картинка

Marauders. Brand new world

Объявление

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Marauders. Brand new world » Законченные флешбеки » Уроки Patronus Charm


Уроки Patronus Charm

Сообщений 1 страница 21 из 21

1

УРОКИ PATRONUS CHARM


Закрытый эпизод


--

Участники: Лили Эванс, Джеймс Поттер

Дата и время: январь 1978, после Рождественских каникул

Место: Хогвартс, Выручай-комната

Сюжет: О том, что пора заняться самообразованием.

+1

2

«Кровавое рождество» не оставило равнодушных ни в одном уголке магической Англии и, кажется, даже за ее пределами. Слишком много жертв было в Косом переулке, а после и в Мунго. Слишком много семей оказались так или иначе вовлечены в эту жуткую трагедию, которой прежде не было аналогов, слишком многие потеряли родственников, любимых, родители или детей, братьев, сестёр, кузенов и прочих родственников. Слишком много боли причинил те, кто когда-то просто был школьными хулиганами, и их приспешники.
У Лили в голове не укладывалось, как такое вообще могло произойти. Впрочем, как и почему начинаются маггловские войны, она тоже понимала очень смутно. Вернее, прекрасно понимала эгоистичность их происхождения... но не представляла, как кто-то может взять на себя такую ответственность за сотни или даже тысячи жизней. Как кто-то может считать, что он вправе распоряжаться людьми как фигурами на шахматной доске.
На школьников эта трагедия повлияла не меньше, чем на остальных... пусть среди непосредственных жертв детей было не так много, но многие или потеряли родителей, или их семья пострадала. Кто-то из студентов не хотел возвращаться в Хогвартс после каникул, потому что боялся, что дома случится что-то непоправимое и уже не к кому будет возвращаться летом. Кто-то наоборот спешил под вековую защиту замка, полагая, что это самое безопасное место в Англии. Лили скорее относилась ко вторым и надеялась, что родителям ничего не должно угрожать – они ведь не волшебники и живут в простой деревеньке и никак не связаны с магическим сообществом.
А еще она очень хотела вернуться в школу, чтобы они с Джеймсом могли начать занятия. О том, что им необходимо учиться чему-то более серьезному, чем дают в рамках школьной программы оба поняли не сговариваясь,  и в первых же письмах после нападения на Мунго пришли к обоюдному согласию – им нужно научиться защищать себя. И где как не в школе, ведь только там есть библиотека с огромными знаниями и выручай-комната, которая станет идеальным тренировочным залом.
Поэтому староста торопилась в школу и приступить к внеклассным занятиям, которые было решено начать с работой над заклинанием Патронуса. Узнать его не составило не такую уж и сложность для Поттера и Эванс даже не стала спрашивать как и откуда ему это удалось. За последний год она в принципе стала куда более толерантна к некоторым нарушениям школьных правил... тем более, когда речь шла о безопасности и жизни.
Это было третье их занятие в Выручай-комнате. Лили уже писала список на стоящей в углу настоящего тренировочного зала доске, в который входили новые заклинания, которые могли бы им пригодиться и стоило изучить. Там были как охранные заклинания, так и маскировочное чары... и даже боевые заклинания. Но пока они отрабатывали заклинание Патронуса, с которым все продвигалось прекрасно, не считая того что телесным он пока не получался. А толку от светлой сияющей дымки было не так уж много, как хотелось бы. Особенно против реальных дементоров, с которыми – как искренне надеялась староста – им не придется встретиться... но все же.
В этот вечер они с Джеймсом были заняты разными делами – он тренировкой, она – сидением в библиотеке над эссе для расширенного курса трансфигурации. Время пролетело незаметно и она чуть не опоздала к назначенному часу... и выручай-комната еще была пуста. Эванс усмехнулась, откладывая сумку на кресло, стоящее у одном из углов комнаты. Уютный уголок с камином, парой кресел и чайным столиком комнатой был предусмотрен для отдыха после тренировок и Эванс заняла одно из кресел, доставая в ожидании парня книгу.

Отредактировано Lily Evans (2017-06-15 16:19:22)

