картинка

Marauders. Brand new world

Объявление

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Marauders. Brand new world » Флешбеки » Тогда из них вырастают настоящие разбойники.


Тогда из них вырастают настоящие разбойники.

Сообщений 1 страница 7 из 7

1

Тогда из них вырастают настоящие разбойники.


Закрытый эпизод


http://s016.radikal.ru/i337/1706/21/bd0c43a09f1a.gif

Рикард, Рабастан, Рудольфус Лестрейнджи, Лорд, Антонин Долохов

конец апреля 1974

Лестрейндж-менор

"Папа, я вернулся, а это мой крестраж - теперь он будет жить с нами."

Очередность: Рикард, Рабастан, Лорд, Рудольфус, Антонин

+1

2

Рабастан предупреждал, что возвращается, но особенно о своем путешествии не распространялся. Во всяком случае – отцу. Рудольф же, если и получал от брата письма – а наверняка получал – тоже ничем любопытным с отцом не делился. Рикард не возражал: оба мальчика были уже достаточно взрослыми и достаточно умными, чтобы не было нужны контролировать каждый их шаг. Хотя, иногда Лестрейндж жалел, что у него нет дочери. Почему-то ему казалось, что девушки – беспроблемные дети. Главное уследить за их избранником, а все остальное – детали. А лучше выбрать избранника самому.
    Младший сын вернулся, когда весна уже вступила в свои права, и почки на деревьях были уже готовы выпустить листья в течении ближайших пары недель. Вернулся он – удачно – именно в эту субботу, двадцать седьмого апреля, Рикард уже пригласил на вечерний «чай» – или что там мог предпочесть Антонин – Милорда и крестного. Он бы пригласил и если бы знал, что Рабастан приедет. Юноше, наверняка, было чем поделиться. Антонин же был с ним связан ритуалом, а Том... он, конечно, проявлял больше внимания к старшему, но – Лестрейндж не обманывался – считал не только его, но и обоих его сыновей – своей собственностью.
   Имел право.
   Темнело уже не так споро, как зимой, но еще довольно рано, и Рикард приказал зажечь светильники в его любимой гостиной, и сам примостился в кресле у камина. Сам он предпочитал мешать чай с коньяком, сыновьям и гостям же предоставил самостоятельный выбор напитков – благо его бар был не дурен, а домовики осведомлены о вкусах.
   Сам он не мог заставить себя не рассматривать сына с нескрываемым интересом. В нем что-то изменилось. И это не удивительно. Уезжал мальчик, вернулся молодой мужчина, принявший какие-то решения и сделавший какие-то выводы. Рикард ему даже завидовал не много: обязанности старшего сына и наследника редко позволяли ему то, чего бы ему хотелось. С другой стороны, больше возможностей на что-то влиять, меньше зависимости от кого бы то ни было, кроме себя самого. Он прекрасно отдавал себе отчет, что мог бы и не позволить сыну такого длительного путешествия, мог бы еще и женить. Но ничего этого пока не сделал. Пусть пользуется преимуществами младшего, пока может. В конце концов, Рикард минимально вмешивался в его взросление, позволяя становится таким, каким должен. И если Рудольфа он создал и знал досконально, то Рабастан имел право удивлять.
Уверен, Рабастан, – он выдерживает короткую паузу, вдыхая запах чая – чуть горьковатый, – тебе есть чем похвастаться. Я в нетерпении: очень хочу знать, что же так надолго тебя увлекло. Я начинал опасаться, что ты из тех, кого манит путешествие – ради путешествия.
   Он мягко улыбнулся: что ж, это тоже выбор, не лучше и не хуже других.

