картинка

Marauders. Brand new world

Объявление

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Marauders. Brand new world » Флешбеки » Счастливого Рождества


Счастливого Рождества

Сообщений 1 страница 30 из 32

1

Счастливого Рождества


Открытый для всех желающих авроров и стажеров аврората


http://s9.uploads.ru/B54TU.jpg

Участники: Авроры

Дата и время: 24 декабря 1977 года

Место: Штаб-квартира аврората

Сюжет: День перед Рождеством. Предпраздничная суета, кто-то останется на работе дежурить, кто-то уйдет домой отмечать. Кто-то, по независящим от него, причинам, до дома не доходит, или оказывается выгнан из дома. Или просто решает, что с коллегами веселее, а неудачников надо развлекать. К полуночи в штаб-квартире соберется теплая компания, отмечая семейный праздник в кругу тех, с кем не раз прикрывали друг другу спину. А в час ночи над Лондоном взойдет полная луна.

(первый круг в любом порядке, дальше по ситуации)

0

2

Нельзя сказать, что Руфус дежурил каждое Рождество. Скорее он предпочитал проводить его с семьей. Но на этот раз решил, что не всегда следует пользоваться служебным положением и увиливать от нежелаемого многими дежурства, тем более, что надо было заполнить еще внушительное количество бумаг. К родным он присоединиться завтра утром. Поцелует детей, оставит им подарки под украшенной волшебными шарами и перемигивающейся разноцветными гирляндами елью. Может, даже приготовить для них, проснувшихся, рождественский завтрак. Скримджер тепло улыбнулся своим мыслям. И потом он возьмет себе несколько выходных. Например, до Нового Года. И проведет все эти дни со своей семьей. Не такая уж и плохая компенсация.
Руфус потянулся и вышел из кабинета, бросив беглый взгляд на оставленный у двери посох и уличную мантию. Его авроры заслуживают небольшой праздник. Совсем небольшой. Конечно, несколько несчастных должны остаться без выпивки и кто-то постоянно присутствовать в общем зале, что бы не пропустить тревоги, не годится оставлять отдел беспомощным в праздничную ночь, но остальным можно и расслабиться. Совсем немного. Как компенсация за то, что в праздник оказались оторванными от родных.
В большой комнате непривычно тихо. Руфус приветливо кивнул дежурящему аврору, бегло осмотрел пустующую карту. В помещении свет приглушен, и это тоже часть атмосферы праздника. Освещено только рабочее место дежурного, которому кто-то добрый все же принес еды и тыквенного сока, да повешенная вдоль стен гирлянда переливается огнями.
Основная часть сотрудников за другой дверью, где тоже не так уж и светло, но больше свечей и не надо. Это ночной праздник, когда волшебство - не всегда доступное даже им, волшебникам, творилось в воздухе само, сплетаясь из запаха хвои, разноцветных свечей, блеска глаз, тепла камина и тепла улыбок.
Руфус открыл дверь и зашел в комнату, направляясь на свободное место, взмахом руки приветствуя всех, кого не видел до этого - с начала дежурства Скримджер был зарыт в бумаги и отчеты, не выходя из своего кабинета.
- Хорошего вам Рождества.

+8

3

Аластор привык быть один. Но быть совершенно одиноким он не привык. Он приносил домой хвойные ветки, вешал на окна какие-то нелепые колокольцы, надевал шапочку Санты и шел поздравлять матушку с Рождеством. Этот дурацкий, но священный ритуал хоть как-то роднил его со всеми, кто праздновал, веселился, ликовал.
Впервые в кармане мантии у него не лежала эта дурацкая шапка, которую надо было бы нацепить, впервые он не бегал с сумасшедшими глазами по Косому переулку перед ночной сменой, выбирая ну хоть какой-нибудь подарок. Грюм старался об этом не думать. Получалось, в принципе, лучше, чем он ожидал.
Начальство, ты чего это, с женой поругалось? — подал голос Аластор из самого дальнего угла, в котором он расположился с праздничным номером «Пророка», несколько отгородившись от общей суеты. Надо заметить, что на нем красовались ветвистые оленьи рога, которые нацепили на него Пруэтты еще несколько часов назад, а он запамятовал их снять. — Ну ладно жена, а дети? Топал бы домой, я за всем пригляжу, они мимо меня огневиски не пронесут!
То, что старший аврор сам не слишком стремился приобщиться к праздничной атмосфере, вовсе не значило, что он собирается портить ее другим. Напротив, в кабинете у него был надежно запрятан красный мешок со всякой мелочевкой, который надо бы не забыть выволочь в центр комнаты ближе к полуночи. Он любит Рождество, и во многом именно поэтому каждый год забирает чью-нибудь праздничную смену. Ему не надо, а ребята порадуются.
Только прямиком в меня! А так-то да, счастливого Рождества.
Грюм по-доброму ухмыляется и снова прикрывается газетой. Из-за газеты у него хороший обзор: видно всех, каждый уголок. Уже вкусно пахнет чем-то жареным, и чем-то сладким, и хвоей, и свечами, ведь комнату украсили еще накануне. Девчонки, наверное, ведь только они умеют создать праздник и уют даже в служебном помещении.
...Но Скримджер его все-таки изрядно удивил. За газетой маг ворчал что-то о том, что будь он большим начальником с красивой женой, положил бы он на все эти дежурства большую папку бумаг и сидел бы дома, радовался бы жизни. Самому-то, конечно, не верилось в такой расклад, да и никто не поверит, но чисто теоретически...

+10

4

Гавейн обычно поздравлял родных с утра или днем в Рождество. Ни то, чтобы он их не любил – очень даже любил, особенно деда и своих маленьких племянников, и Джесс, но всегда чувствовал себя не много лишним за столом в кругу всей семьи. Он не был способен поддержать большинство тем, он  так пока и не женился, разбивая мамино сердце, и в общем мог похвастаться тем, что все еще живой, вопреки всем стараниям магов, что сомнительной, что доказанной темности. Больше, чем ему доставалось только Джессике, но та была любимой младшей дочерью, и вообще легкомысленно относилась к претензиям родителей. Гавейн же всякий раз чувствовал себя главным разочарованием всех, и это раздражало. Потому он намерено выбивал себе дежурные часы на вечер праздника, и каждый раз целовал маму в щеку и жал отцу руки с легкой виноватой улыбкой: «Да, опять дежурство, очень жаль, но я зайду завтра и пообедаю с вами».
Как правило, он старался еще что бы Руфус мог провести самый семейный праздник с женой и детьми, но раз уж сегодня босс решил, что остается , то Гавейн решил, что это не плохой повод провести семейный праздник в обществе тех, кого и правда считал своей семьей.  Пусть и молча.
На сей раз ради разнообразия бумаг у него было совсем не много, и Гавейн быстро с ними расправился.
- Всем прекрасной ночи, - Гавейн не удивился найдя Руфуса в комнате отдыха, и пристроился неподалеку от бывшего напарника, оседлав стул спинкой вперед – поза, которую он редко себе позволял, но решил, что на рождество можно.

+7

5

Вечернюю смену на Рождество, за освобождение которой и возможность провести праздник в дружеском и семейном кругу в отделе случались настоящие "бои", Эшлинг проиграла Моргану. Не то чтобы это было так уж обидно, она-то как раз успевала на ночную мессу с опозданием максимум на пару минут, но вполне готова была этой возможностью пожертвовать, чтобы освободить вечер своей группе, и вот не вышло. Как и выбить полные выходные и сбежать на сутки в Ирландию к родным, - эта задача вообще была не из реальных, если не подошла строго определенная очередь отдыхать в важные праздники. Впрочем, не было похоже, что кто-то из ее команды сильно расстроен, аврорат праздновал едва ли не с утра: тем, кому повезло удрать с работы в четыре, дарили подарки, на маленькую кухню натащили продуктов столько, что в морозильный шкаф все влезло только под уменьшающими чарами, мишуру, гирлянды и украшения еще вчера развесили даже на тренировочном полигоне, не говоря уже про общий зал, в комнату отдыха протащили елку и нарядили там, а на двери отдела Эшлинг лично повесила рождественский венок. Работа делалась конечно, но им сегодня везло: новых дел не открыто, старые срочной беготни не требовали, только обычного темпа, а что-то вообще можно было отложить на день и дать спокойно попраздновать и другим отделам, вынужденным с аврорами сотрудничать в любое время года и суток.
- Проносить Огденское мимо - кощунство и преступление, - бокал Эш практически сунула наставнику в руку и устроилась на подлокотнике дивана, не слишком близко, но и не слишком далеко. На службе им конечно пить не полагалось, но у старших авроров свои маленькие неофициальные привилегии, вроде права держать где-нибудь в кабинете фляжку на экстренный случай, и потом, один бокал - это только кровь согреть и настроение поднять, чтобы опьянеть требовались дозы куда серьезнее, а служба у вечерней смены официально закончится меньше чем через пару часов. - За именинника, - она салютовала командирам кружкой с вином и улыбнулась. Поздравления с Рождеством звучали уже не раз, а хотя бы упомянуть рожденного никто пока не додумался, а кому бы понравилось, что в его собственный День Рождения о нем забыли? Эшлинг еще и фигурку Младенца собиралась в полночь в ясли положить, собственноручно собранные с поминанием некоторых святых в не самых подобающих обстоятельствах, пока что маленькое святое семейство с  волхвами глядели на пустую колыбельку и улыбались деревянными кукольными улыбками. Собственно этой миниатюрой на дальнем столике под гирляндой, помощью в раскладывании подарков под елкой, развешивании украшений и расстановке тарелок ее участие в организации праздника сегодня и ограничивалось. Ну а еще обещанием чуть позже подменить ненадолго дежурного у карты и камина, потому что нехорошо в такой день лишать человека компании и бросать одного, даже с угощением.

