлично, поднимать тему крови в обществе двух полукровок.. Ну, а что делать. Не он поднимет, так они поднимут. – Я вот дружил со школы с полукровкой – и ничего, маг не хуже прочих. Да и в принципе, я бы посмотрел на того, кто в здравом уме будет устраивать геноцид просто по статусу крови, - «а не по статусу крови и убеждениям», - Может, там во главе вообще дети тех, кто Гриндевальда поддерживал.

+3

11

- А кто говорил, что они в здравом уме? - фыркнула Эшлинг раздраженно дернув плечом, - помните Мардона, первого "клейменного", которого взяли, и что он в Визенгамоте орал про их Лорда и его грядущее могущество, у журналистов аж перья дымились записывать? Мы то отлично знаем, как хорошо маскируются психи такого типа под нормальных людей и годами могут прятаться прямо под носом. А потом когда ловишь такого, в показаниях родни, друзей и соседей сплошное "прекрасный человек, добрый, участливый, вежливый, да он бы никогда, как вы можете, тут какая-то ошибка". Этот тоже нормальным казался, тихий лавочник из Косого, жену после суда полчаса успокоительным отпаивали, отойти не могла от той финальной речи. - Да, их наверняка немного, таких вот уважаемых и добропорядочных, далеко не настолько идиотов, чтобы открыто выражать радикальную позицию в отношении нечистокровных, среди верхушки британского общества есть, кстати, и сын того, кто поддерживал Гриндевальда, руководит сейчас Отделом Тайн. Тоже исключительно чистой репутации человек. - Исполнителей, непосредственных, - больше, они по-разному сражаются. А сколько мы их уже взяли с семьдесят третьего? Они набирают новых. И не только в низах, не только среди тех, кого из нормальной жизни выкинули. А если считать и тех, которые так или иначе на них работают, - Пожирателей полно. - А от той информации, которую передает отдел Надзора, нет толку, ни явки вербовщиков, ни места встречи, ни канала контрабанды никуда в конечном итоге не ведут, максимум к таким же исполнителям. Из которых нужные сведения нельзя было извлечь, даже вывернув им мозги наизнанку - они просто не знали ничего кроме собственных мелких задач. Однако и среди них хватало таких, кто не ради денег, другой сиюминутной выгоды или просто возможности убивать это делал, были идейные, верившие в своего лидера. - Это не иностранцы. - Ирландка уверенно покачала головой. - Может они и получают часть денег с континента, от гриндевальдовских недобитков, что кстати с закрытием границ им с треском обломится, но здесь, в Британии, "черепоголовыми" управляют британцы. Ни за каким колбасочником, лягушатником, любителем красных или полосатых звездочек, или кем угодно еще на Островах бы не пошли ТАК. Искать верхушку нужно здесь. И вожака их - тоже.

+2

12

Гавейн задумчиво пожимает плечами: он далек от того, чтобы обвинять в их неудачах – в неудачах официальной власти один из ее многочисленных пальцев: аврорат ли, хитов или надзор. Охотников еще кто-то обвинял, что мол оборотней надо либо превентивно вырезать либо по клеткам держать...
   Нет, дело не в  том, что они плохо работают, а в том, что работают по закону, по классическим лекалам. Они предсказуемы для Пожирателей – и в этом проблема. Она есть и с любым достаточно умным преступником, который сперва изучит методы действия тех, кто будет его ловить, а потом действует.
   Это просто группа достаточно умных, достаточно богатых, достаточно влиятельных.
Всего лишь теория, Эдвард, одна из многих. – пожимает он плечами: раз уж Гавейн, значит и Эдвард, – а допустить это к сожалению, довольно легко. История знает массу подобных примеров. Магловская история, разумеется. Кому-то просто нужно использовать старые лекала... – ему сперва приносят напиток и просят подождать, Гавейн кивает и слегка пригубляет янтарную жидкость, – Вы ведь не думаете, что все они фанатики, только потому что фанатика мы поймали. Только в мифах в Трою армию ведет дочь Зевса, в реальности то, что этот город очень богат, стоит так, что перехватывает почти всех торговых партнеров. Нет, во главе Пожирателей стоят отнюдь не фанатики. Фанатики – лишь пушечное мясо, которое и половины настоящих целей своих лидеров – весьма не многочисленных – не знает. Но я не считаю пушечное мясо и тех наемников, которым они платят в их число. Меня интересует лишь голова змеи.
    «В ней все проблемы».