+5

3

Вернуться домой - это то, чему Рабастан был действительно рад впервые за долгое время. Стоило ему только оказаться дома, как внутри разлилось тепло, словно бы отпугнувшее пустоту. Создавалось впечатление, что само присутствие в родном меноре вызывало чувства и эмоции, от которых Баст уже успел отвыкнуть.  Не сказать, что это его не радовало, но, определённо, выбивало из колеи. Возможность этим же вечером увидеть всех дорогих для него людей тоже вызывала теплоту и так несвойственную ему в последнее время радость. Эта встреча была удобна еще и тем, что не придется несколько раз рассказывать о своих достижениях.
После приветствий, когда все удобно устроились в гостиной и был подан чай, первым разговор начал отец, как и полагается хозяину дома. Закономерно, что он спросил именно то, что все хотели узнать и о чём младший Лестрейндж жаждал поведать.
Несомненно, мне о многом хочется рассказать, но для начала я, пожалуй, поясню, почему моё путешествие так сильно затянулось, — Баст сделал глоток душистого чая. — К моему сожалению, некромантия в Англии под запретом, поэтому не получилось бы как следует углубить свои знания в ней. К тому же, опытные мастера есть далеко не везде, а согласные обучить чему-либо, тем более. Так что путешествовать ради самих путешествий у меня не возникало даже мысли - всё время уходило либо на поиск наставников, либо на изучение чего-то полезного. Например, магии духов, с которой я смогу иметь дело и в Англии. Хотя мне не понять, почему некромантию запретили, а эту смежную с ней дисциплину нет. У Британского Министерства Магии хватает нелогичных законов, и уж точно не мне на них сетовать.

+2

4

Как быстро растут чужие дети, особенно когда ты их не видишь.
Или может быть дело в том, что последнее время слишком много дел, требующих внимания и совершенно нет времени уделять его крупицы чему-то иному. Но растут чужие дети... Да, быстро.
Казалось бы, ещё только недавно и Рудольф, и Рабастан были неразумными младенцами, а теперь... а теперь один уже женат, другой путешествует и постигает вершины магии. Есть чему поразиться.
Впрочем, Волдеморт далёк от сентиментальности, скорее его завораживает течение времени - времени, которое над ним практически не властно. Завораживающая скоротечность человеческой жизни, мимолётная, поспешная... Когда все, кто окружает его сейчас, будут мертвы, он будет все таким же. Смерть его не тронет.
Это все, впрочем, лирика.
Честно говоря, возвращение Рабастана из дальнего путешествия, это смертная скука и если бы не желание посмотреть, как мальчишка вырос за это время и насколько искусен стал в магии, мероприятие это и вовсе грозило стать просто невыносимо тягостным. Потому что, увы и ах, удивить Лорда последнее время нечем, а Баст... ну, ни для кого ни секрет, что Рудольфа Волдеморт приближает к себе больше, чем его младшего брата.
Потому, слушая слова младшего Лестрейнджа, Лорд невозмутимо, даже не прикасаясь пальцами к ложке, помешивает горячий шоколад в чашке.
- Что ты видел особенного в своём путешествии?
Он делает глоток и смотрит на Рабастана с легким интересом.

+1

5

Рудольф не силен в описании человеческих эмоций, но возвращению брата он рад – именно так называет это чувство отец. Они уже успели обменяться парой новых впечатлений, но основной рассказ, Баст оставил на вечер, чтобы лишний раз не повторяться, пересказывая по десять раз одну и ту же историю: брату, отцу, крестному. Сам Рудольф тоже много достиг, и отнюдь не на поприще врача в Мунго – пусть там упрекнуть его было не в чем. Он был почти одинаково старателен во всех своих ролях и лицах, разве что сыном и крестником был куда более искренен, чем врачем.
   Он видит, что брата путешественнике изменило, это просто как математика, и неизбежно. Рудольф знал, что отец возразил бы: нас меняет каждый час, каждое новое открытие. И в конечном счете, всегда возвращается кто-то другой. Но это все философия и лирика, пусть и имеющая под собой подоплеку. Рабастан изменился и сильно. И дело не просто в новых знаниях, взрослении или потрясениях.  Рудольфу, кажется, имел место выбор. Не из самых простых.
  И он просто ждет рассказа брата, не задавая лишних вопросов: Рудольф не из разговорчивых, и почти машинально раскидывает в уме несколько нумерологически прогнозом на будущий день.