+7

6

Дафна не любила Рождество. Не потому что ее раздражало общее веселье, просто она не знала куда себя деть.
В детстве кто-то из родителей всегда был на дежурстве, а второй в последний момент судорожно бегал по магазинам, покупая венки, гирлянды и мишуру, а потом, злясь и ругаясь, быстро развешивал куда придется. Став постарше она предпочитала оставаться в Хогвартсе - дети разъезжались по домам, гостиная Рейвенкло была в распоряжении всего трех-четырех человек, на столах в большом количество выставляли сладости и можно было заниматься своими делами.
Когда она вышла на работу, то в этот день, на радость коллегам, брала дежурство. Однако все равно внутри оставалось неприятное чувство, что она ведет себя не так, как положено. Колдомедики радовались возможности отметить праздник дома, но на нее поглядывали странно, и она понимала, что где-то делает серьезный промах, который одномоментно отделяет ее от нормальных людей.
Но даже поработать в Рождество не очень получалось. Дежурящие в других отделах, хоть и делали, что положено, но по минимуму и через силу, а одна она не могла поймать нужного настроя. К тому же уже загодя появлялась еще одна головная боль - подарки и какие-то лакомства к общему столу. Она охотно бы приплатила кому-нибудь, кто бы купил и подготовил все за нее, но так тоже было не принято, и она составляла списки, сверялась со списками прошлого года, чтобы случайно не повториться... В общем, сама делала каторгой то, что другим людям доставляло удовольствие. По счастью, сегодня подарки уже были подарены, принесенные ею рождественский пирог и марципаны почти съедены коллегами и оставалось только выдохнуть.
В этом году она снова вызвалась дежурить. Всего пару недель назад они проводили на пенсию прежнего главу колдомедицинского отдела. Должность предложили ей, но Дафна категорически отказалась, однако, пока подходящей кандидатуры не было, приходилось замещать начальника. Вместе с ней сегодня остались молодая докторша и медсестра, которым это несчастье досталось по жребию. У обеих были семьи, они принесли с собой самой разнообразной снеди и застрекотали, обсуждая домашние дела и своих детей. В результате в собственном отделе Мюррей почувствовала себя совсем уж неуютно и решила заглянуть к коллегам.
У авроров тоже был праздник, но ожидать тут птичьего щебета явно не приходилось, поэтому, помедлив пару секунд в коридоре, она зашла в комнату, произнося главный пароль сегодняшнего дня.
- С Рождеством! Приютите колдомедика?

+4

7

Рождество всегда являлось для Карадока особенным праздником. Его родители не были религиозны, однако отмечать этот день в кругу семьи являлось своеобразной традицией, которая практически никогда не нарушалась. Почему практически? Потому что на первом году обучения в Хогвартсе Дирборн остался в замке, снедаемый огромным любопытством и желанием посмотреть на «настоящую» рождественскую магию. Несколько огромных елок, на которые сами собой по взмаху волшебной палочки нанизывались бесконечно длинные гирлянды и множество шаров. А еще сотни свечей и венки омелы, которые висели там и сям, порой в самых неожиданных местах и заставали каких-нибудь влюбленных старшекурсников врасплох. А еще, потому что в этом году он будет праздновать один. Его родители сейчас находились далеко от Лондона, от Великобритани, да и вообще от материка. И этот факт вызывал с одной стороны, чувство спокойствия и удовлетворения, а с другой - неприятно сжимал сердце при мысли о пустом доме, где обычно в это время вовсю готовился праздничный ужин. Помнится, еще в прошлом году он участвовал во вселенской бойне «не останься на дежурство в рождественскую ночь», а сегодня ему эта возможность выпала сама собой без каких-либо усилий, вот только смысла в этом не было никакого. Заявиться к Лонгботтомам и испортить им этот вечер Дирборн даже при всей своей наглости не мог, а потому бесцельно шатался от одной украшенной витрине Косого переулка к другой, лавируя между нескончаемым потоком людей, нагруженных кучей коробок с подарками. В такие моменты мысль о том, что «пора бы тебе, Док, завести семью и порадовать нас внуками» била в голову особенно сильно, а потому оставаться в одиночестве было просто невыносимо. Выбрав зачем-то какой-то небольшой зачарованный елочный шарик, в котором бесконечно шел снег, Карадок покрутил его в руках и отправился туда, где, по его соображениям, как минимум один человек найдется всегда – в Штаб-квартиру аврората.
Здесь все было украшено – маленькими огоньками там и сям мигали гирлянды, на стенах красовались различные украшения. И даже на двери отдела висел рождественский венок. Было уютно, хотя и непривычно быть в праздник здесь. И пусть стаж его работы не шел ни в какое сравнение с некоторыми, Дирборн считал аврорат своей второй семьей, а их штаб вторым домом (что даже чисто технически, как минимум из-за графика, так и было). Конечно, как и везде, порой не обходилось без разногласий, но сложно остаться равнодушным к тем, кому ты доверяешь свою жизнь и кто, в свою очередь, доверяет тебе свою.
Перекинувшись парой фраз с дежурным аврором, поздравив его «с наступающим» и по-привычке глянув на карту (с каким-то облегчением отметив, что та была «спокойной»), Карадок прошел дальше, в комнату отдыха, подкидывая заколдованную стекляшку в руке. Открыв дверь, он тут же чуть не вписался носом в спину колдомедика, но вовремя остановился и, озаряя женщину фирменной улыбкой во все тридцать два, добродушно произнес: «Прошу прощения, мисс!» - и, обогнув ее, прошел дальше в комнату. Окинув ее взглядом, парень сказал только:
-О… - «Все уже в сборе…» - мысленно закончил он свою фразу, но посмотрев на Грюма, который сидел в самом углу, прикрываясь «Пророком», прикусил язык. Тот хоть и перестал считать его ненадежным бездарем, а все-таки шуточек неуместных не одобрял, и портить кому-то настроение в такой вечер не хотелось даже Карадоку. В комнате обнаружились также Эшлинг с кружкой вина, Гавейн и сам Скримджер, что составляло практически полный список его начальства. Почему-то Дирборн совсем не удивился, обнаружив их всех на рабочем месте.  – Доброго вечера! – Он еще шире и совершенно искренне улыбнулся, подойдя к елке. Подкинув в последний раз волшебный шар, он надел его на одну из веток, после чего приземлился на диван, снимая заснеженную мантию. – И счастливого рождества.

Отредактировано Caradoc Dearborn (2017-07-02 22:40:40)

+5

8

***

Господа, кто не пришел, присоединяйтесь по ходу действия

Руфус тихо фыркнул, откидываясь в кресле и расслабленно прикрывая глаза. Своих сотрудников он легко различал не только по голосам, но и по шагам и даже по дыханию.
- Отчеты сами себя не напишут, Аластор. Ничего, я возьму выходные потом. И оставлю на тебя их всех, так и знай, сам напросился.
Народ собирался, Скримджер, все так же, не открывая глаз, хлопнул по плечу устроившегося рядом на стуле Гавейна. Но что бы подманить к себе стакан с огневиски открыть глаза все же пришлось. С большой неохотой. Пить на службе - небольшое преступление. Вот только иногда не пить на службе несет еще больше последствий. К тому же...
- О, Дафна. - На колдомедика Руфус посмотрел с искренней симпатией. - Приютим, накормим, обогреем. А ты нас, если что, протрезвишь.
Нет, конечно, напиваться никто из них не станет. Но напиваться и немного выпить в честь праздника - разные вещи. Особенно с одобрения начальства.
- Устраивайся где покажется уютнее.
Широким жестом хозяина провел по комнате отдыха.
- За именинника.
Сам Скримджер отмечал в это время вовсе не Рождество. Йоль не имел никакого отношения к маггловскому празднику кроме совпадающих дат. Праздник круга, когда ночь замирает на своем пике, разрывая брешь между временем, что бы Колесо, скрипя, снова покатилось дальше. По мнению Руфуса - намного осмысленнее, чем рождение какого-то там младенца. Но навязывать свое мнение он никому не собирался. Все вольны праздновать то, что им ближе.
- Аластор, я смотрю, в самом темном углу сидеть выгоднее - там чаще пробегают сотрудники с виски.
Усмехнулся, снова прикрыл глаза. Как большой лев в своей пещере. Отдыхающий после охоты. Это тоже его дом, тоже его семья, его стая. Что бы ни случилось, он не сильно жалел что проведет праздник с ними - один из многих, первый за долгое время с момента получения привилегии уклоняться от дежурств в не удобные дни.

