картинка

Marauders. Brand new world

Объявление

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Marauders. Brand new world » Флешбеки » Счастливого Рождества


Счастливого Рождества

Сообщений 1 страница 17 из 17

1

Счастливого Рождества


Открытый для всех желающих авроров и стажеров аврората


http://s9.uploads.ru/B54TU.jpg

Участники: Авроры

Дата и время: 24 декабря 1977 года

Место: Штаб-квартира аврората

Сюжет: День перед Рождеством. Предпраздничная суета, кто-то останется на работе дежурить, кто-то уйдет домой отмечать. Кто-то, по независящим от него, причинам, до дома не доходит, или оказывается выгнан из дома. Или просто решает, что с коллегами веселее, а неудачников надо развлекать. К полуночи в штаб-квартире соберется теплая компания, отмечая семейный праздник в кругу тех, с кем не раз прикрывали друг другу спину. А в час ночи над Лондоном взойдет полная луна.

(первый круг в любом порядке, дальше по ситуации)

0

2

Нельзя сказать, что Руфус дежурил каждое Рождество. Скорее он предпочитал проводить его с семьей. Но на этот раз решил, что не всегда следует пользоваться служебным положением и увиливать от нежелаемого многими дежурства, тем более, что надо было заполнить еще внушительное количество бумаг. К родным он присоединиться завтра утром. Поцелует детей, оставит им подарки под украшенной волшебными шарами и перемигивающейся разноцветными гирляндами елью. Может, даже приготовить для них, проснувшихся, рождественский завтрак. Скримджер тепло улыбнулся своим мыслям. И потом он возьмет себе несколько выходных. Например, до Нового Года. И проведет все эти дни со своей семьей. Не такая уж и плохая компенсация.
Руфус потянулся и вышел из кабинета, бросив беглый взгляд на оставленный у двери посох и уличную мантию. Его авроры заслуживают небольшой праздник. Совсем небольшой. Конечно, несколько несчастных должны остаться без выпивки и кто-то постоянно присутствовать в общем зале, что бы не пропустить тревоги, не годится оставлять отдел беспомощным в праздничную ночь, но остальным можно и расслабиться. Совсем немного. Как компенсация за то, что в праздник оказались оторванными от родных.
В большой комнате непривычно тихо. Руфус приветливо кивнул дежурящему аврору, бегло осмотрел пустующую карту. В помещении свет приглушен, и это тоже часть атмосферы праздника. Освещено только рабочее место дежурного, которому кто-то добрый все же принес еды и тыквенного сока, да повешенная вдоль стен гирлянда переливается огнями.
Основная часть сотрудников за другой дверью, где тоже не так уж и светло, но больше свечей и не надо. Это ночной праздник, когда волшебство - не всегда доступное даже им, волшебникам, творилось в воздухе само, сплетаясь из запаха хвои, разноцветных свечей, блеска глаз, тепла камина и тепла улыбок.
Руфус открыл дверь и зашел в комнату, направляясь на свободное место, взмахом руки приветствуя всех, кого не видел до этого - с начала дежурства Скримджер был зарыт в бумаги и отчеты, не выходя из своего кабинета.
- Хорошего вам Рождества.

+8

3

Аластор привык быть один. Но быть совершенно одиноким он не привык. Он приносил домой хвойные ветки, вешал на окна какие-то нелепые колокольцы, надевал шапочку Санты и шел поздравлять матушку с Рождеством. Этот дурацкий, но священный ритуал хоть как-то роднил его со всеми, кто праздновал, веселился, ликовал.
Впервые в кармане мантии у него не лежала эта дурацкая шапка, которую надо было бы нацепить, впервые он не бегал с сумасшедшими глазами по Косому переулку перед ночной сменой, выбирая ну хоть какой-нибудь подарок. Грюм старался об этом не думать. Получалось, в принципе, лучше, чем он ожидал.
Начальство, ты чего это, с женой поругалось? — подал голос Аластор из самого дальнего угла, в котором он расположился с праздничным номером «Пророка», несколько отгородившись от общей суеты. Надо заметить, что на нем красовались ветвистые оленьи рога, которые нацепили на него Пруэтты еще несколько часов назад, а он запамятовал их снять. — Ну ладно жена, а дети? Топал бы домой, я за всем пригляжу, они мимо меня огневиски не пронесут!
То, что старший аврор сам не слишком стремился приобщиться к праздничной атмосфере, вовсе не значило, что он собирается портить ее другим. Напротив, в кабинете у него был надежно запрятан красный мешок со всякой мелочевкой, который надо бы не забыть выволочь в центр комнаты ближе к полуночи. Он любит Рождество, и во многом именно поэтому каждый год забирает чью-нибудь праздничную смену. Ему не надо, а ребята порадуются.
Только прямиком в меня! А так-то да, счастливого Рождества.
Грюм по-доброму ухмыляется и снова прикрывается газетой. Из-за газеты у него хороший обзор: видно всех, каждый уголок. Уже вкусно пахнет чем-то жареным, и чем-то сладким, и хвоей, и свечами, ведь комнату украсили еще накануне. Девчонки, наверное, ведь только они умеют создать праздник и уют даже в служебном помещении.
...Но Скримджер его все-таки изрядно удивил. За газетой маг ворчал что-то о том, что будь он большим начальником с красивой женой, положил бы он на все эти дежурства большую папку бумаг и сидел бы дома, радовался бы жизни. Самому-то, конечно, не верилось в такой расклад, да и никто не поверит, но чисто теоретически...