+2

3

Эти их совместные самостоятельные занятия, только они с Лили вдвоём в Выручай-комнате, вызывали у Джеймса неоднозначные чувства. С одной стороны всё походило на свидания, и несмотря на то, что стало поводом для них, атмосфера была очень даже располагающая. Но с другой стороны, возвращаясь мыслью к тому, что произошло, он чувствовал всё более неприятия тому сравнению, что это похоже на ту самую совместную стажировку в Аврорате, которую они обсуждали когда-то. Пусть Лили уже совсем отказалась от идеи стать мракоборцем и нацелилась на совсем другое, потому что и та единственная шутливая договорённость, которая связывала её, отпала за ненадобностью - теперь уже понятно было, что они будут вместе и когда окончат школу, и работать вместе для этого не обязательно. Однако было кое-что для Джеймса, что теперь тяготило его в свете всего происходящего. Они с Сириусом договорились пойти на стажировку вместе, и вот когда ситуация в стране изменилась, был издан декрет и огласку получила новая инструкция для мракоборцев, предписывающая разрешение применения Непростительных, Джеймс понял, что он совсем не хочет входить в эту систему. Он никогда ни от чего не отказывался, но бывало, что менял мнение и решения, но вот как сказать об этом лучшему другу, который и так косо смотрит на тебя, и в его взгляде нет нет да и промелькнёт что-то похожее на "предатель". В общем, Джеймс был слегка подавлен, но в то время, что он проводил вместе с Лили, их совместные занятия, были для него настоящей радостью и поводом для гордости и даже - для проявления скромности, ведь он никому не хвастал их успехами. Даже друзьям. И это тоже добавляло неоднозначности в этот сумасшедший их последний год в Хогвартсе, когда они с Лили начали встречаться, да ко всему ещё вдобавок его, Джеймса Поттера, директор в шутку, не иначе, назначил старостой школы, опять же в пару к Эванс. Всё это не прибавляло ему очков в глазах лучшего друга, скорее наоборот.
В полном раздрае ото всего этого Джеймс спешил этим вечером в Выручай-Комнату, где его уже наверняка ждала Лили. Обычно на свидания опаздывают девушки, так говорят. Его девушка была всегда очень пунктуальна, а вот Джеймсу казалось, что он впервые в жизни закапывается в завале, пытаясь справиться со всем. Научиться превращаться в оленя было проще.
- Привет. Прости, я... - он пожал плечами и извиняющиеся улыбнулся. Ну, что тут ещё добавишь, кроме очевидного "опоздал"? Только совсем неудачную попытку пошутить - "Похоже, кое-кто начинает подозревать, что мы уединяемся вместе"...
- Ну, что? Начнём с того, на чём остановились в прошлый раз? - уже совсем бодро спросил Джеймс, подойдя ближе. Он не брал с собой сумку на эти занятия, поскольку Комната могла предоставить что угодно, в том числе любую книгу, так что с собой нужна была только волшебная палочка.

+2

4

Опоздание для Поттера было характерной чертой, как и вечная, практически не сходящая с лица улыбка. Но за последний год Лили достаточно хорошо изучила эту самую улыбку и знала все ее подвиды, которые легко могла различить. Улыбка Джеймса могла быть повседневной – той, что он каждый день встречал однокурсников, а могла мечтательно-расслабленной – как, например, когда они гуляли один раз у озера, взявшись за руки или шли на двойное свидание с Петунией и ее женихом. Все обернулось совсем не так как они хотели, но ведь это мог бы быть прекрасный вечер и начало чего-то нового, возвращение прежней дружбы сестер... Эванс все еще наивно верила в это. А еще улыбка Поттера могла показывать смущение или неловкость – так было на их первых свиданиях и неловких поцелуях. И очень редко, но его улыбка была напускной... той самой, которой люди улыбаются, когда не хотят показать свои истинные чувства или сомнения.
И именно так Джеймс улыбался сейчас.
Лили отложила книгу на столик, подходя к нему и мягко и коротко целуя, прежде чем заглянуть в глаза парня.
- Привет. – улыбка же самой Эванс на этот раз была ободряющей и как всегда нежной. Как и ее взгляд, который встретился с карими глазами, прежде чем она чуть сжала одну ладонь.
Она не была уверена, стоит ли задавать вопрос именно сейчас. Тем более, что парень был решительно настроен тренироваться, и кажется готов был отринуть тревожные мысли. Что бы не беспокоило его.
- Я нашла кое-что из щитовых чар, что может быть интересно...
Эванс все-таки не стала расспрашивать его, давай Поттеру самому решить сказать ей, если что-то его действительно тревожит. Они доверяли друг другу, по крайней мере Лили чувствовала где-то в глубине, что у нее нет ни единого сомнения в Джеймсе. И надеялась, что и у него нет в ней.
- Но лучше все-таки добиться результата с патронусами, прежде чем браться за другое, верно?.. Начнешь?

+2

5

Собственно, Патронус - это было то, почему они приняли решение начать эти самостоятельные занятия. Вызов Защитника - это тебе не какое-нибудь "Протего максимум", однако теперь его отсутствие в школьной программе обучения хотя бы на старших курсах при подготовке к итоговой аттестации никак нельзя было объяснить "неактуальностью", "ведь дементоры находятся под контролем Министерства, а значит, не могут быть опасны". Да, как же, сейчас. Видели мы, как они подконтрольны и "не нападают на волшебников".
Правда, при всём при этом, Джеймс, который не привык биться над каким-нибудь заклинанием больше одного раза, а после двух - довольствоваться всего лишь несовершенной формой, начал подозревать, что вызвать телесного Патронуса без угрозы нападения настоящего дементора невозможно. Ему как-то даже в голову не пришло, что счастливое воспоминание, которое он использует, может быть недостаточно сильным. Тем не менее он твёрдо ответил:
- Да, давай попробуем ещё раз с Патронусом!
Наверное, в любой другой ситуации, например, на уроке или даже тренируясь с друзьями, он чувствовал себя неуютно, мягко говоря, если бы у него что-то не получалось, но с Лили этого не было. Конечно, может быть, это отчасти потому, что и она его не опережает в освоении этих чар. Если она сможет вызывать телесного Патронуса раньше... нет, конечно, он только порадуется за неё.
- Экспекто Патронум! - Джеймс выкрикнул заклинание с мыслью об их первом поцелуе.
...
Ну, что можно сказать об его успехах? Это был очень большой и яркий щит. Который исчез, как только Джеймс опустил палочку и немного сконфуженно улыбнулся Лили.
- Люблю стабильность! - не без иронии проговорил парень. - Твоя очередь.