+4

9

Народ прибывал в количествах, подозрительных для этого времени. Аластор даже нахмурился, пытаясь предположить, с чем это может быть связано. Не могли же они все разом поругаться с семьями и друзьями... или могли? Трудно рассуждать о том, в чем не разбираешься. Маг молча салютовал всем пришедшим, поднимая ладонь над своим газетным убежищем. Правда одного гостя он все-таки отметил особенно.
О, самый главный колдомедик! Проходи, гостьей будешь, — он похлопал ладонью по подлокотнику кресла, то ли приглашая Дафну сесть поближе, то ли просто обозначая тем самым, что места полно, и можно где угодно расположиться с удобством. В каждом отделе, наверное, есть человек, который готов кого-нибудь подменить в Рождество, потому что пойти ему некуда. В компании целительницы ему доводилось работать уже не первый праздник, так что Аластор отметил для себя то обстоятельство и запомнил его, неожиданно в чем-то роднящее их, таких, на первый взгляд, разных. — Робардс, ну ты-то! Что-то слишком много начальства на единицу пространства. Руфус, если ты оставишь меня вместо себя, я разгоню здесь половину Аврората, и буду прав! Поэтому я не знаю, не зна-а-аю...
Грюм взял из рук Эшлинг бокал, улыбнулся ей и даже отложил в сторону «Пророк», за которым так успешно прятался. В Рождество хотелось быть вместе со всеми, что бы там ни твердили привычки. В конце концов, если всеобщая кутерьма будет слишком утомительной, можно будет пойти подменить дежурного, он будет только рад.
Док, а старший аврор Лонгботтом, что ли, выторговал выходной? Хитрый жук. Хотя ладно, я все еще надеюсь, что группа О'Флаэрти уйдет в декретный отпуск... во главе с  О'Флаэрти! — и подался в сторону, чтобы от своенравной ученицы чем-нибудь тяжелым не прилетело, с нее же станется, невзирая на чьи-то там седины и прочую мишуру. — Ладно, ладно, не надо на меня так смотреть.
Заклинанием аврор подзывает к себе несколько тарелок с закусками, набирает отовсюду понемногу, а тарелки разделяет на две небольшие группки, одну отправляет в сторону Дафны, другую подгоняет к Эшлинг. Мол, угощайтесь, дамы. Аластор нечасто вспоминает о хороших манерах, но сегодня это даже не этикет, а искренне желание немного поухаживать за коллегами. С такой-то работой равноправия они и так хлебнули полной мерой.
«Пророк», вон, обещает гулянья в Косом. Представления, угощение и фейерверк. Лишь бы наши посты его за сигнал не приняли! — усмехается. Делает хороший глоток из бокала и смолкает. Огневиски хорош, сказать нечего, но что такое несколько глотков — так, язык развязать. Это не повредит, не сидеть же весь вечер памятником самому себе.

+5

10

Рождество в кругу семьи - это не про Эндрюса. Родители уже много лет отмечали этот праздник вдвоем, как день начала их совместной жизни (несмотря на то, что поженились они днем ранее), брат наряжал пальмы в Сан-Франциско - теперь уже вместе со своей невестой, - а Джулиан предпочитал ограничиться скромным ужином либо в одиночестве, либо в компании некоторых коллег по аврорату.

Вот и в этом году сочельник проходит на работе. И в этом не было ничего плохого, так как праздник проходил в кругу какой-никакой, но семьи - гораздо более крепкой, чем некоторые. Поесть, выпить, поговорить, пошутить - все это было можно, а что еще надо? Наверное, лучше Эндрюс не смог бы ничего придумать. Даже на работе Рождество создавало волшебную атмосферу (впрочем, этой атмосферы здесь и без праздников хватало, конечно же), особый уют, и для Джулиана еще со времен Хогвартса это все было в новинку, так как в его семье такие праздники не отмечаются с подобным размахом - скорее как дань традиции и годовщина свадьбы родителей.

Джулиан пришел чуть позже, когда уже все коллеги собрались. Он старался не привлекать лишнего внимания и, закрыв за собой дверь, тут же поторопился к Эшлинг. По дороге он негромко поздоровался с каждым, кого встретил, не забывая так же о дружелюбной и открытой улыбке, но на громкое "Добрый вечер", адресованное всем присутствующим так и не решился.

- Что я пропустил? - обратился он к подруге.

Несмотря на то, что совсем недавно Эндрюс пообедал, снова захотелось есть - уж очень все аппетитно жевали. Закуски выглядели многообещающе, и Джулиан взял тарелку, положив себе всего по чуть-чуть. В качестве выпивки он отдал предпочтение тыквенному соку - кто-то должен был оставаться трезвым, да и, честно говоря, особого настроя пить не было.

- Как здорово, - произнес Эндрюс то ли Эш, то ли самому себе, поглядев в свою тарелку и выбрав самый аппетитный кусок мясной нарезки.

   Почему-то вся праздничная еда всегда была вкуснее, чем в самый обычный день. Если сделать по одному и тому же рецепту какое-нибудь блюдо сегодня и, к примеру, послезавтра, обязательно всем оно больше понравится именно сегодня - даже если приготовишь его не очень хорошо, о чем-то забудешь или добавишь чего-нибудь лишнего. Наоборот, будет казаться, что так и должно быть, а если кому-то не по душе, то проблема только в нем, а не в самой еде. Впрочем, возможно, дело было и в том, что в кое-веки на работе приятно поесть что-нибудь кроме бутербродов. Предпочтения в еде у Джулиана всегда были довольно консервативными, но редкое разнообразие все же не помешает - особенно в такой день.

+4

11

Гавейн машинальным жестом накручивает цепочку остального креста на палец и отпускает.
   Как бы он не относился к мишуре, пышным застольям, шуму, раму и ярким краскам, эта ночь все равно особенная, если вспомнить её настоящий смысл, спрятавшийся за елками, подарками, оленями и  уткой в яблоках.
   Бог спускается к человеку, чтобы поднять человека для уровня бога. Не в громе и молниях, не в пышных царских хоромах, не в сиянии славы и избранности, но в грязном вертепе, где чуть болеют овцы и мычит вол, где пахнет сеном и, наверняка, чуть-чуть кровью, появляется на свет существо одновременно и беспомощно хрупкое и способное одним словом создать и уничтожить вселенную. Священники и ученые мужи, что так ждали его прихода либо спят, либо едят и беседуют о мудрости, не понимая, что их Бог вышел из покоя последнего до творения и создал Новое, невиданое досели. Безумие для античных мудрецов. И только пастухи и три великих мага заметят, что мир изменился. Вступил в новую эру. Бог пришёл, чтобы умереть за человека.
   Гавейн не мог считать себя особенно религиозным, но вопрос изучил, и считал, что если бы этой истории не случилось, её бы стоило придумать, людям иногда полезно задуматься о том, куда они идут. Ему самому она помогала удержаться на тонкой грани , где закон переходил в самосуд.
   Он улыбается и кивает всем новоприбывшим, невольно тянется мыслью к тем, кто до них не дошёл. Гранты,наверняка, у  матери. Дункан тоже с родителями. У Адама в семье не очень гладко, но может он обзавелся девушкой или встречает с друзьями.
- За именинника, - улыбается Эшлинг: у него не так уж много поводов улыбнуться ей, не выдавая истинной подоплеки своих чувств.
- И сейчас, Аластор, - слишком неформальная обстановка для фамилий, - Тебе ответят, что не раньше, чем ты женишься и будешь катать на коленях внуков. То есть лет через тридцать.
    Перемигнуться с Руфусом. Вот что тот тут забыл и правда не ясно, хотя возможна Вена задержалась на работе, вот он из солидарности.
Гавейн ещё раз окидывает взглядом комнату, думая, что подарков хватит на всех. Он не стал заморачиваться : на всех шестьдесят человек индивидуальных подарков не напасешься. Гавейн сделал артефакты для всех: для Руфуса и своих бывших стажеров и бывшей группы более личный подход, для остальных - наборы защитных и атакующих, кто что вытащит. Всё одно: никто не уйдёт обиженным. А если передарит атакующие Пожирателем, так Гавейн только одобрит.

+3

12

- Дафна! - любимого, пусть это слово и приобретало иногда оттенок сарказма, своего колдомедика Эшлинг встретила улыбкой и широким приглашающим жестом, едва не расплескав вино из кружки, - проходи, если пообещаешь нас не трезвить, хуже этих чар нет ничего. - Она опробовала однажды на себе и с тех пор никому бы такого "удовольствия" не пожелала, после того заклятья еще минут десять в себя приходить, лучше уж под виски работать. Отданный Аластору бокал был выражением симпатии, ну и немного шуткой, - очень уж хорошо мэтр подгадал момент сказать, чтобы мимо не проносили, и в ответ он тоже шуточкой расплатился. Такой, что Эшлинг возмущенно воззрилась на учителя. - Типун вам на язык с папскую тиару, мэтр Аластор! Я результат декрета вам в кабинет подкину, с запиской якобы от какой-то вашей дамы, и еще посмотрим, кто в декрет уйдет! И нечего пытаться откупиться от меня едой, это не сработает! - тарелку, однако, ухватила, пока Грюм не принял последние слова за чистую монету и не отправил угощение кому-нибудь еще взмахом палочки. - Пусть Алиса отдувается, она замужем, ее из дома не выгонят, - уже более мирно добавила Эш,  подцепив ломтик мясной нарезки и чуть подвинувшись, чтобы Джулиану освободить немного места. - Твой наставник пожелал тебе отпуск по уходу за детьми, Эндрюс. - Хорошо еще, что в отделе почти никто не в курсе,  что они вместе снимают квартиру, а то тему бы развили сейчас, с коллег станется.
- Ну если примут, то вызовут нас на праздник, представление посмотрим и работу при том не прогуляем. - У них и компания для прогулки подобралась отличная, сейчас ее даже присутствие Карадока устраивало и не вызывало ничего кроме улыбки, хотя обычно парень Эш скорее раздражал. Тем, что подбивал клинья к Алисе, не за него вообще-то вышедшей замуж, и тем, что почему-то его  Грюм взял к себе - делать из разгильдяя человека, и Эшлинг наставника ревновала. Немного. Хоть результат в лице Дирборна и радовал глаз.