+10

4

Гавейн обычно поздравлял родных с утра или днем в Рождество. Ни то, чтобы он их не любил – очень даже любил, особенно деда и своих маленьких племянников, и Джесс, но всегда чувствовал себя не много лишним за столом в кругу всей семьи. Он не был способен поддержать большинство тем, он  так пока и не женился, разбивая мамино сердце, и в общем мог похвастаться тем, что все еще живой, вопреки всем стараниям магов, что сомнительной, что доказанной темности. Больше, чем ему доставалось только Джессике, но та была любимой младшей дочерью, и вообще легкомысленно относилась к претензиям родителей. Гавейн же всякий раз чувствовал себя главным разочарованием всех, и это раздражало. Потому он намерено выбивал себе дежурные часы на вечер праздника, и каждый раз целовал маму в щеку и жал отцу руки с легкой виноватой улыбкой: «Да, опять дежурство, очень жаль, но я зайду завтра и пообедаю с вами».
Как правило, он старался еще что бы Руфус мог провести самый семейный праздник с женой и детьми, но раз уж сегодня босс решил, что остается , то Гавейн решил, что это не плохой повод провести семейный праздник в обществе тех, кого и правда считал своей семьей.  Пусть и молча.
На сей раз ради разнообразия бумаг у него было совсем не много, и Гавейн быстро с ними расправился.
- Всем прекрасной ночи, - Гавейн не удивился найдя Руфуса в комнате отдыха, и пристроился неподалеку от бывшего напарника, оседлав стул спинкой вперед – поза, которую он редко себе позволял, но решил, что на рождество можно.

+7

5

Вечернюю смену на Рождество, за освобождение которой и возможность провести праздник в дружеском и семейном кругу в отделе случались настоящие "бои", Эшлинг проиграла Моргану. Не то чтобы это было так уж обидно, она-то как раз успевала на ночную мессу с опозданием максимум на пару минут, но вполне готова была этой возможностью пожертвовать, чтобы освободить вечер своей группе, и вот не вышло. Как и выбить полные выходные и сбежать на сутки в Ирландию к родным, - эта задача вообще была не из реальных, если не подошла строго определенная очередь отдыхать в важные праздники. Впрочем, не было похоже, что кто-то из ее команды сильно расстроен, аврорат праздновал едва ли не с утра: тем, кому повезло удрать с работы в четыре, дарили подарки, на маленькую кухню натащили продуктов столько, что в морозильный шкаф все влезло только под уменьшающими чарами, мишуру, гирлянды и украшения еще вчера развесили даже на тренировочном полигоне, не говоря уже про общий зал, в комнату отдыха протащили елку и нарядили там, а на двери отдела Эшлинг лично повесила рождественский венок. Работа делалась конечно, но им сегодня везло: новых дел не открыто, старые срочной беготни не требовали, только обычного темпа, а что-то вообще можно было отложить на день и дать спокойно попраздновать и другим отделам, вынужденным с аврорами сотрудничать в любое время года и суток.
- Проносить Огденское мимо - кощунство и преступление, - бокал Эш практически сунула наставнику в руку и устроилась на подлокотнике дивана, не слишком близко, но и не слишком далеко. На службе им конечно пить не полагалось, но у старших авроров свои маленькие неофициальные привилегии, вроде права держать где-нибудь в кабинете фляжку на экстренный случай, и потом, один бокал - это только кровь согреть и настроение поднять, чтобы опьянеть требовались дозы куда серьезнее, а служба у вечерней смены официально закончится меньше чем через пару часов. - За именинника, - она салютовала командирам кружкой с вином и улыбнулась. Поздравления с Рождеством звучали уже не раз, а хотя бы упомянуть рожденного никто пока не додумался, а кому бы понравилось, что в его собственный День Рождения о нем забыли? Эшлинг еще и фигурку Младенца собиралась в полночь в ясли положить, собственноручно собранные с поминанием некоторых святых в не самых подобающих обстоятельствах, пока что маленькое святое семейство с  волхвами глядели на пустую колыбельку и улыбались деревянными кукольными улыбками. Собственно этой миниатюрой на дальнем столике под гирляндой, помощью в раскладывании подарков под елкой, развешивании украшений и расстановке тарелок ее участие в организации праздника сегодня и ограничивалось. Ну а еще обещанием чуть позже подменить ненадолго дежурного у карты и камина, потому что нехорошо в такой день лишать человека компании и бросать одного, даже с угощением.