+2

6

В освоении заклинаний сложно было сказать, что является определяющим фактором успеха. Зависело ли это от идеального произношения вербальной формулы? Нет, невербальная магия хорошо демонстрировала это. Конечно, наверняка все зависело от индивидуального таланта волшебника к определенным областям магии или конкретным видам заклинания – кому-то прекрасно удавались трансфигурационные чары, но совершенно не получались остальные или наоборот.
Но гораздо сложнее было понять, что не так, когда речь заходила о такой сложной магии как заклинание Патронуса. Вызвать щит, который закрыл бы тебя от угрозы было всего лишь половиной победы. Чтобы быть уверенной в успехе и достигнуть результата нужно было вызвать телесного. И помимо того, что Лили хотела добиться успеха и сделать это, ее так же мучило любопытство – какую же форму примет ее Патронус. Она читала, что патронус чаще всего – хотя исследований проведено не было и это не доказано – чаще всего совпадает с анимагической формой мага. И поскольку изучать анимагию вслед за Джеймсом не планировала, ей было бы достаточно Патронуса. Не говоря уже о том, почему изначально они начали изучения заклинания.
- Стабильность – признак мастерства. – улыбнулась Эванс, выступая чуть вперед, чтобы стоящая рядом фигура Джеймса и его наблюдающий взгляд не отвлекали.
«Самое счастливое воспоминание, достаточно сильное, чтобы сопротивляться всему страху и отчаянью, которые могут наброситься на вас.» это, пожалуй, было самое сложное. Эванс пробовала момент встречи с родителями, когда возвращалась из Хогвартса, пробовала детские воспоминания Северусом – их прогулки по вдоль озера – но они были омрачены тем, что теперь так и остались лишь воспоминаниями, покрытыми пылью и очерненные настоящим. Она пробовала первую контрольную в Хогвартсе, за которую получила отлично, получение значка старосты, и даже – хотя она и постеснялась сказать об этом Джеймсу – их первый поцелуй. И только сейчас ее вдруг осенило, что нужно было совсем другое... Ни счастливых моментов с Северусом в школе, ни первых оценок, ни значка старосты, ни поцелуев с Джеймсом, ничего прекрасного в ее жизни не было бы если бы она не получила в один прекрасны день письмо из «Хогвартса». Пусть даже она тогда уже знала, что она волшебница и ждала его... но все равно боялась не получить, боялась, что ее не примут, боялась реакции родителей. Но это был самый счастливый день. И мысли о нем снова вызывали улыбку на губах и тепло в груди, а еще вселяли веру. Решительную, непоколебимую веру, что в этот раз у нее обязательно получится.
- Expecto Patronum! – сияющий луч выстрелил из волшебной палочки, на мгновение вызывая у Лили почти панику «неужели и этого не достаточно?», но не прошло и секунды как он начал обретать форму и из луча выскочила изящная тонконогая фигура, отстукивая по каменным плитам сияющими копытцами и дрогнув маленькими ушками.
- У меня получилось... – прошептала в изумлении Лили, удерживая палочку и почти боясь, что сейчас фигура лани исчезнет. – Джеймс!.. Получилось!..

+2

7

О, да, он - мастер! Подумал Джеймс про себя, всё с той же иронией. Никогда ещё ему так долго не приходилось тренировать терпение. Ну, почти никогда. И в книжках бесполезно искать совет - все уже прочитаны, и движение палочкой отработано. Он, как и Лили, стремился к наивысшему результату - научиться вызывать телесного патронуса. В изучении этого заклинания и его тренировке раз за разом нужно было обращаться не к полученным знаниям, не к мастерству владения волшебной палочкой, но к самому светлому, что есть в душе, в сердце, это особенное воспоминание. Как же так получалось, что в общем-то у такого хорошего парня, как Джеймс Поттер, который с лёгкостью может сказать, что абсолютно счастлив по жизни, а все те редкие неприятности, что всё же случались, изгладились буквально под натиском просто хороших и самых хороших моментов, нет самого главного? Да, он сможет защититься, но не прогнать. Как Лили сказала, стабильность - это мастерство. Но какой же в простом мастерстве героизм? Даже в истории Илии, патронусом которого была всего маленькая мышь, нашлось место подвигу, увековеченному в легендах. Легенды легендами, конечно, и, конечно же, первоочередной стояла задача научиться защищать себя, но в глубине души, про себя, несмотря на то что, похоже, выполнение обязанностей старосты школы накладывало всё более заметный отпечаток серьёзности и ответственности, Джеймс продолжал мечтать о приключениях и славе.
Но все эти размышления было очень легко в один момент отодвинуть в сторону, когда у Лили получилось. Действительно получилось! Не просто щит, а самый настоящий телесный патронус! Который неожиданно вдруг принял форму лани. Улыбнувшись сначала яркому свету, который осветил и отразился и на лице девушки и вызвал улыбку, сначала робкую и неуверенную, но почти сразу радостную и гордую, Джеймс заметил, что защитник Лили похож на маленького оленя, только без рогов. Ну, точно, это лань!
- Здорово! Лили, она прекрасна!
Он протянул руку к подошедшей к нему лани, собираясь её погладить, совершенно забыв, что это всего лишь магическая энергия. И - о, чудо! -
патронус не исчез, он даже как будто стал ярче. Вопреки ожиданию чары не рассеивались "за ненадобностью" в отсутствии реальной угрозы - дементоров.
- Смотри-ка! Я ей нравлюсь, - заметил Джеймс и рассмеялся.
Лань подняла голову. Можно было подумать, что она смотрит на него и даже может что-то сказать.