+1

6

...А это я - Ракша-Сатана говорю тебе!  (с)
Антонин Юрьевич в этой семейной идиллии сидел в уголку и не отсвечивал, пил чай - с молоком и лимоном, - "a la russ" - рецепт мало кому известный, а значит вызывающий инстинктивное отвращение у всякого непричастного.   Долохов только звяканием ложечки участвовал пока что в разговоре. Точнее, наоборот, не-звяканием, подтверждая уделяемое грядущей истории внимание.
Сам он был пока что всем доволен - и не торопящимся женить своего младшего сына Рикардом, и не приблизившим к себе слишком близко младшего Лестрейнджа Лордом, и самим Рабастаном, покамест не разменявшим свою жизнь на... гадость какую-нибудь, каковых в местах его "путешествий" было изрядно, а некоторые, так и вовсе вполне способны были будоражить юные умы. За что нередко получали впоследствии от старших родичей тех самых умов кол. И не всегда даже в сердце - смотря по поведению и когда как. Но впоследствии, а это иногда бывало поздновато.
Для умов.
Зато слушает Рабастана Долохов очень внимательно, не отвлекаясь ни на задние мысли, ни на размышления о вечном и летящих годах, и на предвкушения о скуке, - он весть очень сконцентрирован на звучащих словах, потому что ему кажется что-то, а может быть и не кажется - может быть просто глупая стариковская мнительность и на самом деле нет необходимости в такой, практически боевой, концентрации.
Антонин Юрьевич помешивает чай,  а ложечка не гремит, и нет ни малейшего звука от него, одно только тяжеловесное внимание к тем дисциплинам, что запрещены британским Министерством Магии. Большой список, на самом деле.  Чего оно только не запретило в своё время.
Антонин неспешно располагает локти на подлокотниках, прямо-таки излучая спокойствие.
До момента разрывания чужой пасти от этого состояния меньше вдоха, но выглядит хотя бы не так угрожающе. Рудольф ждёт и думает, Лорд проверяет, что всё в своё время сделал правильно, Рикард любуется и ожидает сюрпризов - расклад не самый безвыигрышный, шансы есть...

+2

7

Рикард наблюдает за младшим сыном и задумчиво улыбается его репликах о законах магической Британии: он тоже находит их далеко не всегда разумными. Как и систему образования, хотя в последнем он вряд ли когда-нибудь признается тому же Антонину, с его милыми шутками: «Ну что ты пристал к человеку, он ведь Хогвартс заканчивал», за которые в юности хотелось одеть на голову вазу, а лучше ночной горшок профессора Слагхорна.  Существует ли он на самом деле никто не знал, но легенды ходили разные. А сейчас, когда у Рикарда уже были взрослые дети, и порывы юности остались в прошлом, снова вызвать Тони на шахматную дуэль и шутить на тему Дурмстранга.
     Хотя то, что больше всего раздражало Лестрейнджа во время школьных лет Рудольфуса пришло в школу, благодаря Тому, за что Рикарду порой очень хотелось его «поблагодарить». Но он прекрасно знал, что тот проклял должность отнюдь не шутки ради, а будучи глубоко уязвленным.  «Но упорство профессора Дамблдора все равно не повод портить жизнь поколениям студентов».
- То есть в основном ты изучал некромантию, - поинтересовался Рикард, приподнимая брови, - Я примерно представляю географию твоего путешествия по письмам и открыткам, но чем можешь похваться? – он чуть приподнял брови, перебирая в уме то не многое, что прислал сын. Жаль, что он не успел увидеть сухаревскую башню: варварство, что это русские – не в обиду Тони – снесли такое место…

+1


Вы здесь » Marauders. Brand new world » Флешбеки » Тогда из них вырастают настоящие разбойники.