+7

6

Дафна не любила Рождество. Не потому что ее раздражало общее веселье, просто она не знала куда себя деть.
В детстве кто-то из родителей всегда был на дежурстве, а второй в последний момент судорожно бегал по магазинам, покупая венки, гирлянды и мишуру, а потом, злясь и ругаясь, быстро развешивал куда придется. Став постарше она предпочитала оставаться в Хогвартсе - дети разъезжались по домам, гостиная Рейвенкло была в распоряжении всего трех-четырех человек, на столах в большом количество выставляли сладости и можно было заниматься своими делами.
Когда она вышла на работу, то в этот день, на радость коллегам, брала дежурство. Однако все равно внутри оставалось неприятное чувство, что она ведет себя не так, как положено. Колдомедики радовались возможности отметить праздник дома, но на нее поглядывали странно, и она понимала, что где-то делает серьезный промах, который одномоментно отделяет ее от нормальных людей.
Но даже поработать в Рождество не очень получалось. Дежурящие в других отделах, хоть и делали, что положено, но по минимуму и через силу, а одна она не могла поймать нужного настроя. К тому же уже загодя появлялась еще одна головная боль - подарки и какие-то лакомства к общему столу. Она охотно бы приплатила кому-нибудь, кто бы купил и подготовил все за нее, но так тоже было не принято, и она составляла списки, сверялась со списками прошлого года, чтобы случайно не повториться... В общем, сама делала каторгой то, что другим людям доставляло удовольствие. По счастью, сегодня подарки уже были подарены, принесенные ею рождественский пирог и марципаны почти съедены коллегами и оставалось только выдохнуть.
В этом году она снова вызвалась дежурить. Всего пару недель назад они проводили на пенсию прежнего главу колдомедицинского отдела. Должность предложили ей, но Дафна категорически отказалась, однако, пока подходящей кандидатуры не было, приходилось замещать начальника. Вместе с ней сегодня остались молодая докторша и медсестра, которым это несчастье досталось по жребию. У обеих были семьи, они принесли с собой самой разнообразной снеди и застрекотали, обсуждая домашние дела и своих детей. В результате в собственном отделе Мюррей почувствовала себя совсем уж неуютно и решила заглянуть к коллегам.
У авроров тоже был праздник, но ожидать тут птичьего щебета явно не приходилось, поэтому, помедлив пару секунд в коридоре, она зашла в комнату, произнося главный пароль сегодняшнего дня.
- С Рождеством! Приютите колдомедика?