+2

8

Это было почти неловко. Лили слишком хорошо видела, как Джеймс хотел вызвать Патронуса, сколько усилий он прикладывал к обучению этому заклинанию. Она вообще успела заметить за Поттером ранее не виданную старательность в постижении магических дисциплин - в особенности тех, которые должны были понадобиться для поступления в аврорат. За этот год на ее глазах когда-то легкомысленный парень стал рассудительным и вдумчивым юношей, проявляющим невиданную заботу и внимательность не только к ней или друзьям. Статус старосты, который стал для Джеймса сюрпризом, он воспринял на удивление серьезно и справлялся со своими обязанностями на отлично.
Но при этом не растерял своего невероятного заряда позитивного настроения и умения в любой ситуации вызвать у Лили улыбку. Это было самое ценное в их отношениях. Причем, речь не шла о шутках или приколах. Одно тихое «Лил», которое он мог шепнуть ей на ушко, вызывало нежность и невероятное тепло в сердце. А жест, которым он иногда убирал ее пряди за уши, был таким уютным и родным, словно он всегда прикасался к ней так лично. Один ободряющий взгляд из-за стек очков мог вызвать у Эванс совершенно непреодолимое желание смеяться. Было что-то в нем такое… наполняющее сердце Лили радостью и счастьем. Совершенно необъятным. без которого она уже не представляла каждого своего дня.
И восторг, с которым Джеймс встретил ее патронуса смел сомнения и заставил Эванс вновь улыбнуться. Его ничуть не опечалило то, что заклинание удалось ей первой, наоборот парень с таким интересом смотрел на лань, что девушка невольно рассмеялась, на мгновение прикусив губу, когда он попытался ее погладить. Легкий взмах палочки и патронус мягко растворился в воздухе, переставая тянуть силы из создательницы, а Эванс неожиданно внимательно помотрела на Поттера.
На улыбающееся лицо и смеющийся взгляд, на растрепанные волосы и эти его смешные круглые очки.
- Конечно, нравишься. - улыбнулась она в ответ, неожиданно так легко и просто произнося, - Потому что я люблю тебя.
Теперь это было очевидно. И лань, нежная и стройная лань, которая была идеальным дополнением для оленя, была тому лишь еще одним подтверждением. И откровение пришло к ней само, стало очевидным и ясным словно знание о том, что вслед за днем приходит ночь. Она любит его… и, кажется, это уже слишком сильно и крепко связывает их.

+1

9

Джеймс как будто весь замер и непроизвольно задержал дыхание, всего на мгновение, подняв взгляд на Лили. Он не то чтобы был удивлён, потому что знал, что нравится ей, и это стало понятно и очевидно уже давно. И между ними не было той первой робкой неуверенности и смущения, хотя за такую деликатную сдержанность, которую он проявлял в их отношениях, кое-кто точно поднял бы его на смех. Просто Джеймс именно что был уверен и никуда не торопился, позволяя Лили узнать его лучше, чтобы окончательно позабыть тот досадный повод, что стал основанием для предубеждений против него. Поначалу он сам не до конца понимал этого, но решение попробовать стать для девушки прежде другом, а потом уже звать её гулять (и совсем не в той дерзкой и даже небрежной манере, как тогда) и целоваться с ней, обретало всё больший смысл с течением времени. Это не было похоже как у обычных школьных парочек. Как-то Лили рассказала ему, что немалую долю сомнений на его счёт у неё вызывал тот факт, что с ним, с Джеймсом Поттером, мечтает гулять чуть ли не половина старшекурсниц. Можно сказать, что почти глаза открыла. Он тогда смотрел с удивлением, но, конечно, удивлялся совсем не тому. Да, нельзя было не заметить повышенный интерес некоторых. Но это было так непохоже на то, чем он дорожил так же сильно, как дружбой с мародёрами. Раньше он думал, что дружить можно только с парнями, а девчонки - они для другого. И вот Лили - такая яркая, такая интересная, и не только тем, что совершенно невозможно красивая, не только весёлой, жизнерадостной, тёплой и нежной улыбкой, и даже не только ласковыми своими прикосновениями, но узнающая его всё лучше с каждым днём и всё больше приоткрывающая завесу первого впечатления о "правильной девочке" и сложившегося за годы мнения, оказавшимся... нет, не обманчивым и не ошибочным, но неполным, и дополнить его позволила именно их дружба, которая переросла в очень близкую дружбу, когда Джеймс окончательно и бесповоротно влюбился. И до сих пор это чувство переполняло его, так что хватало с головой, и совершенно естественным образом не возникало и мысли о вопросе об ответном признании. Он доверял своему сердцу и доверял его Лили, оставаясь при этом самим собой и не теряя головы. Поэтому сейчас он смотрел на девушку совершенно спокойно и серьёзно, всего на мгновение затаив дыхание, когда сердце пропустило удар. Джеймс не сомневался в ней, но в этот момент всё его тело, всё его существо выдало, как сильно на самом деле он этого ждал. Во взгляде неуловимо что-то изменилось, сделав его более нежным, более... проникновенным. Кажется, он почувствовал завершённость, в некотором смысле.
- И я люблю тебя, Лили, - тихо ответил Джеймс, взяв ладони девушки в свои и подойдя к ней близко-близко.
С тех пор, как он признался ей, он больше не говорил этих слов, но всегда, всё время, каждый день смотрел, говорил и поступал так, что это было понятно без слов.
- Ты знаешь, - он наклонился, чтобы поцеловать её.