+2

13

-Я согласен, что нужно искать тех, кто возглавляет Пожирателей. Проблема в том, что эти люди, знаете ли, не ходят по злачным местам лично и не предлагаю сомнительным личностям «а не хотите ли вы вступить в организацию Пожиратели Смерти, классное название, правда?», - ядовито тянет Эдвард и вновь прикладывается к стакану. Он продолжает играть в оскорбленного главу отдела с очень тяжелой работой. Впрочем, он уже видит тенденцию. Эшлинг явно считает, что Надзор халтурит, но ее начальник – нет. Это хорошо, когда такие идеи не могут дойти, скажем, до Крауча, у него и своих идей предостаточно на тему того, как они все плохо работают, не стоит подкидывать нового. А раз Робардс не думает так (ну и Руфус тоже не думает так) – то значит все отлично. Другой вопрос, что Эд с огромным удовольствием лишил бы Гавейна в принципе возможности думать. Слишком хитрый паршивец.
- Будь моя воля, я бы вообще к каждому более-менее подозрительному человеку приставил бы своего агента, только тогда нам пришлось бы расформировать пару отделов. Например, дипломатов – они тоже хитрые шельмы, так что бы лучше следили за те, кто что-то делает не так, - Эдвард пожал плечами. – Я, мисс О'Флаэрти, с удовольствием бы заставлял всех работников своего отдела показывать воспоминания о том, что они делают во внерабочее время, но боюсь, что меня тогда радостно сместят с поста за паранойю и нарушение прав человека. А по-хорошему, такое нужно делать массово на уровне страны. Если уж мы боремся с Пожирателями всерьез. Только вот все орут в голос на тему того, что у нас, оказывает, диктатура военная. Взять бы и потрясти тех, кто делает это громче всех на тему связей с Пожирателями… Но увы. Мои руки тоже связаны, как и ваши.

+3

14

Несогласие Эшлинг выражает, коротко дернув плечом и молча сделав глоток эля. Фанатики или нет, в любом случае с головой у них у всех что-то серьезно не в порядке, нормальный человек  даже ради самой высокой и прекрасной по его мнению цели не станет делать того, что делают эти клоуны в масках. И нет, проверять каждого - бессмысленная трата сил и времени, почти семьсот тысяч человек британского населения не прогонишь через легиллиментов, это не дельная идея, которую не позволяют реализовать законы, это просто фигура речи такая, из арсенала оправдывающихся высших министерских чинов: я сейчас специально раздую проблему, к ней, раздутой, приложу заведомо негодное решение, и вам останется только признать, что сделать действительно ничего нельзя. Крауч пусть на такое покупается.
- Журналистов что ли? - пренебрежительно фыркнула ирландка, - им палочку покажи, они вопить про произвол начнут, им только повод для ора нужен. Скитер с одинаковым восторгом грязью поливает хоть Министерство, хоть какую-нибудь оскандалившуюся светскую красотку, хоть лавочку, где ее плохо обслужили. Крейн корчит из себя серьезного аналитика и вскрывателя общественных язв заодно, на самом деле не слишком-то от нее отличается. Тоже мне - сторонники Пожирателей. Не их же вы подозреваете. И не всю Британию скопом. А кого? - у Надзора тоже кто-то должен быть на примете, как и у авроров. Они почти уверены, где эта самая голова, верхушка стратегов и вдохновителей, но пока в стране нет настоящей военной диктатуры, а не наспех слепленного писаками пугала, до нее так просто не добраться, не поймав кого-нибудь прямо за руку. Они даже хвост этой змеи не могут откусить по самую шею, так, прищипывают с кончика или хватают тот кусок, который Пожиратели отбрасывают, словно ящерица, и оставляют дергаться в зубах аврората. Исполнителей она наберут новых по кнатту за пучок, невелика потеря. А вот стоящие цели надо выковыривать из зачарованных родовых поместий, с высоких постов в Министерстве, из-под брони влияния и безупречной репутации "цвета и элиты общества". И бросить это в лицо главе отдела Надзора, отлично попадающему как раз в эту категорию, Эшлинг не решалась, заявление выйдет в духе "да, и вас я подозреваю тоже, среди первых", и отговорки, что есть конечно исключения, впечатление наоборот только усилят.