+4

7

Рождество всегда являлось для Карадока особенным праздником. Его родители не были религиозны, однако отмечать этот день в кругу семьи являлось своеобразной традицией, которая практически никогда не нарушалась. Почему практически? Потому что на первом году обучения в Хогвартсе Дирборн остался в замке, снедаемый огромным любопытством и желанием посмотреть на «настоящую» рождественскую магию. Несколько огромных елок, на которые сами собой по взмаху волшебной палочки нанизывались бесконечно длинные гирлянды и множество шаров. А еще сотни свечей и венки омелы, которые висели там и сям, порой в самых неожиданных местах и заставали каких-нибудь влюбленных старшекурсников врасплох. А еще, потому что в этом году он будет праздновать один. Его родители сейчас находились далеко от Лондона, от Великобритани, да и вообще от материка. И этот факт вызывал с одной стороны, чувство спокойствия и удовлетворения, а с другой - неприятно сжимал сердце при мысли о пустом доме, где обычно в это время вовсю готовился праздничный ужин. Помнится, еще в прошлом году он участвовал во вселенской бойне «не останься на дежурство в рождественскую ночь», а сегодня ему эта возможность выпала сама собой без каких-либо усилий, вот только смысла в этом не было никакого. Заявиться к Лонгботтомам и испортить им этот вечер Дирборн даже при всей своей наглости не мог, а потому бесцельно шатался от одной украшенной витрине Косого переулка к другой, лавируя между нескончаемым потоком людей, нагруженных кучей коробок с подарками. В такие моменты мысль о том, что «пора бы тебе, Док, завести семью и порадовать нас внуками» била в голову особенно сильно, а потому оставаться в одиночестве было просто невыносимо. Выбрав зачем-то какой-то небольшой зачарованный елочный шарик, в котором бесконечно шел снег, Карадок покрутил его в руках и отправился туда, где, по его соображениям, как минимум один человек найдется всегда – в Штаб-квартиру аврората.
Здесь все было украшено – маленькими огоньками там и сям мигали гирлянды, на стенах красовались различные украшения. И даже на двери отдела висел рождественский венок. Было уютно, хотя и непривычно быть в праздник здесь. И пусть стаж его работы не шел ни в какое сравнение с некоторыми, Дирборн считал аврорат своей второй семьей, а их штаб вторым домом (что даже чисто технически, как минимум из-за графика, так и было). Конечно, как и везде, порой не обходилось без разногласий, но сложно остаться равнодушным к тем, кому ты доверяешь свою жизнь и кто, в свою очередь, доверяет тебе свою.
Перекинувшись парой фраз с дежурным аврором, поздравив его «с наступающим» и по-привычке глянув на карту (с каким-то облегчением отметив, что та была «спокойной»), Карадок прошел дальше, в комнату отдыха, подкидывая заколдованную стекляшку в руке. Открыв дверь, он тут же чуть не вписался носом в спину колдомедика, но вовремя остановился и, озаряя женщину фирменной улыбкой во все тридцать два, добродушно произнес: «Прошу прощения, мисс!» - и, обогнув ее, прошел дальше в комнату. Окинув ее взглядом, парень сказал только:
-О… - «Все уже в сборе…» - мысленно закончил он свою фразу, но посмотрев на Грюма, который сидел в самом углу, прикрываясь «Пророком», прикусил язык. Тот хоть и перестал считать его ненадежным бездарем, а все-таки шуточек неуместных не одобрял, и портить кому-то настроение в такой вечер не хотелось даже Карадоку. В комнате обнаружились также Эшлинг с кружкой вина, Гавейн и сам Скримджер, что составляло практически полный список его начальства. Почему-то Дирборн совсем не удивился, обнаружив их всех на рабочем месте.  – Доброго вечера! – Он еще шире и совершенно искренне улыбнулся, подойдя к елке. Подкинув в последний раз волшебный шар, он надел его на одну из веток, после чего приземлился на диван, снимая заснеженную мантию. – И счастливого рождества.

Отредактировано Caradoc Dearborn (2017-07-02 22:40:40)

+5

8

***

Господа, кто не пришел, присоединяйтесь по ходу действия

Руфус тихо фыркнул, откидываясь в кресле и расслабленно прикрывая глаза. Своих сотрудников он легко различал не только по голосам, но и по шагам и даже по дыханию.
- Отчеты сами себя не напишут, Аластор. Ничего, я возьму выходные потом. И оставлю на тебя их всех, так и знай, сам напросился.
Народ собирался, Скримджер, все так же, не открывая глаз, хлопнул по плечу устроившегося рядом на стуле Гавейна. Но что бы подманить к себе стакан с огневиски открыть глаза все же пришлось. С большой неохотой. Пить на службе - небольшое преступление. Вот только иногда не пить на службе несет еще больше последствий. К тому же...
- О, Дафна. - На колдомедика Руфус посмотрел с искренней симпатией. - Приютим, накормим, обогреем. А ты нас, если что, протрезвишь.
Нет, конечно, напиваться никто из них не станет. Но напиваться и немного выпить в честь праздника - разные вещи. Особенно с одобрения начальства.
- Устраивайся где покажется уютнее.
Широким жестом хозяина провел по комнате отдыха.
- За именинника.
Сам Скримджер отмечал в это время вовсе не Рождество. Йоль не имел никакого отношения к маггловскому празднику кроме совпадающих дат. Праздник круга, когда ночь замирает на своем пике, разрывая брешь между временем, что бы Колесо, скрипя, снова покатилось дальше. По мнению Руфуса - намного осмысленнее, чем рождение какого-то там младенца. Но навязывать свое мнение он никому не собирался. Все вольны праздновать то, что им ближе.
- Аластор, я смотрю, в самом темном углу сидеть выгоднее - там чаще пробегают сотрудники с виски.
Усмехнулся, снова прикрыл глаза. Как большой лев в своей пещере. Отдыхающий после охоты. Это тоже его дом, тоже его семья, его стая. Что бы ни случилось, он не сильно жалел что проведет праздник с ними - один из многих, первый за долгое время с момента получения привилегии уклоняться от дежурств в не удобные дни.