+1

10

Кажется, ее слова застали Джеймса врасплох.
Лили ведь ни разу не говорила ему ничего такого и за этот почти год ни разу не ответила на признание, услышанное весенней ночью в пустынном коридоре школы после их первого поцелуя. А ведь были и другие… другие поцелуи и прикосновения, другие их свидания, прогулки, шутки и просто уютные вечера вместе. Особенно ей нравилось сидеть с ним вечером вместе у камина на диване за учебниками и чувствовать рядом теплое плечо, а иногда – его руку на ее плече.
И сейчас она видела почти удивление в его взгляде и такую искреннюю радость. Карие глаза были словно наполнены солнечным светом и теплом. Тем самым, что согревающим все в груди, распирающим ее словно от переизбытка воздуха, когда кажется, что сердце вот-вот вырвется на свободу – так торопится оно, так трепещет.
- Знаю, - эхом прошептала Эванс, прежде чем ее губ коснулся нежный поцелуй.
Эти губы всегда были такими осторожными и ласковыми, такими нежными и совсем не требовательными. Однокурсницы подначивали Лили о том, требует ли от нее Джеймс чего-то большего, чем поцелуи, и как долго она готова отказывать ему и заставлять «помучиться». Но староста лишь краснела и отмахивалась, потому что на «Поттер не такой» они реагировали дружным смехом и хитрыми «ну-ну», очевидно втайне мечтая застать девушку в рубашке наизнанку. Конечно, она знала, что отношения некоторых парочек не ограничиваются свиданиями, объятиями и поцелуями. Но всегда считала, что это только для тех, кто смело может сказать такие громкие и редкие слова. Хотя, иногда для них не нужно было слов…
Вот как сейчас.
Когда Лили ответила на поцелуй парня куда решительнее, чем раньше. Словно чувствуя сейчас потребность в этом поцелуе – такую же непреодолимую как необходимость воздуха для дыхания. Словно только так могла убедиться в том, что это чувство такое же сильное, что за этот год оно никуда не исчезло и лишь окрепло, словно молодой птенец, уже уверенно ложащийся на крыло. Неожиданно ей очень хотелось почувствовать Джеймса как можно ближе, убеждаясь, что это действительно происходит с ними… с ней. И Эванс тесно прижалась к нему, крепко обнимая лицо ладонями, на мгновение отрываясь от поцелуя, чтобы снять с него очки и снова прижаться к горчим губам. На этот раз… иначе. Целуя не просто симпатичного парня, с которым ей приятно быть вместе, нет… целуя любимого. При мысли о котором в груди все словно сжимается, а за спиной расправляются крылья. И лишь когда в легких совсем не стало воздуха, она оторвалась вновь, уткнувшись лбов в шею парня и неожиданно для самой себя тихо рассмеялась.
- Я люблю тебя, Джеймс Поттер… удивительно, правда?

Отредактировано Lily Evans (2017-06-25 23:04:27)

+1

11

В один момент из головы напрочь вылетели какие бы то ни было мысли о занятиях, тренировках, патронусах, и даже образ лани на прощанье кокетливо махнула своим маленьким хвостиком и скрылась следом, ухнув в бездонную воронку, образовавшуюся внутри где-то на уровне живота, когда Лили в ответ стала целовать его куда более проникновеннее, во всех смыслах. И тут уже Джеймс не растерялся и не стал скромничать, действуя, конечно, не столько сознательно, сколько инстинктивно, обнимая и крепче прижимая девушку к себе. Не с силой, но в этот раз демонстрируя отнюдь не трепетное чувство, а ту страстную его сторону, которую до поры до времени он сдерживал в себе, чтобы не напугать ненароком и не оттолкнуть. Сейчас же радость от взаимного признания и такая близость Лили, то, что она сама так его целовала, смели остатки не то чтобы совсем непоколебимого самообладания семнадцатилетнего парня. Он приноровился дышать и всё равно чувствовал себя так, что дыхания не хватает, но сам поцелуй не разрывал, не желая терять ни капли этого удовольствия. Только когда Лили опустила голову и спрятала лицо, Джеймс смог вздохнуть полной грудью, и от этого всепоглощающего чувства счастья даже воздух Выручай-Комнаты стал свежее, слаще, как воздух на берегу озера...
Он улыбался, прикрыв глаза, а она тихонько смеялась и говорила, как это удивительно. Не зная, что на это сказать, Джеймс сначала молчал, в голове царила блаженная пустота, а за спиной как будто расправлялись крылья, и так и хотелось сказать какую-нибудь глупость, и одновременно что-то значимое.
- Это самое удивительное на свете, - произнёс он вслух в итоге, просто согласившись. Правда хрипотца в голосе выдавала его некоторую... задумчивость. Отвернувшись в сторону, Джеймс постарался украдкой прочистить горло.
- Кхм, да. Теперь я могу уверенно назвать свой самый счастливый день, - сказал он с улыбкой и уже гораздо более ровно, отклонившись, чтобы взглянуть на Лили, но всё ещё удерживая её в своих объятьях.
Сейчас в нём боролись две равные силы - желание и здравый смысл, который настойчиво увещевал, что надо бы отпустить девушку, пока он, распалившись, не дообнимался с нею наедине... и Джеймс всё-таки уступил голосу разума, отпустив и отступив на шаг, на мгновение опустив и тут же подняв на неё лукавый взгляд и всё так же улыбаясь. Да, сейчас он ощущал в себе абсолютную уверенность в том, что способен вызвать телесного патронуса.