+2

15

Гавейн надеется, что только для него очевидно, что на лице Эшлинг с присущей ей тактичностью топора написано: «И вас я тоже подозреваю». Вряд ли: мистер Мальсибер при его работе должен был приучен читать в чужих лицах как в открытой книге, оставалось надеяться, что он относится к подобным подозрениям с присущим ему пониманием и милосердием.
    Робардс знал, что Мальсибер, Скримджер и Лестрейндж дружат семьями. До трагичных событий с этим злосчастным кандидатом в министры – он никак не мог запомнить его фамилию (Литл? Миртл?) – с ними был дружен еще и Долохов, но тут и на старуху бывает проруха. Тем более, что этот преступник никогда не казался при расследовании Гавейну злонамеренным. Скорее, у него просто с головой все было... не в порядке.
- Странно, что вы оправдываетесь, Эдвард, а не бросаете в наш отдел ответными обвинениями, - он улыбнулся, стараясь сгладить резкость О’Флажрти, так как считал действительно некрасивым вот так вод обвинять коллег, когда у самих рыльце... не блистает славой и честью, - орут про нарушение прав… - на сей раз он смотрит на Эшлинг, - ...не только журналисты. Но и советники Визенгамота. Мне кажется, что в конечном счете, одна из их целей посеять между нами подобные недоверия. Но признаемся честно, если Надзор косячит, то мы уж проштрафились на все сто. Разве нет? Простите, Эдвард, последнее время в том, сто касается «Я думаю, что вот эти Пожиратели смерти», я слышал столько теорий и обвинений, что с ужасом ожидаю наплыв писем от бдительных и подозрительных старушек: «Мистер Браун прошел мимо меня на скамейке и не поздоровался. Пожиратель, по глазам вижу», «Мисс Смит больно короткую мантию носить стала, небось пожирателей домой водит».
  Он корокто усмехнулся, показывая, что шутит. Но как известно: в каждой шутке…

+2

16

- Глупо искать крайних и виноватых, Гавейн. Все как следует облажались, - Мальсибер пожал плечами. Облажались все, кроме них – то есть кроме Пожирателей. И тут можно только порадоваться, потому как облажаться и пустить все под откос шансов у них было предостаточно – одна утечка информации на сторону и все, никакого Кровавого Рождества, никакого ужаса, который развязывал им руки. Ничего, иными словами – лишь поражение. Но они четко сработали – и это была не удача, а долгая выверенная работа, в которой официальное Министерство чувствовало себя беззубым слепым котенком.
Эдвард не мог не гордиться ими, всем тем, что им удалось сделать, что им удалось построить и настолько это эффективно было. Эффективнее аврората – хотя казалось бы, он был армией на службе общества. Но нет – армия Тома была куда лучше, умнее, хитрее и профессиональнее.
И Надзор Эдварда облажался совершенно искренне – они вряд ли могли бы что-то сделать, на самом деле. Только если бы он вдруг решил в пьяном угаре предать Риддла. Но… зачем плевать в колодец, из которого пьешь – совершенно невыгодно, «закон» ничего не мог ему предложить. Само общество было неверным и требовало перемен. И Эдвард ставил на Тома. Потому что… кто если не он. – А что до оправданий – так… Чистокровные, все дела. Мы первые в любом списке подозреваемых, а уж Слизеринцы – так вообще. Если бы я не дружил с вашим начальством, мы бы сейчас не пили с вами, господа… - Эдвард салютовал Эшлинг стаканом. – А все потому, что подозрения… Это дело такое. Вроде бы человек ничего плохого не сделал, только вот он, например, смотрит хитро – а ты уже подозреваешь. А у него просто косоглазие. Что же до права рождения… Подозревать всех чистокровных это, конечно, ужасно весело – огромный пласт подозреваемых разом. Всем следователям работы по горло. А у меня и вовсе веселье сплошное – половину мне подозревать неэтично, родственники, хоть и седьмая вода на киселе, да и вообще не придешь же в дом Блэкам и не спросишь «а вы часом не Пожиратель, Орион?». За такое и на дуэль вызов получить можно. А других подозревают все прочие. Вот Рик, в смысле, Рикард Лестрейндж – это уже и смех, и грех. Он ученый, а это весьма специфичный склад ума, какой там фанатизм. Да и в принципе, Лестрейнджи всегда себе на уме. А его всегда в чем-то да подозревали. Шутки шутками, но когда нашего друга убили, его Крауч и вовсе на допрос потащил. Так что… рано или поздно привыкаешь на любое подозрение говорить «нет, это не я и я такого даже не могу», - Мальсибер пожал плечами спокойно. – Это сейчас уже начинается, когда мирные жители начинают на авроров…. Как говорится, «наезжать». Мол, а где вы были, а почему не защитили. Мы обязаны стоять на страже порядка, верно. Но и у нас ресурсы конечны. Кто б это еще понимал.