+4

13

Дункан как почти с начала смены ушел из отдела, так и носился по городу до самого позднего вечера, уже не слишком надеясь успеть к началу рождественского ужина. Да, в отделе, но в отличной компании, гораздо лучшей, чем компания родителей, если быть честным, при всей любви к ним. Единственной неожиданностью стало присутствие Скримджера, командор в праздники обычно предпочитал общество жены, а не подчиненных, но тем лучше - интересно будет наблюдать, как он отреагирует на заказанные для него подарки.
- Эндрюс, ты - и вдруг отец? - насмешливо поинтересовался Саваж, с притворным удивлением вскинув бровь, - поздравить, или лучше посочувствовать? - Он только край разговора ухватил, и не воспринял всерьез разумеется, - у Эшлинг не те интонации, но случай поддеть товарища по оружию упускать было бы жаль.
Рождество - не только праздник, но и кошмар для всякого человека, у которого есть семья, друзья и коллеги, и всех неплохо бы поздравить и одарить. По крайней мере в части касавшейся коллег аврорат в этом году нашел более удобный выход из положения, чем каждому лично бегать в предпраздничной толчее по магазинчикам и лавкам и мучительно выбирать между стоящей вещью хотя бы для каждого из близких друзей и собственным бюджетом на будущий месяц: Дан предложил в один общий фонд собрать те деньги, которые каждый готов отдать на празднование в отделе, и их потратить на хороший стол и хорошие подарки. Естественно каждый волен был в этом не участвовать, или не ограничиваться, но идея многим пришлась по душе. Сам Дункан занимался только финансовой стороной проекта, то есть тем, чтобы на все хватило, передоверив организационную - что конкретно покупать или заказывать, где и когда, коллегам более в таких делах компетентным и более свободным.
И даже это не спасло его в итоге от беготни по лавкам в последний праздничный день, когда пол-Британии вспоминало, что им еще чего-то не хватает для торжества. Собственно, он изображал представителя этой забывчивой половины. Что может быть более жалким, трогательным, вызывающим сочувствие и не вызывающим подозрений, чем молодой отец семейства, не успевший купить ребенку желанную игрушку? Редкую, приметную, дочь увидела в гостях и вцепилась так, что забирали со слезами и только под обещание подарить на Рождество такую же, и вот ведь незадача - под праздники было столько работы, что совсем замотался, может уважаемый продавец сумеет подсказать, нет ли у них вот примерно такой куклы? На самом деле приметная дрянь фигурировала в деле, свалившемся на их группу несколько дней назад. Из Мунго сообщили, что у них там маленький ребенок с темным проклятьем. Они и обнаружили не сразу, родители, как оказалось, полгода таскали в госпиталь все серьезнее болевшую девочку, пока ее не догадались показать целителю из соседнего отделения, который определил настоящую причину болезни. А при осмотре детской их группа нашла куколку, так фонившую темной магией, что ее даже в перчатках трогать не очень-то хотелось. Игрушка, явно штучной работы, куплена была в какой-то лондонской лавке меньше года назад, - это все, что родители смогли вспомнить. По "почерку" артефактолога определить не удалось, и оставалось только искать иголку в стоге сена, ту самую лавку или похожие работы, и вот под конец дня повезло: молоденькая продавщица припомнила, что такая кукла у них была, и даже, кажется, мастер оставил адрес, куда прислать деньги, когда игрушку продадут. Обещание поискать этот адрес в записях Саваж вымолил, пустив в ход все обаяние, дар убеждения и актерские таланты, и даже якобы случайно выронив колдографию "дочери" из бумажника. Девушка предложила ему зайти завтра с утра и утешила, что может быть мастер возьмется сделать хотя бы к Новому Году, а чтобы малышка совсем не расстраивалась, не купит ли сэр сейчас что-нибудь другое ей в подарок, с хорошей скидкой?  Купил, спросив совета и воспользовавшись им, что еще было делать? Неплохо сделанной, а главное - совершенно чистой от темной магии куколке рождественского эльфа предстояло занять место под елкой в этой комнате, рядом с аккуратно подписанными коробками подарков.
- Не ходите в Косой, там сейчас только в щитовом строю можно нормально передвигаться в направлении нужном тебе, а не окружающим, народу столько, что аппарировать некуда. - Это было художественным преувеличением, конечно, но не таким уж большим, людей на улице действительно много, "хиты" даже усилили патрули. Хорошо бы надеяться, что это массовое сборище не привлечет никого опаснее карманников. - Я нашел наводку по нашему делу о проклятой куколке и теперь хочу небольшой награды - еды и выпить чего-нибудь горячего. Грог или глинтвейн никто не готовил, случаем?

+5

14

Людей в комнате отдыха собиралось на удивление много - не дежурящие авроры, она сама... И ведь наверняка еще кто-то придет. Казалось бы, работа та еще, "как пожар - хоть увольняйся" и если есть возможность лишний раз сюда не приходить, нужно ею пользоваться и торопиться к семье или друзьям. Но очень часто так бывало, что на праздниках сюда нет-нет, да и заглядывал кто-нибудь вроде как уточнить, проверить, забрать забытое... А в результате оставался.
В ответ на слова Скримджера и Эшлинг про отрезвляющие заклинания она ухмыльнулась.
- Спасибо, договорились. Эшлинг, это будет зависеть от количества выпитого. Но обещаю, что заклинания я буду накладывать нежно и заботливо, соответственно праздничной обстановке. И нет, Аластор, не дождетесь, ругаться с вами я буду не на правах главы медблока, а исключительно по велению души, - это уже в ответ на "главного колдомедика".
Темных углов было мало, присутствующих много, поэтому место выбирать пришлось по другому принципу. Она устроилась на одном из мягких диванов неподалеку от Грюма и О`Флаэрти, незаметно подобрала под себя ноги и стянула с подлокотника плед. Рождество празднуют даже отъявленные негодяи, так что сегодня Мюррей никаких сюрпризов не ждала, можно расслабиться. Улыбкой она поблагодарила за тарелку со снедью и откинулась на мягкую спинку, слушая привычную пикировку, которая в ушах звучала практически праздничной мелодией. Это означало, что все идет нормально, все живы и здоровы.
- Мне кажется, тут вырастет сын полка. Будет жить в комнате отдыха. Вместо "мама" или "папа" первым делом произнесет: "Разрешите обратиться, господин Скримджер",  выплеском магии сотворит дыру в манеже и сбежит ловить преступников. Гавейн подарит ему артефакт-погремушку, а в няньках будет ходить весь аврорат и медблок, так что с боевыми и защитными у него все будет в порядке, со здоровьем тоже. При словах "отпуск" и "выходной" начнет плакать и проситься на внеочередное дежурство.
Тем временем пришел Саваж, который таки придумал решение вопроса с подарками. Мюррей после этого считала его едва ли не благодетелем, самой ей только в страшном сне могли присниться все эти хлопоты по собиранию денег и закупке подарков.
- О, а Дункан научит его держать пари. Главное, когда отправитесь гулять, не забудьте симулировать что-нибудь средней степени тяжести, я тоже хочу посмотреть фейерверк.

Отредактировано Daphne Murray (2017-07-21 00:09:28)

+3

15

Сотрудники прибывали - и в этом не было ничего плохого. Колесо замерло, ближайшие пару недель будут вне времени и пространства. Время для перемен, время вне времени. Руфус одним движением поднялся из кресла, проходя к столу и прикосновением палочки зажигая йольский светильник. Пусть горит всю ночь.
Коротко и задумчиво улыбнулся.
- Не поразгоняешь, Аластор, ты слишком мягок. Ну погоняешь их пару дней. Или недель. Наведешь дисциплину. Будут шелковые и радоваться моему возвращению.
Говорил с совершенно серьезным лицом, но в голосе слышалась улыбка. Она же была в глазах.
- А там, глядишь, и в декрет от тебя сбежали бы.
Совершенно невозмутимо, отправляя в рот какой-то попавшийся под руку бутерброд
Очарование старых праздников, испорченное маггловскими традициями. Каждый празднует то, что им ближе. Каждый верит в то, что нравится больше.
- Я бы предпочел "Слушаюсь, мистер Скримджер". Обращаться все могут. - Подмигнул Дафне, пряча палочку и отходя к камину. На ходу обернулся львом, ступая на уложенный кем-то заботливо мягкий ковер прямо у огня большими лапами со втянутыми когтями и улегся там, положив голову на лапы. Довольно зажмурился, чувствуя, как огонь согревает бок, высвечиваясь алыми бликами на золоте густого меха. Ему было достаточно тепло и уютно сейчас - и зверю внутри происходящее тоже нравилось. Зверь считал всех присутствующих своей стаей, и раз им всем было хорошо и весело - то можно расслабится и дать всем почувствовать атмосферу волшебства - первозданного и первородного волшебства, которое было задолго до людей и их глупых сказок, и которое будет всегда после того как исчезнет последний волшебник. Волшебства, которому плохо, когда в него перестают верить - но оно, в отличие от фэйри, не исчезает, оно уходит на другой пласт, принимая в себя своих детей, обиженных глупыми смертными, придумывающими себе новые традиции и объекты преклонения. Что бы переждать. Терпеливо переждать, когда последний из них исчезнет - и мир пойдет по следующему кругу, обновленный, молодой, но ставший на самую каплю мудрее. Жаль, сам лев это не увидит - он тоже смертный, и его век короток. В нем тоже сидит смертная часть - а, значит, он должен будет исчезнуть.