+4

9

Народ прибывал в количествах, подозрительных для этого времени. Аластор даже нахмурился, пытаясь предположить, с чем это может быть связано. Не могли же они все разом поругаться с семьями и друзьями... или могли? Трудно рассуждать о том, в чем не разбираешься. Маг молча салютовал всем пришедшим, поднимая ладонь над своим газетным убежищем. Правда одного гостя он все-таки отметил особенно.
О, самый главный колдомедик! Проходи, гостьей будешь, — он похлопал ладонью по подлокотнику кресла, то ли приглашая Дафну сесть поближе, то ли просто обозначая тем самым, что места полно, и можно где угодно расположиться с удобством. В каждом отделе, наверное, есть человек, который готов кого-нибудь подменить в Рождество, потому что пойти ему некуда. В компании целительницы ему доводилось работать уже не первый праздник, так что Аластор отметил для себя то обстоятельство и запомнил его, неожиданно в чем-то роднящее их, таких, на первый взгляд, разных. — Робардс, ну ты-то! Что-то слишком много начальства на единицу пространства. Руфус, если ты оставишь меня вместо себя, я разгоню здесь половину Аврората, и буду прав! Поэтому я не знаю, не зна-а-аю...
Грюм взял из рук Эшлинг бокал, улыбнулся ей и даже отложил в сторону «Пророк», за которым так успешно прятался. В Рождество хотелось быть вместе со всеми, что бы там ни твердили привычки. В конце концов, если всеобщая кутерьма будет слишком утомительной, можно будет пойти подменить дежурного, он будет только рад.
Док, а старший аврор Лонгботтом, что ли, выторговал выходной? Хитрый жук. Хотя ладно, я все еще надеюсь, что группа О'Флаэрти уйдет в декретный отпуск... во главе с  О'Флаэрти! — и подался в сторону, чтобы от своенравной ученицы чем-нибудь тяжелым не прилетело, с нее же станется, невзирая на чьи-то там седины и прочую мишуру. — Ладно, ладно, не надо на меня так смотреть.
Заклинанием аврор подзывает к себе несколько тарелок с закусками, набирает отовсюду понемногу, а тарелки разделяет на две небольшие группки, одну отправляет в сторону Дафны, другую подгоняет к Эшлинг. Мол, угощайтесь, дамы. Аластор нечасто вспоминает о хороших манерах, но сегодня это даже не этикет, а искренне желание немного поухаживать за коллегами. С такой-то работой равноправия они и так хлебнули полной мерой.
«Пророк», вон, обещает гулянья в Косом. Представления, угощение и фейерверк. Лишь бы наши посты его за сигнал не приняли! — усмехается. Делает хороший глоток из бокала и смолкает. Огневиски хорош, сказать нечего, но что такое несколько глотков — так, язык развязать. Это не повредит, не сидеть же весь вечер памятником самому себе.

+5

10

Рождество в кругу семьи - это не про Эндрюса. Родители уже много лет отмечали этот праздник вдвоем, как день начала их совместной жизни (несмотря на то, что поженились они днем ранее), брат наряжал пальмы в Сан-Франциско - теперь уже вместе со своей невестой, - а Джулиан предпочитал ограничиться скромным ужином либо в одиночестве, либо в компании некоторых коллег по аврорату.

Вот и в этом году сочельник проходит на работе. И в этом не было ничего плохого, так как праздник проходил в кругу какой-никакой, но семьи - гораздо более крепкой, чем некоторые. Поесть, выпить, поговорить, пошутить - все это было можно, а что еще надо? Наверное, лучше Эндрюс не смог бы ничего придумать. Даже на работе Рождество создавало волшебную атмосферу (впрочем, этой атмосферы здесь и без праздников хватало, конечно же), особый уют, и для Джулиана еще со времен Хогвартса это все было в новинку, так как в его семье такие праздники не отмечаются с подобным размахом - скорее как дань традиции и годовщина свадьбы родителей.

Джулиан пришел чуть позже, когда уже все коллеги собрались. Он старался не привлекать лишнего внимания и, закрыв за собой дверь, тут же поторопился к Эшлинг. По дороге он негромко поздоровался с каждым, кого встретил, не забывая так же о дружелюбной и открытой улыбке, но на громкое "Добрый вечер", адресованное всем присутствующим так и не решился.

- Что я пропустил? - обратился он к подруге.

Несмотря на то, что совсем недавно Эндрюс пообедал, снова захотелось есть - уж очень все аппетитно жевали. Закуски выглядели многообещающе, и Джулиан взял тарелку, положив себе всего по чуть-чуть. В качестве выпивки он отдал предпочтение тыквенному соку - кто-то должен был оставаться трезвым, да и, честно говоря, особого настроя пить не было.