+1

12

Было что-то забавное и особенно трогательное в том, как Лили каждый раз приходилось снимать очки Джеймса, когда они целовались. Это было с одной стороны так неловко… словно она предупреждала его «смотри, сейчас я буду целовать тебя» и от этого убивала всю романтику и трогательность, внезапность этого прекрасного момента. Но с другой стороны… ей нравилась, странная мысль, что только она кроме самого Джеймса делает этот жест, такой особенный и личный. И он говорит куда больше чем даже самый захватывающий поцелуй.
- Неужели? – удивилась Эванс почти искренне, протягивая очки Джеймсу, когда тот отступил от нее на шаг. – Я думала у тебя полно прекрасных счастливых воспоминаний, - девушка пожала плечами, пытаясь скрыть смущение.
Неужели ее признание могло быть так важно для него?.. неужели в жизни Джеймса Поттера, который смог стать анимагом, который показывал невероятные успехи в магических науках, был капитаном сборной и выигрывал матчи, стал даже старостой школы…. И в его жизни до сих пор не было такого счастливого момента как этот?
Эванс верилось в это с трудом, ей казалось, что причина неудач Джеймса в заклинании патронуса связана с недостаточной концентрацией или какой-то другой деталью, но только не с тем, что у него не достаточно сильное счастливое воспоминание.
Потому что если так… то насколько же сильны его чувства к ней на самом деле? Это было почти страшное открытие. Пугающее своей потенциальной мощью.
- Но если так… - она на мгновение отвела взгляд, вновь глядя в карие глаза, - Я буду рада если у тебя получится благодаря мне.

+1

13

- Скажем так, что именно этого очень сильно не хватало для полного счастья, - ответил Джеймс, наполовину в шутку, наполовину всерьёз, заметив и, как ему показалось, поняв некоторое смущение Лили, чтобы сгладить его. Надев очки, он подмигнул девушке, как бы говоря ей, что смущаться тут совершенно не из-за нечего. Однажды поборов неловкость, сам Джеймс перестал стесняться выражать свои чувства. Для него это было естественно - говорить, что думаешь, и делать, что хочешь. разве что, конечно, он не хотел бы то, что не понравилось бы Лили. Но похоже, что с этим всё в порядке.
- Ладно, - парень напустил на себя самый серьёзный и сосредоточенный вид, но широкая улыбка и лукавый взгляд выдавал его с головой.
Он встал посередине комнаты, сцепил руки в замок, зажав волшебную палочку между пальцев, потянулся, делая вид, что хочет как следует размяться, а сам искоса смотрел на Лили. Она смотрела и улыбалась в ответ, а в голове звучал её голос: "Я люблю тебя, Джеймс Поттер".
- Экспекто патронум!
Нет, он не думал, что ему всего лишь не хватало уверенности, хотя сейчас Джеймс как раз знал наверняка - всё получится. Просто это знание наступило в свой черёд. Действительно, на этот раз из волшебной палочки вырвался не простой щит, а сверкающий серебром огромный зверь, настолько яркий, что приходилось прищуриться, чтобы рассмотреть его. Конечно, это был олень, и он не стал стоять на месте, а, прянув, обежал комнату, совершив "круг почёта", и вернулся к Джеймсу и Лили. Он был такой высокий, что к нему не нужно было наклоняться, он сам склонил голову, увенчанную большими ветвистыми рогами, и растаял, стоило протянуть к нему руку.
Джеймс наблюдал за патронусом с шальной улыбкой.
- Два патронуса - пара? - произнёс он вслух полувопросительно и повернулся к Лили. - Что если их познакомить? Интересно, у патронусов бывают дети?... - не выдержав вида серьёзного научного интереса, парень фыркнул и рассмеялся. И тут же подня руки в примирительном жесте, поспешива добавить:
- Ладно, шучу!

+1

14

Было все-таки нечто очаровательное в том, как Джеймс дурачился. Если бы не эти его шуточки и порой чересчур легкомысленные взгляды или слова, наверное, Лили куда сложнее пришлось бы в это непростое время. И дело даже не в военном положении, угрозе пожирателей. Но и в банальном выпускном году школы – экзаменах, огромной нагрузке и множестве непростых решений, которые предстояло принять. Например, кем они будут после школы. И если о том, что между ними теперь уже не было никаких вопросов, то карьера прочие «взрослые планы» еще предстояло решить. И когда голова кипела от мыслей, задач и сложностей, Джеймс всегда мог снять напряжение, разряжая обстановку шуткой. В такие моменты в ним все сложности становились простыми. И за это в том числе она полюбила его.
На этот раз легкомысленность Поттера была удивительно конструктивной. Скорее... это была лёгкость и уверенность, сброшенные прочь оковы сомнения и тяжести, с которой он пришел в этот раз на тренировку. Лили видела по взгляду парня, что в этот раз сложное волшебство удастся ему и не ошиблась.
- Он прекрасен. - улыбнулась девушка, наблюдая за молодым оленем, сияющей фигурой появившемся посреди комнаты.
И почти чувствуя такую странную, но приятную неловкость... их патронусы действительно были парой. И если магия так тонко чувствовала то, что между ними, это было почти удивительно для девушки, рожденной не в магическом мире. Для волшебства, которое они творили, чувства двух молодых людей имели такое значение?.. то есть, для них самих. Для Лили и Джеймса их влюбленность была куда больше, чем простое школьное увлечение. И теперь это было так ясно видно, что почти пугало. Странно было понимать... насколько сильно она уже любит этого парня. 
- Джеймс, не глупи! – вспыхнула девушка, вырываясь из своих размышлений, шутливо ткнув его кулаком под дых, чтобы скрыть смущение, вызванное словами парня.
Но вместо того, чтобы отстраниться, она неожиданно обняла его, заглядывая я в карие глаза.
- Значит, мы вместе. Окончательно и бесповоротно, да Поттер? Вместе в школе, вместе на Гриффиндоре, вместе старосты... вместе в авроры?