+3

16

Мне нельзя жениться. Мне, того гляди, героически помирать, какая уж тут семейная жизнь, — одновременно и в подтверждение, и в опровержение слов Гавейна отвечает Аластор и залпом допивает оставшийся в бокале огневиски, а там было никак не меньше половины. Несколько дней назад он зашвырнул купленное кольцо куда-то под кровать и теперь имеет полное право вновь не планировать свою жизнь дальше, чем на пару смен вперед. Ощущение на удивление паршивое, но выбирать не приходится. — Но это только меня касается. Вам героически помирать я запрещаю, — взгляд, в первую очередь, на Эшлинг, которая переняла у него не только лучшие, но и худшие качества и привычки. Что растили, как говорится, то и выросло.
Эндрюсу и Саважу тоже достается приветственный взмах рукой. Ему нравилось то, какая у О'Флаэрти подобралась группа, не страшно оставить ее на этих парней, а их - на нее. Эндрюса он и вовсе помнил еще со времен его стажерства, Джулиану не повезло попасть именно к нему, хотя после выпускных экзаменов все стажеры и уверяют в один голос, что все было круто.
Дафна, если Эшлинг подкинет мне ребенка, я принесу его тебе. Должна же быть в этом бедламе женщина, которая знает, как пеленать младенцев! Я решил, что это ты, — не похожа, на самом деле. Но Аластор не упустит возможности какой-нибудь шпилькой уколоть Мюррей и получить достойный отпор. Обычно это поднимает настроение обоим, а ему сейчас не помешала бы еще одна хорошая шутка. Сменив стратегию, мужчина пытался быть если не в центре, то уж точно в русле разговора, чтобы время побежало быстрее. А вместе с временем побежал по жилам и огневиски. Без зазрения совести был наполнен второй бокал. Трезвящее заклинание его не пугает. Уж не хуже, чем “круцио” в печень. А такое бывало, бывало и не такое. — Научишь его говорить “папа” при виде всех старших авроров, а про меня - дедушка. Так что, Эшлинг, я все решил, не переживай.
Еще одна порция тарелок взмывает со стола и перемещается к тем, кто расположился поблизости, на этот раз они наполнены сладостями. Похоже, Грюм решил закормить коллег до отвала, чтобы они, объевшиеся и ленивые, уж точно не поспешили ни на какой вызов в Косой. Он один там всех порвет, дайте вот только третий бокал спиртного употребить по назначению.
За метаморфозой Скримджера он наблюдает уже молча, снова развернув свою газету. Сейчас Аластор даже немного ему завидует, хотя никогда всерьез не думал об анимагии. Интересно, при превращении в животное мысли начинают течь иначе?.. Надо как-нибудь попросить у Минервы ликбез.
Хорошо бы нам всем становиться львами… — вполголоса, куда-то в сторону. — Какие тактические возможности открываются.

Отредактировано Alastor Moody (2017-08-12 13:28:29)

+4

17

Меньше всего Джулиан любил все эти разговоры о детях, но хорошо, что коллеги это все в шутку. Он только посмеялся, хотя, возможно тем, кто знает его чуть лучше остальных, могло показаться, что это был нервный смех.

- Надеюсь, что по уходу за не моими детьми, - произнес Эндрюс, а затем едва слышно для Эшлинг - так, чтобы его слышала только она: - У моего брата во всю развиваются отношения, впору напевать уже марш Мендельсона. Думаю, через годик-другой я стану вполне себе дядей.  И пусть пока на этом точка.

В тарелку он положил себе пару острых мясных кусочков и невольно в уме стал продумывать, как бы ему дома приготовить нечто подобное. Трудно было назвать здешнюю еду деликатесом, но ведь все гениальное просто. И на вкус очень даже ничего.

- Лучше себе посочувствуй - если будет у меня ребенок, я заставлю тебя быть крестным, - Джулиан по-ребячески хихикнул, представляя как Саваж управлялся бы с малолетним крестником - то еще зрелище. - Но в честь тебя называть не проси, даже если будет мальчик.

Отсалютовав Грюму бокалом с соком (Джулиан все еще не решался пить что-то более крепкое, хоть и рядом оказался Дункан), он приветливо улыбнулся и кивнул, оценивая юмор. Забавно, лишь бы только правдой не оказалось - будет у Эшлинг ребенок, так Эндрюс будет страдать больше всего - детей он любил только когда они спят. Нет, это было бы что-то страшное - хватает с него и соседей, и животного в квартире.

Угоститься сладким пирожным, по форме напоминающим пасочку, Джулиан тоже успел, практически сразу после солонего. Сочетать несочетаемое - это можно было сказать о каждом втором блюде, которое Эндрюс выготавливал дома. Перевоплощение Скримджера добавляло какой-то уют в их и без того теплую компанию. Возможно смотрелось странно, но к подобным зрелищам здесь все привыкли. Не будь это праздник, на котором полагалось пить крепкие напитки, Джулиан бы ушел заварить чай, которого не хватало здесь для полной картины. Но веселье было в самом разгаре, и сейчас даже Эшлинг посмотрела бы на друга как на идиота, перимись он разливать всем чай.

+5

18

Нарисованная Дафной картина живо предстала перед глазами, и Эшлинг рассмеялась, представив себе малыша, почему-то непременно мальчика, похожего на Грюма, здесь, в отделе. Ему бы досталась хорошая, хоть и очень своеобразная семья. Мало у кого из авроров вообще были дети, работа не очень-то позволяла, но те, которые были, получали с пол-десятка "крестных" - ближайших друзей и сослуживцев родителей. И в таком окружении и правда часто вырастали аврорами, в отделе была даже пара династий длиной в четыре-пять поколений.
Эшлинг утащила с пролетавшей мимо тарелки два имбирных печенья и безапеляционно заявила, - ну уж нет, пока не будет маленьких Грюмов, лицензию на героическую смерть командор не подпишет, можно даже не надеяться. И ты не надейся, Эндрюс, самый длинный отпуск в жизни выдают только за собственных, племянники сойдут разве что в качестве тренировки. - Саваж как всегда вернулся с добычей, и Эш подавила порыв оттащить напарника в угол и расспросить, что ему удалось найти по делу, куда сейчас бежать и кого допрашивать. Будь там что-то совсем срочное, он сам не постеснялся бы поднять группу на уши и вытащить из праздничного тепла работать, а раз не вытаскивает, значит дело подождет до завтра, и глинтвейн важнее. - Там, в красном канчике, налей и мне тоже.
Тепло, в кружке плавает звездочка бадьяна и кусочки апельсина, уютно до того, что хочется забраться на диван с ногами или свернуться калачиком под боком у Руфуса, жаль, что это - исключительная привилегия миссис Скримджер и их детей, от кого-то еще таких нежностей просто не поймут. - Давайте пари? - заговорщически понизила голос Эшлинг и оглядела ближайших соседей, - кто заплетет командору косичку и не получит лапой по ушам, тот первым открывает свои подарки?

+5

19

Руфус, конечно, не удержался от небольшого позерства, оборачиваясь в льва на глазах у всех и улегся рядом с камином, Гавейн почти сразу поднялся, усаживаясь рядом с бывшим напарником: ему босс периодически позволял не большие вольности, и запустил руку в мягкую гриву, почесывая за ухом.
- Я все слышу, О’Флаэрти, - коротко усмехнувшись, - Не мечтайте, - он потянулся, и кивнул на классический красный мешок, - Разбирайте, раз  уж зашла речь о подарках. И , Дан, - перевел взгляд на своего стажера: - Ваши с Кайланом под елкой, подписаны, передашь Гранту?
   Милые, профессиональные шутки о героический гибели почти всегда портили ему настроение, но Гавейн не стремился это показывать. Не плакать же в углу, а шутить на подобную тему, вполне в их духе, он и сам так часто доделал, до последних лет. Пока пожиратели совсем не обнаглели, и гипотетические шуточки  не стали омерзительной реальностью.
   И он решил поддержать другую шутку:
- Чтобы сделать артефакт погремушку, мне надо будет постараться, и вы же меня первые проклянёте. Поверьте счастливому обладателю нескольких племянников: дети и издающие какие-то звуки игрушки – это наказание для любого родителя.
    Он лениво раздумывал на словами Дана о толпе в Косом, и не стоит ли предложит ставку, где народу больше: в Хогсмиде на ярмарке или на главное магической улице Лондона.