- Как здорово, - произнес Эндрюс то ли Эш, то ли самому себе, поглядев в свою тарелку и выбрав самый аппетитный кусок мясной нарезки.

   Почему-то вся праздничная еда всегда была вкуснее, чем в самый обычный день. Если сделать по одному и тому же рецепту какое-нибудь блюдо сегодня и, к примеру, послезавтра, обязательно всем оно больше понравится именно сегодня - даже если приготовишь его не очень хорошо, о чем-то забудешь или добавишь чего-нибудь лишнего. Наоборот, будет казаться, что так и должно быть, а если кому-то не по душе, то проблема только в нем, а не в самой еде. Впрочем, возможно, дело было и в том, что в кое-веки на работе приятно поесть что-нибудь кроме бутербродов. Предпочтения в еде у Джулиана всегда были довольно консервативными, но редкое разнообразие все же не помешает - особенно в такой день.

+4

11

Гавейн машинальным жестом накручивает цепочку остального креста на палец и отпускает.
   Как бы он не относился к мишуре, пышным застольям, шуму, раму и ярким краскам, эта ночь все равно особенная, если вспомнить её настоящий смысл, спрятавшийся за елками, подарками, оленями и  уткой в яблоках.
   Бог спускается к человеку, чтобы поднять человека для уровня бога. Не в громе и молниях, не в пышных царских хоромах, не в сиянии славы и избранности, но в грязном вертепе, где чуть болеют овцы и мычит вол, где пахнет сеном и, наверняка, чуть-чуть кровью, появляется на свет существо одновременно и беспомощно хрупкое и способное одним словом создать и уничтожить вселенную. Священники и ученые мужи, что так ждали его прихода либо спят, либо едят и беседуют о мудрости, не понимая, что их Бог вышел из покоя последнего до творения и создал Новое, невиданое досели. Безумие для античных мудрецов. И только пастухи и три великих мага заметят, что мир изменился. Вступил в новую эру. Бог пришёл, чтобы умереть за человека.
   Гавейн не мог считать себя особенно религиозным, но вопрос изучил, и считал, что если бы этой истории не случилось, её бы стоило придумать, людям иногда полезно задуматься о том, куда они идут. Ему самому она помогала удержаться на тонкой грани , где закон переходил в самосуд.
   Он улыбается и кивает всем новоприбывшим, невольно тянется мыслью к тем, кто до них не дошёл. Гранты,наверняка, у  матери. Дункан тоже с родителями. У Адама в семье не очень гладко, но может он обзавелся девушкой или встречает с друзьями.
- За именинника, - улыбается Эшлинг: у него не так уж много поводов улыбнуться ей, не выдавая истинной подоплеки своих чувств.
- И сейчас, Аластор, - слишком неформальная обстановка для фамилий, - Тебе ответят, что не раньше, чем ты женишься и будешь катать на коленях внуков. То есть лет через тридцать.
    Перемигнуться с Руфусом. Вот что тот тут забыл и правда не ясно, хотя возможна Вена задержалась на работе, вот он из солидарности.
Гавейн ещё раз окидывает взглядом комнату, думая, что подарков хватит на всех. Он не стал заморачиваться : на всех шестьдесят человек индивидуальных подарков не напасешься. Гавейн сделал артефакты для всех: для Руфуса и своих бывших стажеров и бывшей группы более личный подход, для остальных - наборы защитных и атакующих, кто что вытащит. Всё одно: никто не уйдёт обиженным. А если передарит атакующие Пожирателем, так Гавейн только одобрит.