+1

15

Джеймс в свою очередь обнял девушку за талию, придерживая и слегка прижимая к себе, улыбаясь от уха до уха, потому что мысль о патронусах-детях оказалась уж очень забавной. Наверное, он развил бы её, если бы не вопрос Лили. Ещё полгода назад он уверенно согласился бы с нею, но сейчас хотелось продолжить их "вместе" по-другому. Это мимолётное сомнение отразилось в его взгляде, что он с неё не сводил, и, почувствовав, что теперь-то уж выдал себя с головой, всё-таки опустил глаза. Он всё ещё не был уверен, но, пожалуй, это лучший момент, чтобы рассказать. Как-то сразу Джеймс стал очень серьёзным - выражение лица и интонация, с которой он говорил, вновь подняв взгляд:
- Лили, послушай.
Вздохнув, собираясь с мыслями, он продолжил немного отрывисто:
- То, что произошло в Косой аллее, в Мунго, эти нападения, оборотни и дементоры... и декрет... После всего этого я не уверен, что Аврорат - это... хорошая идея.
Объяснить, почему он теперь так думает, казалось сложным, практически невозможным. Но интуитивно он так чувствовал. Однако когда попытался сказать об этом Сириусу, тот, кажется, всё-таки не так его понял, и ответил в духе - ну, конечно же, в рядах авроров просто не хватает таких ребят, как они! Что на это скажешь лучшему другу? Что даже значок школьного старосты задним числом кажется не такой уж сомнительной перспективой, как значок мракоборца? Джеймс и промолчал тогда, замяв тему. Но Лили должно быть проще понять, она и сама когда-то говорила, что есть множество других вариантов, при которых они могут направить свои таланты на благо.

+1

16

Лили была права... когда ей показалось будто Джеймс чем-то встревожен, когда она думала, что что-то пошло не так. Это было даже удивительно как легко и точно она уже понимала его и чувствовала, даже когда Поттер по своему обыкновению делал вид, что все в порядке. Но она не угадала причину тревог... а это было куда серьезнее, чем просто сложно из-за последнего года или не получающегося заклинания.
- Декрет... – вздохнула она, качая головой.
Речь была о том, что после происшествия в Косом переулке, разрешивший аврорам использовать «Непростительную тройку». Это было не меньшим шоком и для самой Эванс, породив в момент всего один, но такой важный вопрос. «Если авроры могут убивать, то чем они лучше тех, против кого выходят?». Для нее всегда оставалось прекрасным и вдохновляющим примером, что стоящие на защите магического сообщества, не уподобляются Пожирателям. А теперь получалось, что они ни чем не лучше и считают, что в праве забирать жизни без суда и следствия, не наказывая преступников, а давая им легкий способ избежать наказания – смерть. Как ни парадоксально это звучало, но смерть действительно была легким путем, потому что Эванс догадывалась, что заключение в Азкабане, особенно пожизненное – куда хуже самых надежных не волшебных тюрем.
- Я понимаю, - грустно вздохнула Эванс, но тут же улыбнулась. – Ты мог бы заняться спортивной карьерой. Представь себе – сборная Великобритании по квиддичу и ты – капитан! – девушка мечтательно заулыбалась, словно уже вообразила себе его великолепную карьеру, - Ты на первой полое «Ежедневного пророка», после победы на мировом чемпионате... интервью для «Ведьмополитена»: «Это правда, что вы еще в школе были лучшим в команде, Мистер Поттер?»...

+1

17

Лили действительно поняла его, и без дополнительных вопросов. Вообще без вопросов, удивительная девушка! Зная её, можно было догадаться, что и она думала об этом, и их мысли были схожими. Наверное, ей было легче и она не испытывала сомнений, потому что ещё задолго до этого думала и о "запасном", альтернативном варианте, и, кажется, для него тоже. Конечно, квиддич - самое очевидное для него решение по окончании школы. Более склонный к справедливости и благородному великодушию, нежели к непримиримой воинственности, теперь он с трудом мог себе представить, как впишется в систему правопорядка в теперешнем её виде.
Лили улыбалась, и Джеймс улыбнулся ей в ответ, только хитро-хитро.
- Звезда квиддича, мировой чемпион, награда "Золотой квоффл" и "Хрустальный снитч"... - перечислил он все реальные и вымышленные награды. - А после колонки в "Пророке" и интервью для "Ведьмополитена" ещё и толпы фанатов и поклонниц... Если я смогу уйти от них, мне впору будет вручать "Железную биту"... Как я всё это переживу - не знаю, - закончил Джеймс прямо-таки трагическим тоном, но смешливый взгляд выдавал его с головой. Трудно было удержаться и не подшутить над Лили. Да, он шутил, и это было легко. Гораздо легче, чем говорить всерьёз.
- Пришлось бы много разъезжать... тренировки, матчи... не думаю, что при военном положении это так уж весело, - Джеймс в свою очередь покачал головой, перестав улыбаться.
- А ты поехала бы со мной? - спросил он вдруг, пристально взглянув в глаза девушку.
И тут же, спохватившись, что это могло прозвучать неоднозначно, как требование, поспешил добавить, уже привычным шутливым тоном:
- Ну, чтобы помочь отбиваться от фанатов и отваживать поклонниц на подлёте?