+3

20

На кухонной стойке нашелся не только глинтвейн, предусмотрительно "укрытый" согревающими чарами, но и пол-противня запеченного мяса, и сейчас это было практически все, что нужно для счастья после нескольких часов беготни по холоду.
- Вы так это все расписываете, что хочется выбрать место для кроватки и манежа, накупить игрушек и разных нужных вещей, написать программу обучения и воспитания и выяснить детали обряда наречения имени. Но учти, Эндрюс, ни уговоры, ни шантаж, ни мольбы и ночевки у меня под дверью, ни даже спор на высокие ставки тебе не помогут, я соглашусь быть крестным только если парня назовут в честь Робрадса. Речь о сыне аврората, в конце концов, имя должно быть знаковое.
Эшлинг предлагает пари, театрально понизив голос так, чтобы все равно слышали все присутствующие, и Дан понимающе усмехается в кружку. Старый способ справиться с ситуацией, когда чего-то делать вообще-то нельзя, но очень хочется, - надо поспорить. Тогда хулиганство волшебным образом превращается практически в подтверждение храбрости и отстаивание собственной чести или чести команды, факультета, группы или, в особо тяжелых и интересных случаях, - целого отдела. А когда еще представился бы такой удачный случай погладить льва и командора Скримджера в одном лице? И учинить щенячью возню у камина, если "леонид", пребывающий в честь Рождества в на редкость благодушном расположении, аккуратно приложит лапой. Но Гай пресек забаву "на взлете", стражем устроившись рядом с Руфусом. - Сенсей, я только хотел прием ставок объявить на то, кто вообще осмелится участвовать, - с толикой деланного разочарования протянул Дункан, усмехнувшись. - Передам конечно. А моя шапочка совы там есть? Мне ее еще весной обещали, как компенсацию за взятые на себя бюрократические заботы, но все время забывают. - Шутка про почтовую сову была старой, уже почти дежурной после полугода отстранения от оперативной работы и сплошной возни с бумагами и с ведением следствия исключительно, но в целом отражающей действительность. На первенство в разборе подарков Саваж претендовать не стал, уступив это право тем, кого уже не так манил ужин. К тому же если его коробку кто-нибудь найдет раньше собственной, то скорее всего просто передадут в руки.

+4

21

Дафна во время любых праздников чувствовавшая себя не в своей тарелке, и тут тоже считала себя гостьей, а потому к подаркам не спешила и таким же конспиративным шепотом ответила Эшлинг:
- А если храбрец получит не по ушам, а, например, по носу - это считается?
Идея с подкидышем оказалась очень популярна, причем именно у несемейных сотрудников аврората. Тема была достаточно опасная. Она куда более явно, чем дни рождения и новый год, напоминала - время идет, а жизнь очень многих авроров мало похожа на жизнь нормальных людей. Несчастный неродившийся младенец оказался чем-то вроде неразменной карты в подкидном дураке - его быстренько передавали по кругу. Только женатый Скримджер, имевший собственных детей, все больше мудро молчал и жмурил глаза у камина.
Дафна от своих коллег ничем не отличалась, в детях она понимала ровно столько, сколько должен врач, то есть знала как они устроены внутри, поэтому от Грюма отмахнулась.
- Аластор, внеочередной сертификат на дедушку, минуя должность отца, получите только после того как научитесь рассказывать сказки. Поясняю, детские сказки - это такие хорошие истории, в которых добро обязательно торжествует, а зло наказано. При этом все главные герои живы и счастливы, долго живы и долго счастливы. Дункан, по-моему, это очень правильное пари. Слабо рассказать такое? Рождество как раз прекрасное время для сказок, даже если они аврорские.

Отредактировано Daphne Murray (2017-09-09 15:02:13)

+4

22

Потрескивание дров в камине было уютным, а еще более уютным было то, что Гавейн устроился рядом. и можно было положить морду ему на колени, доверичиво вдыхая дружеский запах. Тут все запахи были дружескими, но Робардс был из тех, к кому лев приполз бы даже раненным и без сил. Он с удовольствием жмурился от ласкающий пальцев, лениво подергивая ухом и кончиком хвоста. Его львята были в добром расположении духа, как расшалились, то обсуждая воспитание детей, на которое Скримджер только насмешливо подергивал усами, посмеиваясь про себя. Конечно, дети - это радость. Счастье. Его дети тоже сейчас дома, с матерью. Он увидит их завтра. Услышит их смех, почувствует, как обнимут маленькие - как у Иды - и уже совсем на маленькие - как у Кая - руки. Увидит их блестящие глаза.
Но дети - это и беспокойство. Страх за маленькие и беззащитные жизни, которые так легко обернуть против его интересов. Возможно, в авроров стоило брать только бездетных и бессемейных сирот. Без привязанностей. С другой стороны... Это было бы слишком жестоко в отношении молодых. Или в отношении окружающих - если бы было собрание отчаявшихся создать крепкую семью.
А вот второе предложение Руфус встретил насмешливым фырканьем. Покушение на гриву было очень смелым - даже для Эшлинг. Но, с другой стороны... С другой стороны, Йоль - время чудес. Почему бы не подарить львятам, его семье, его стае, одно небольшое чудо? Возможно, ленточки в гриве - это именно то, что ему нужно. Завтра дети будут очень рады выпутывать их из густой шерсти - или добавить еще несколько. Это была хорошая мысль.
Руфус покосился выразительно на Гавейна, приоткрыв глаз, мол, пусти их, пусть развлекаются.

+4

23

Выходной в такой день – это очень важно и нужно. Правильно. В конце концов, всегда есть те, у кого нет семьи или те, кому просто в очередной раз не повезло. Какой-то такой мыслью наслаждался Фабиан, пока Гидеон наряжал Аластора в оленьи рога и, улыбаясь напоследок, оставлял под елкой подарки для всех знакомых. Надо было еще успевать перекладывать подарок Гидеона из стола в сумку: любопытный нос брата отнюдь не способствовал сюрпризам.
Выходной в такой день – ужасно не нужное дело. Именно эту мысль Фабиан крутил в голове в попытке как-то примирится с необходимостью разделения семьи: матушка пригласила тетю Лукрецию, а та и Молли в одном доме не совместимы категорически. И все это стало известно – как назло ровно день-в-день. Ровно в тот момент, когда близнецы зашли к сестре, что бы помочь ей добраться с мужем, детьми и подарками домой. И найти иную кампанию оказалось просто невозможным. Хотя нет, просто обидным для семьи.
Сидя у сестры на кухне, Фабиан думал, что идея пренебречь матерью ради Молли ужасна как минимум тем, что их обоих потом еще полгода не простят. Идея же поступить наоборот намекала, что праздник будет испорчен намеками о необходимой женитьбы, другими крайне неприятными разговорами и легкой, хоть и понимающей, обидой Молли.
Идея пришла в голову Гидеона. Когда он пнул брата под локоть и предложил сбежать на работу Фабиан чуть не обозвал старшего «гением» прилюдно: на его восхищенное лицо итак с некоторым сомнением посмотрели. «В конце концов, Аластору там явно не помешает кампания да и тем беднягам, что остались на дежурстве…» - додумывал братскую инициативу младший, пока старший объяснялся с Молли. Под эти же мысли он не отказался от яблочного пирога «вам же тоже нужно на праздник что-то вкусное».
- Эй, ну по крайней мере будет хорошо. Все свои. И! Не придется объясняться с матушкой! – Гидеон, подобно рождественскому оленю, ускакал вперед по атриуму и всячески пытался подбодрить брата, которого нескрываемо ел стыд. Впрочем, уже в родных стенах стыд исчез.
- Эгей, какое многолюдие! А мы с пирогами, - Фабиан помахал рукой всем присутствующим и водрузил передачку от сестры на стол. В конце концов, Молли готовила в разы лучше чем что-либо, что могли предложить в Министерстве. У каждого свои таланты.
Пока брат занял себя вещами вроде «открыть пирог, порезать, обеспечить себя куском и горячим чаем, Фабиан подобрался поближе к камину – отогреть замерзшие с холода руки. Большого Льва он обошел уважительно и вместе с тем не скрывая улыбки – первое услышанное им в помещении явно относилось к мистеру Скримджеру и его производящему крайне мирный вид состоянию.
- Кого и за что собираются лапой по носу? И, главное, если не косяк, то куда вписаться что бы поучаствовать в процессе получения не по ушам? 