+2

17

- Мы сделали свою работу хорошо, - четко разделяя слова произнесла Эшлинг. - Все, кто был в Косом и в Мунго, аврорат, хит-визарды и "охотники", иначе трупов там было бы гораздо больше, в разы. - В гробу она видела дипломатию, ради которой надо было хотя бы на словах отказаться от настоящих заслуг братьев по оружию и принизить их. Для того, чтобы начальнику отдела Надзора, действительно в этот раз облажавшегося, было не так обидно. Да даже ради того, чтобы "не сеять недоверие", пусть "серые" сперва покажут, что им и их сведениям можно доверять и на них опираться, пока что от них никакого толку, ни одной стоящей ниточки, глаза и уши Департамента спят и ни черта не видят.
- Так у вас нет даже наметок? Никаких версий, идей, предположений? - Ну кроме "точно не Лестрейндж, потому что он ученый, и точно не представители чистокровных семей, потому что во-первых их всех подозревать глупо, а во-вторых можно и на дуэль нарваться". Еще и допрос какой-то припомнил из тех времен, когда Крауч видимо еще служил в аврорате... надо было, значит вызвал. Это вообще не ответ, это очередной уход от ответа, причем неуклюжий, и его можно было бы понять в разговоре с кем-то посторонним, но внутри Департамента дела обсуждались свободнее, поделиться предположениями было вполне допустимо. Так почему нет? И кто здесь кому не доверяет в таком случае? Знает что-то и не желает рассказывать, или не знает ничего, и не хочет в этом расписываться? На допросе она бы в Мальсибера вцепилась, заметив, как он упорно уходит от определенной темы, но у них тут милый вечер в баре, а не допросная аврората, - это неуместно. Крауч пусть разбирается с тем, как работает, точнее - не работает, Надзор. Скримджер - с тем, как им обходиться практически без разведки, своими силами. Это не ее дело. - А что, их ресурсы не конечны?

+2

18

Гавейн лишь морщится едва уловимо, и отпивает виски из стакана. Если бы они делали свою работу хорошо: трупов не должно было бы быть вообще. Хотя… нет, это утопия. Но столь масштабная акция. У ней должны были готовится. Установить портал – если он был один -  в праздничные рождественские декорации: арки с еловыми ветками, гирляндами, шарами и ягодами припорошёнными снегом.  Их там было несколько сотен, все проплачены министерством, а кто из подрядчиков был не тем за кого себя выдавал? Ну попробуй найди.
   Если бы, да кабы… Сейчас кажется, что ответ лежал на поверхности. Полнолуние и праздники. И даже какой-то ядовитый подтекст: «Вам бы следовало гулять на Йоль, а не на этот магловский праздник, и все было бы в порядке». Быть может.
   - Они носят маски, Эдвард, ими может оказаться любой восторженный или озлобленный молодой человек. Чистокровный или маглорожденный: смотря какие цели на самом деле преследуют их лидеры. Их я бы искал высоко наверху. Не обязательно в высших постах министерства. Но среди тех, у кого есть деньги и влияние, - Гавейн пожал плечами, - и собственно именно в масках – наша проблема.
   Их ресурсы могут быть и конечны, но тут ресурсы Пожирателей и ДОМП настолько различны по смыслу применения, что любое сравнение Гавейн считал не корректным. Впрочем, видимо на то он и был замом главы аврората, а О’Флаэрти – старшим аврором.
- Мы не видим полной картины, - Робардс передернул плечами, - Либо ее от нас старательно прячут.

+1


Вы здесь » Marauders. Brand new world » Флешбеки » На теплоходе музыка играет...