+1

18

- Конечно, я бы поехала. – с улыбкой отозвалась Лили не смотря на всю шутливость этого разговора, настроенная вполне серьезно. Она действительно понимала, что готова и дальше идти по жизни с этим молодым человеком, она хотела этого, вернее... уже даже не представляла себе жизни без него.
Тем более, что мысли о новом декрете и изменившихся «правилах игры» не покидали и ее тоже. Эванс не могла представить себе как она бы убила кого-то, даже во время открытого боевого противостояния. Связать, обездвижить, нейтрализовать, что угодно... но не убить.  Она не чувствовала в себе морального права, не даже больше. Не морального. Это было где-то за пределами морали и этики, это было в самой сути вещей. Люди рождаются в любви... ну, по большей части. Жизнь рождается в любви, и разрушать то, что созданное ею это просто немыслимо.
- На самом деле, - чуть посерьезнев заговорила девушка, - я тоже думала о «смене курса». К тому же Профессор Слагхорн после каникул сказал мне, что у него есть приятель в Отделе Тайн, который приедет в «Хогвартс» в апреле или марте, чтобы рассказать о работе там... Профессор считает, что мне там будет интересно и я смогу быть по-настоящему полезна. Я, кончено, никогда не думала о работе в Министерстве, - она неловко рассмеялась, пожимая плечами, - Но почему нет?

Отредактировано Lily Evans (2017-07-24 16:19:27)

0

19

И снова он почувствовал, как сладко ёкнуло сердце. Лили ответила точно так, как он ожидал от неё, но не потому, что должна была, а потому, что сама так думала. Снова это тепло от мысли, что рядом с ним самый самый близкий, самый дорогой человек. Конечно, у него есть родители, которых Джеймс очень любил, но конечно же это было совсем другое, особенное. Он улыбнулся в ответ. И... рассмеялся.
- Старый Морж всё-таки не оставляет попыток переманить тебя под своё крыло! Прости-прости! Конечно, профессор Слагхорн... просто у него такие усы... Думаю, если бы он был анимагом, то превращался бы именно в моржа. Интересно, какой у него патронус? Если есть...
Отсмеявшись и немного успокоив дыхание, Джеймс продолжил уже серьёзнее:
- Отдел Тайн на самом деле звучит круто! Загадочно даже. И работа в Министерстве - это логичное продолжение после старосты школы... В смысле, я хочу сказать, что это ответственно и... здорово. Правда, моя семья практически никогда не сотрудничала с Министерством... кажется, за исключением двух членов Визенгамота никто из Поттеров не работал в Министерстве магии.
- Только вот, - он вдруг с прищуром посмотрел на девушку, - трудно будет совмещать работу в Отделе Тайн с разъездами сборной. Придётся мне подумать ещё над вариантом более оседлого образа жизни. А может мне организовать собственное сопротивление? У нас даже есть готовая команда чрезвычайно одарённых и бесстрашных, весёлых и находчивых магов. Как думаешь?
Несмотря на шутливый тон, идея эта внезапно и очень всерьёз пришлась Джеймсу по вкусу.

+1

20

- Не называй его так!.. – со смешком возмутилась Лили, хотя должна была отметить, что Джеймс довольно тонко и метко уловил образ профессора.
Но если бы речь шла о самом Джеймсе, девушка не была уверена, что угадала бы его анимагическую форму и патронуса, не знаю она о них.  Скорее, она бы предположила кого-то менее изящного и благородного, довольно деятельного и почти шкодливого. Вроде енота, у него ведь даже пятнышки вокруг глаз есть, совсем как очки!
Ий даже хотелось приструнить Поттера и сказать об этом, но разговор вновь коснулся куда более серьезной темы. Вздохнув, Эванс почти строго посмотрела на него.
- ТЫ знаешь, я... я поддержу тебя, но я бы не хотела, чтобы ты или Сириус с Римусом так рисковали. Это не шутки, понимаешь?.. Это стоит обдумать серьезно и не нужно принимать поспешных решений. И.. я просто не хочу, чтобы с вами что-то случилось.

+1

21

- Я понимаю. Конечно, всё нужно как следует обдумать. Полгода, не больше. Должно хватить. В конце концов, Аврорат - это тоже риск. Вряд ли можно остаться на нейтральной стороне, только если действительно уйти в квиддич и переехать, например, в Австралию. Но я не хочу в Австралию! Как ты думаешь, через сколько времени к нам придут, чтобы поставить перед выбором? Каким угодно выбором, выбором позиции, с которой решаются вопросы чужой жизни и смерти. И всё равно это будет только иллюзия выбора, манипуляция, кому служить, чьим интересам. Власти или тем, кто хочет власть захватить. Я не хочу никому служить. Поэтому нужно быть готовыми! Надеюсь, что в Хогвартсе всё ещё безопасно, и у нас есть эти полгода. Уверен, что, определившись, заняв свою собственную позицию, мы сможем противопоставить больше, чем есть на службе Департамента правопорядка. Уверен, что мы не одни, кто так думает. Наверняка, есть ещё.
- Мы рискуем не больше, чем кто-либо другой, и с нами ничего не случится, как раз если мы будем готовы, - Джеймс закончил свою прямо-таки внезапную пламенную речь с улыбкой, которая сглаживала серьёзность и должна была успокоить и заверить, что уж он, конечно, не собирается рисковать необдуманно. Ему есть ради кого беречь себя.

+1


Вы здесь » Marauders. Brand new world » Законченные флешбеки » Уроки Patronus Charm


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2019 «QuadroSystems» LLC