+3

24

Ты же знаешь, я везде пролезу без очереди, — Аластор пожимает плечами так, будто Эшлинг сморозила несусветную глупость, такую, что он даже комментировать это не будет. — Подделаю ордер, навру в отчете, заявлюсь с обыском раньше обещанного, запугаю и заставлю признаться в содеянном. Я всегда так делаю, почему бы мне и лицензией на героическую смерть не обзавестись раньше времени? Я тут среди вас все равно самый старый.
Грюм, конечно, несколько преувеличивает, но в целом его шутки не слишком расходятся с правдой. Все знают, как работает аврор Грюм, никто не сомневается, что с аврора Грюма станется. И даже зачатки здравого смысла, имеющиеся у некоторых представителей его группы, тут не помогут, ведь последнее слово остается за старшим.
Эшлинг, ставлю на тебя, просто потому что ты рискнешь, — ухмыльнувшись, он игнорирует возражения Робардса и делает ставку, не понижая голос до громкого шепота. Затем поднимается, подходит к столу, берет в руки бутыль с огневиски и некоторое время держит ее на весу, словно сомневаясь в своих дальнейших действиях. Поторговавшись с собой, не без сожаления ставить бутыль на место. Хочешь напиться - оставался бы дома, а раз выбрал работу - держи себя в руках. Аластору надо было немало влить в себя, чтобы хорошенько опьянеть, но он решил не увлекаться, и вместо бутылки прихватил с собой тарелку с мясной нарезкой. — И если выиграю, приз отдаю Дафне. Несмотря на то, что она вреднющая, как дьявольские силки.
Аккуратно пробираясь к выходу, он даже честно пытается припомнить какую-нибудь добрую детскую сказку, но ничего не выходит. Из того, что рассказывали в детстве родители, давно ничего не помнится, а то, что он в состоянии сочинить экспромтом, Мюррей не одобрит. Хотя почему - непонятно, зло ведь в итоге посадят в Азкабан, а добро выпишут из Мунго. Ну и что такого, что на кладбище? Можно об этом не упоминать, например.
Твой сертификат, Мюррей, я тоже подделаю, пускай для добрых сказок они найдут себе какую-нибудь... бабушку, я не знаю. Пойду пну к вам парня за картой, а то ж вы как саранча, скоро ничего не останется... А, Фабиан! Ну, теперь точно не достанется. Иди, заплети льву косичку, прояви смелость! — Грюм хлопает своего аврора по плечу, не спрашивая, где Гидеон и почему он вообще вернулся. У каждого здесь есть причина. Он просто огибает его и скрывается в дверях комнаты отдыха со своей тарелкой, чтобы, действительно, послать вместо себя часового. Потому что как бы он ни старался, а с каждым выпитым глотком праздник все равно превращался в какое-то недоразумение. Ну, знаете, как будто поддельные гирлянды, которые не приносят радости, а хиты не раскрыли мошенничество к празднику. Одному проще.

+3

25

- Вот черт, а я так надеялся! - наигранно воскликнул Джулиан, не сдерживая широкой улыбки. - Уже запланировал себе трехгодичный отпуск на каких-нибудь островах подальше от людей. Или сколько там дают по уходу за ребенком?

Пожалуй, в их с Эшлинг тандеме именно она была той самой, которая не только придумывает безрассудные, но захватывающие идеи, а еще иногда их исполняет. И Джулиан, обычно, убедившись, что идея не такая уж и самоубийственная, мог повторить за подругой. А мог и не повторять. В данном случае он не хотел рисковать, все же львы - этопо части гриффиндрорцев. Вот сли бы кто-то превращался в барсука...

Робардса Джулиан мог только поддержать. С детьми в сознательном возрасте он никогда не жил, но когда-то отец купил им с братом домашнее животное - грызуна, у которого колесико было со звоночками. Вечером под этот невыносимый звук они засыпали, а по утрам просыпались, про себя проклиная, что в свое время это колесико казалось им забавным и милым.

- А если будет девочка? На Гавейнилу или Гавейнэллу я не согласен - при всей любви к начальству, - Эндрюс глянул украдкой на Робартса. - А вообще нужно составить какой-нибудь справочник чисто аврорских имен, чтоб потом долго не думать.

Неторопливо перетянув в свою тарелку еще один маленький мясной шарик, Джулиан умолк, слушая разговоры коллег и уже раздумывая над тем, на кого из них поставить, если кто-то рискнет потревожить льва. Он, разумеется, вовсю болел за Эшлинг, но был и другой кандидат на победу, который в иной ситуации (был бы это какой-нибудь другой лев) не просто не побоялся бы к нему в пасть полезть, но и сам напугал. Странно, как это в свое время Джулиан выбрал себе такого наставника. В тот день, когда они с Эшлинг явились на порог аврората, Грюм не внушал никакого страха.

Эндрюс уже собирался было ставить на последнего, но появился еще один кандидат, судя по цвету волос - истинный гриффиндорец, которому точно хватит смелости не только косичку Руфусу заплести, но и гриву на бигуди накрутить.

+4

26

Разумеется, он замечает мягкий взгляд Руфуса, позволяющий его «львяткам» всякие шалости. И даже не морщится едва уловимо: все-таки шутки штуками, а репутация это штука которая создается веками и рушится в один миг. Не тот у Скримджера статус, чтобы...
   Но и оспаривать его решение перед всеми он не будет, а потом просто почесал Руфуса за ушком и улыбнулся:
- Обладатель гривы сегодня благосклонен к вам, можете вплетать ленточки, и косички. Но в порядке очередности, - и шутливым полушепотом – театрально громким на пол комнаты – А кто дернет за волосы останется без руки. Так что первым я полагаю пойдет торопящийся в могилу Аластор?
  В целом ему пожалуй не хватало именно таких дней и вечеров  в череде преступлений Пожирателей: когда кажется, что жить они будут вечено, и словно ничего ужасного случится не может.
- Ты мне льстишь, Дункан, по моему аврорский ребенок должен носить имя кого-то из более великих. Например Аластора или может кого-то из основателей нашей структуры. Мое же имя будет носить дитя отряд зануд, разве что. Хотя рыцарские имена, не так и уж и плохо, - он улыбнулся, подумав, что пожалуй, Гавейн Оркнейский действительно ему подходил. Довольно таки непримиримый был рыцарь. Главное его ошибок не повторять.
   Он кивает всем новоприбывшим , а потом добавляет в адрес Джулиана:
- Гайя, например, - и пожимает плечами, - Пироги от миссис Уизли? Можно мне один?
  С того, момента, как он стал крестным Чарли, Гавейн очень любил пироги от Молли.

+5

27

- За ребенком уход, а не от ребенка, Джулиан, какие тут острова подальше от людей, ты что, - усмехнулась Эшлинг, легонько ткнув друга локтем под бок. Обладатель гривы был благосклонен, а вот Грюм - нет, наставника словно что-то в разговоре обидело, он ухватил в качестве предлога уйти ее, вообще-то, обещание подменить дежурного и ушел. И это почему-то расстраивало до того, что портило почти всякое удовольствие от разрешенной шалости, как-то разом потускневшей и больше похожей на какую-то бессмысленную глупость. Ну и ладно. Ну и пусть. Не нравятся шутки о детях - не надо было начинать первым, уж Аластор-то мог знать, что в собравшейся компании кто угодно подачу отобьет, и ему тоже достанется. И себе она портить праздник из-за чужого дурного настроения не собирается. Эш одним глотком допила вино и решительно поднялась с места, но прежде чем устроиться под боком у Руфуса, подошла к миниатюре со святым семейством и бережно устроила в яслях маленькую фигурку младенца.
- Смотри, на что подписался, Фабиан, я тебя научу, и за это четвертинка самого вкусного пирога - моя, - улыбнулась рыжая бывшему товарищу по группе и опустилась на колени рядом со львом. Заплести косу - задача не то чтобы неисполнимая с одной рукой, но более сложная: шерсть выскальзывает и путается, короткие пряди неудобно разделять, удерживать в пальцах и подтягивать плетение, пытаться вплести еще и поданную Саважем ленту Эшлинг не рискнула, только конец косички закрепила ей, покрепче затянув узел зубами. Вышло... ну неплохо. Кто рискнет - пусть сделает лучше, вряд ли кто-то из мужчин-авроров, исключая может Дункана, вообще в жизни заплетал кому-нибудь косы. - Готово. Давай, Прюэтт, попробуй, это почти безопасно, если только не дернешь за волосы. - Задерживаться рядом и тем более чесать командора за ухом Эш не стала, это были бы уже совсем непозволительные вольности, отошла к елке и кивнула Фабиану на освободившееся место. А ей теперь можно найти свой подарок, и подарок Дафны заодно - ей Аластор передал свой "выигрыш", и Скримджера и Робардса - оба так хорошо устроились у камина, что выманить их оттуда яркими коробочками может и не получиться, а хочется посмотреть, понравится ли им.
В ее собственном оказались несколько боевых и защитных артефактов, в которых явно узнавалась рука Гавейна, и обтянутая тисненой кожей с кельтским плетеным узором поясная фляжка, судя по небольшому размеру - явно зачарованная на расширение внутреннего пространства и наверняка еще на что-то: к ней прилагался целый листок пергамента с описанием свойств и правильного способа обращения. Подарок Дафны, довольно большую коробку, Эшлинг оценивающе взвесила за бант и заключила, - перекидывать не буду, тебя этим можно случайно зашибить, лучше подойди.