+3

12

- Дафна! - любимого, пусть это слово и приобретало иногда оттенок сарказма, своего колдомедика Эшлинг встретила улыбкой и широким приглашающим жестом, едва не расплескав вино из кружки, - проходи, если пообещаешь нас не трезвить, хуже этих чар нет ничего. - Она опробовала однажды на себе и с тех пор никому бы такого "удовольствия" не пожелала, после того заклятья еще минут десять в себя приходить, лучше уж под виски работать. Отданный Аластору бокал был выражением симпатии, ну и немного шуткой, - очень уж хорошо мэтр подгадал момент сказать, чтобы мимо не проносили, и в ответ он тоже шуточкой расплатился. Такой, что Эшлинг возмущенно воззрилась на учителя. - Типун вам на язык с папскую тиару, мэтр Аластор! Я результат декрета вам в кабинет подкину, с запиской якобы от какой-то вашей дамы, и еще посмотрим, кто в декрет уйдет! И нечего пытаться откупиться от меня едой, это не сработает! - тарелку, однако, ухватила, пока Грюм не принял последние слова за чистую монету и не отправил угощение кому-нибудь еще взмахом палочки. - Пусть Алиса отдувается, она замужем, ее из дома не выгонят, - уже более мирно добавила Эш,  подцепив ломтик мясной нарезки и чуть подвинувшись, чтобы Джулиану освободить немного места. - Твой наставник пожелал тебе отпуск по уходу за детьми, Эндрюс. - Хорошо еще, что в отделе почти никто не в курсе,  что они вместе снимают квартиру, а то тему бы развили сейчас, с коллег станется.
- Ну если примут, то вызовут нас на праздник, представление посмотрим и работу при том не прогуляем. - У них и компания для прогулки подобралась отличная, сейчас ее даже присутствие Карадока устраивало и не вызывало ничего кроме улыбки, хотя обычно парень Эш скорее раздражал. Тем, что подбивал клинья к Алисе, не за него вообще-то вышедшей замуж, и тем, что почему-то его  Грюм взял к себе - делать из разгильдяя человека, и Эшлинг наставника ревновала. Немного. Хоть результат в лице Дирборна и радовал глаз.

+4

13

Дункан как почти с начала смены ушел из отдела, так и носился по городу до самого позднего вечера, уже не слишком надеясь успеть к началу рождественского ужина. Да, в отделе, но в отличной компании, гораздо лучшей, чем компания родителей, если быть честным, при всей любви к ним. Единственной неожиданностью стало присутствие Скримджера, командор в праздники обычно предпочитал общество жены, а не подчиненных, но тем лучше - интересно будет наблюдать, как он отреагирует на заказанные для него подарки.
- Эндрюс, ты - и вдруг отец? - насмешливо поинтересовался Саваж, с притворным удивлением вскинув бровь, - поздравить, или лучше посочувствовать? - Он только край разговора ухватил, и не воспринял всерьез разумеется, - у Эшлинг не те интонации, но случай поддеть товарища по оружию упускать было бы жаль.
Рождество - не только праздник, но и кошмар для всякого человека, у которого есть семья, друзья и коллеги, и всех неплохо бы поздравить и одарить. По крайней мере в части касавшейся коллег аврорат в этом году нашел более удобный выход из положения, чем каждому лично бегать в предпраздничной толчее по магазинчикам и лавкам и мучительно выбирать между стоящей вещью хотя бы для каждого из близких друзей и собственным бюджетом на будущий месяц: Дан предложил в один общий фонд собрать те деньги, которые каждый готов отдать на празднование в отделе, и их потратить на хороший стол и хорошие подарки. Естественно каждый волен был в этом не участвовать, или не ограничиваться, но идея многим пришлась по душе. Сам Дункан занимался только финансовой стороной проекта, то есть тем, чтобы на все хватило, передоверив организационную - что конкретно покупать или заказывать, где и когда, коллегам более в таких делах компетентным и более свободным.
И даже это не спасло его в итоге от беготни по лавкам в последний праздничный день, когда пол-Британии вспоминало, что им еще чего-то не хватает для торжества. Собственно, он изображал представителя этой забывчивой половины. Что может быть более жалким, трогательным, вызывающим сочувствие и не вызывающим подозрений, чем молодой отец семейства, не успевший купить ребенку желанную игрушку? Редкую, приметную, дочь увидела в гостях и вцепилась так, что забирали со слезами и только под обещание подарить на Рождество такую же, и вот ведь незадача - под праздники было столько работы, что совсем замотался, может уважаемый продавец сумеет подсказать, нет ли у них вот примерно такой куклы? На самом деле приметная дрянь фигурировала в деле, свалившемся на их группу несколько дней назад. Из Мунго сообщили, что у них там маленький ребенок с темным проклятьем. Они и обнаружили не сразу, родители, как оказалось, полгода таскали в госпиталь все серьезнее болевшую девочку, пока ее не догадались показать целителю из соседнего отделения, который определил настоящую причину болезни. А при осмотре детской их группа нашла куколку, так фонившую темной магией, что ее даже в перчатках трогать не очень-то хотелось. Игрушка, явно штучной работы, куплена была в какой-то лондонской лавке меньше года назад, - это все, что родители смогли вспомнить. По "почерку" артефактолога определить не удалось, и оставалось только искать иголку в стоге сена, ту самую лавку или похожие работы, и вот под конец дня повезло: молоденькая продавщица припомнила, что такая кукла у них была, и даже, кажется, мастер оставил адрес, куда прислать деньги, когда игрушку продадут. Обещание поискать этот адрес в записях Саваж вымолил, пустив в ход все обаяние, дар убеждения и актерские таланты, и даже якобы случайно выронив колдографию "дочери" из бумажника. Девушка предложила ему зайти завтра с утра и утешила, что может быть мастер возьмется сделать хотя бы к Новому Году, а чтобы малышка совсем не расстраивалась, не купит ли сэр сейчас что-нибудь другое ей в подарок, с хорошей скидкой?  Купил, спросив совета и воспользовавшись им, что еще было делать? Неплохо сделанной, а главное - совершенно чистой от темной магии куколке рождественского эльфа предстояло занять место под елкой в этой комнате, рядом с аккуратно подписанными коробками подарков.
- Не ходите в Косой, там сейчас только в щитовом строю можно нормально передвигаться в направлении нужном тебе, а не окружающим, народу столько, что аппарировать некуда. - Это было художественным преувеличением, конечно, но не таким уж большим, людей на улице действительно много, "хиты" даже усилили патрули. Хорошо бы надеяться, что это массовое сборище не привлечет никого опаснее карманников. - Я нашел наводку по нашему делу о проклятой куколке и теперь хочу небольшой награды - еды и выпить чего-нибудь горячего. Грог или глинтвейн никто не готовил, случаем?