+2

28

- Гвен - "белая", - чуть пожал плечами Дункан, - это наиболее близкая по смыслу и звучанию к "белому соколу" версия женского имени, либо надо подробнее рыться в валлийских корнях. Гайя - все-таки "Земля". А Аластора пусть лоббирует О'Флаэрти, - это ее учитель, я свои интересы как крестного отстаиваю. Этому миру все еще не хватает зануд вроде нас.
Грюм их все-таки покинул на предложении на спор рассказывать добрые сказки, Саважа это не удивило. Мать живой легенды аврората умерла год назад, в декабре, такие воспоминания способны отравить любой праздник, и вид чужого искреннего веселья многих в подобных случаях скорее раздражает, чем помогает разогнать неприятные мысли и развеяться, приняв в нем участие.
Интересно, стоит напомнить Мюррей, что на самом деле представляют собой детские сказки, не перекроенные издателями, чтобы не пугать малышню и родителей, читающих эти книги малышне на ночь, заодно? Эти довольно жуткие, если вдуматься, истории, когда-то предназначенные подготовить детей к встрече с жестоким и опасным миром и научить некоторым правилам и способам выживания. Дункан навскидку не мог вспомнить ни одной, где кого-нибудь не съели, не сожгли, не убили еще каким-нибудь жестоким способом, причем в половине случаев это проделывали герои со своими противниками, а в половине - наоборот, и торжество добра выходило... да, очень аврорским, но немного не попадало под заявленный критерий. - Не слабо, - Саваж усмехнулся, принимая вызов, - правда среди известных образцов фольклора добрых историй мало, вот специалист тебе скажет, - кивок в сторону Прюэтта, сказками интересовавшегося давно, - поэтому будет авторская, из отдела Надзора. - Теперь уже американского, Клэр летом вышла замуж и сменила гражданство и место работы. Одна из тех историй, которые она для него придумывала в нью-йоркском госпитале, по вечерам сидя у постели. - Добрую или смешную?
Мюррей хитрит и хочет добрую и смешную одновременно, за целое желание тому, кто справится, - высокая ставка и ценный приз, на желание в отделе играли не так уж часто, пожелать коллеги могут разного.
Однажды, как это нередко случается в сказочных королевствах, дракон украл наследную принцессу и унес в свою пещеру.  И только устроил добычу, как снаружи раздались чьи-то шаги.
-Опять кто-то пришёл по мою душу,- проворчал дракон, прислушавшись. - Погоди минутку, я сейчас вернусь.
Принцесса покорно кивнула и присела на сундук с сокровищами, кроме как ждать ей все равно ничего не оставалось. Дракон выполз из пещеры, какое-то время снаружи было тихо, а потом раздался жуткий вопль, хлопанье крыльев, шум, лязг... и снова тишина. В пещеру, жизнерадостно улыбаясь, вошел симпатичный молодой человек и поклонился принцессе.
-Ваше Высочество...
-Вы убили дракона, сэр?- на всякий случай уточнила принцесса.

Рассказывал Саваж по ролям, меняя интонации и тон голоса,
-Нет, что Вы,- засмеялся юноша.- Я никого не убивал. Дракон просто испугался меня и убежал, стоило мне представиться.
-О-о,- уважительно протянула принцесса.- У вас такое громкое имя, сэр рыцарь?
-Да ну, какой я рыцарь...- засмущался юноша.
-Да, действительно,- согласилась принцесса, оглядев его с головы до ног.- У Вас нет ни лат, ни меча... а, понимаю, Вы - великий маг?
-Нет, к сожалению.
-А кто же?- задумчиво нахмурилась принцесса.- Может, бард? Я слышала, некоторые барды могут...
-Нет-нет, что Вы! У меня и слуха-то не было никогда!
-Значит, вор?- удивилась принцесса.
-Ваше Высочество!- возмущенно воскликнул парень.- Я не вор!
-Ох, простите... Ну тогда я даже не знаю. - Девушка была всерьез озадачена. - Может, клирик?
-Ну как клирик может испугать дракона?- фыркнул юноша.- Драконы вообще почти никого не боятся. Нет, миледи, я всего лишь обычный зубной врач... эй, Ваше Высочество! Ваше Высочество, постойте, куда же Вы?!

Отредактировано Duncan L. Savage (2017-09-27 20:06:31)

+4

29

«Ну вот ты и дома» - Фабиан поймал эту мысль с привычным, уверенным спокойствием и присел на корточки, пока за спиной О’Флаэрти плела косички, протянув руки к камину. Где еще быть в рождество, как не на работе? Как оказалось – нигде.
На периферии зрения, но куда важнее в сердце и мыслях, копошился Гидеон с простыми вещами. Рядом были те, кто стоял плечом к плечу уже не раз и с кем можно было разделить что-то куда более сокровенное чем одну единственную ночь в году. Жизнь. Да не свою – тех, кто оказался втянут в неприятности, кого они обязаны защищать.  Тепло от камина расползалось, отзываясь теплом в сердце.
Хотелось возмутиться на Аластора, а вышло только улыбнуться, разводя руками и стряхивая не осевшую еще обиду легким жестом. Оставлять командира одного до тошноты не хотелось, но единственное, в чем Пруэтт сегодня себе отказывал – поддаться этому желанию. Грюм знал что делает. И зная командира Фабиан подумал прийти к нему попозже. С бутылкой и тишиной. Потому что никто не должен быть один в Рождество. Но это – потом. Когда он не принесет с собой сожалений или чего-то, кроме улыбки.
- О, с чисто аврорскими именами и уважением можно дойти до «Руфусов Гавейнов» и «Кайланов Дунканов».  Или кого-нибудь угораздит назвать сына Персиваль, - Фабиан фыркнул, вспоминая Молли и ее вкус на имена, но было в этом все равно слишком много сквозящей нежности. Даже идиотские имена он прощал ей с огромной охотой. В конце концов, это ее дети и им с этим жить.
- Что, целиком? Это вопрос «Фабиан, принеси мне кусок пирога» или «можно мне весь»? В любом случае, да, наверное- Как раз, пока Эшлинг справлялась с косичками Фабиан успел дойти до брата, отнять у него тарелку без всяческого насилия и принести ее Гавейну. Вместе с этим Фабиан достал из кармана сложенный в двое конверт с криво, явно детской рукой, сделанной надпись «мистер Разбойник*» и протянул его туда же, куда пирог - С рождеством от Чарли.
Закончив на этом с семейно-умилительными сценами, Пруэтт услышал заветное «готово» и вернул свое внимание ко льву.
- Эшлинг, ты хотела обидеть меня, Гидеона или нашу сестру? У нее все пироги – Самые вкусные. Впрочем, я вот предпочитаю яблочный, а его уже бодро подъели… В общем предложение: пироги общие. Кто первый съел и это все – не сторожить же мне их и не ограничивать доступ без письменного разрешения и визы-отпечатка лапы? – Устроившись рядом со львом он провел рукой по гриве очень осторожно, внимательно следя за тем, что бы не зацепить и не дернуть. Огрести лапой казалось меньшим злом по сравнению с потенциалом испортить настроение Скримджеру или узнать остроту зубов льва. Хотя… нет.
Осторожно, все так же мягко поглаживая, Пруэтт взялся за заплетение тонкой косички.
- Вот интересно – это приятно или просто «сойдет»? – Обратился он к Скримджеру. Под сказку дело пошло с особенным удовольствием, но все так же медленно.
Впору было придумать на ходу историю про большого короля-льва, который, собственно, что? Превращался в прекрасную принцессу если заплести ему стосемдясят четыре косички? Фабиан оценивающе посмотрел на льва. Такое количество, вероятнее всего, на нем просто не поместится.

Пояснение

--------
Robards и robber не только пишутся относительно похоже, но и достаточно похоже звучат. С учетом того, насколько пятилетние дети склонны к «мутированию» одних слов в другие.

+4

30

Странное ощущение. Это мог быть обычный треп ночного дежурства, когда голова уже не слишком хорошо работает, чтобы заниматься серьезными делами, а вздремнуть в ожидании вызова нельзя. Но праздник требовал особого порядка - все должны быть разговорчивее и веселее, чем обычно. У кого-то выходило хорошо, у кого-то нет. Дафна понимала, что она как раз относится к тем, у кого не очень получается поддерживать атмосферу уюта и непринужденности, поэтому из двух зол предпочла помочь ближним в подстрекательстве к хулиганству. Но кто-то милосердный послал им Саважа и братьев Пруэттов. Вот уж глядя на кого понимаешь, что сегодня праздник, настоящий праздник - семейный, с традициями, а не сувенирная подделка. Фабиан тут же занял место Эшлинг рядом со львом - когда еще предоставится такая возможность, а потому можно было тихо посидеть, откинувшись на мягкую спинку дивана.
Шутки Грюма дошли уже до той черты, когда от смеха не так уж далеко до отчаяния. Причину Дафна не знала. Да и какой смысл спрашивать, если он не ответит, а помочь она все равно не сможет. Она могла вылечить многое, но возвращать наложением рук хорошее настроение и душевное спокойствие в Мунго не учили. Обезболивающее заклинание унимает только боль физическую, и даже светлая магия не может сделать человека счастливее, чем он есть.
А еще она сильно подозревала, что Грюм, как и она сама, не очень умеет принимать подарки, и это еще одна причина, почему он сбегает, когда Эшлинг начинает разбирать коробки. Свою коробку Мюррей приняла из ее рук и распаковала тут же, вынимая маленький термос, наверняка зачарованный на внутреннее расширение, кружку, медицинский атлас, который она давно хотела купить, и коробку конфет. Здесь про ее слабость к сладкому хорошо знали.  Мюррей тут же выложила конфеты на общий стол и заулыбалась, когда рассмотрела картинку на кружке, где зубастая мурена примостилась в засаде у грота с маленькой чашечкой кофе.
- Признавайтесь, кто рисовал?
Саваж тем временем легко подхватывает пари, от которого отказался Грюм. Но Дафна знает, с кем играет, не зря же в отделе ее прозвали муреной - все равно вывернется.
- Сказка хороша, Дункан, - смеется она в ответ. - Но она магловская, а не аврорская! Так что я ее не засчитываю. Чтобы это в полной мере оценить, нужно как-нибудь полечить зубы в магловском стоматологическом кабинете.

Отредактировано Daphne Murray (2017-10-01 00:23:18)

+1


Вы здесь » Marauders. Brand new world » Флешбеки » Счастливого Рождества