+5

14

Людей в комнате отдыха собиралось на удивление много - не дежурящие авроры, она сама... И ведь наверняка еще кто-то придет. Казалось бы, работа та еще, "как пожар - хоть увольняйся" и если есть возможность лишний раз сюда не приходить, нужно ею пользоваться и торопиться к семье или друзьям. Но очень часто так бывало, что на праздниках сюда нет-нет, да и заглядывал кто-нибудь вроде как уточнить, проверить, забрать забытое... А в результате оставался.
В ответ на слова Скримджера и Эшлинг про отрезвляющие заклинания она ухмыльнулась.
- Спасибо, договорились. Эшлинг, это будет зависеть от количества выпитого. Но обещаю, что заклинания я буду накладывать нежно и заботливо, соответственно праздничной обстановке. И нет, Аластор, не дождетесь, ругаться с вами я буду не на правах главы медблока, а исключительно по велению души, - это уже в ответ на "главного колдомедика".
Темных углов было мало, присутствующих много, поэтому место выбирать пришлось по другому принципу. Она устроилась на одном из мягких диванов неподалеку от Грюма и О`Флаэрти, незаметно подобрала под себя ноги и стянула с подлокотника плед. Рождество празднуют даже отъявленные негодяи, так что сегодня Мюррей никаких сюрпризов не ждала, можно расслабиться. Улыбкой она поблагодарила за тарелку со снедью и откинулась на мягкую спинку, слушая привычную пикировку, которая в ушах звучала практически праздничной мелодией. Это означало, что все идет нормально, все живы и здоровы.
- Мне кажется, тут вырастет сын полка. Будет жить в комнате отдыха. Вместо "мама" или "папа" первым делом произнесет: "Разрешите обратиться, господин Скримджер",  выплеском магии сотворит дыру в манеже и сбежит ловить преступников. Гавейн подарит ему артефакт-погремушку, а в няньках будет ходить весь аврорат и медблок, так что с боевыми и защитными у него все будет в порядке, со здоровьем тоже. При словах "отпуск" и "выходной" начнет плакать и проситься на внеочередное дежурство.
Тем временем пришел Саваж, который таки придумал решение вопроса с подарками. Мюррей после этого считала его едва ли не благодетелем, самой ей только в страшном сне могли присниться все эти хлопоты по собиранию денег и закупке подарков.
- О, а Дункан научит его держать пари. Главное, когда отправитесь гулять, не забудьте симулировать что-нибудь средней степени тяжести, я тоже хочу посмотреть фейерверк.

Отредактировано Daphne Murray (2017-07-21 00:09:28)

+3

15

Сотрудники прибывали - и в этом не было ничего плохого. Колесо замерло, ближайшие пару недель будут вне времени и пространства. Время для перемен, время вне времени. Руфус одним движением поднялся из кресла, проходя к столу и прикосновением палочки зажигая йольский светильник. Пусть горит всю ночь.
Коротко и задумчиво улыбнулся.
- Не поразгоняешь, Аластор, ты слишком мягок. Ну погоняешь их пару дней. Или недель. Наведешь дисциплину. Будут шелковые и радоваться моему возвращению.
Говорил с совершенно серьезным лицом, но в голосе слышалась улыбка. Она же была в глазах.
- А там, глядишь, и в декрет от тебя сбежали бы.
Совершенно невозмутимо, отправляя в рот какой-то попавшийся под руку бутерброд
Очарование старых праздников, испорченное маггловскими традициями. Каждый празднует то, что им ближе. Каждый верит в то, что нравится больше.
- Я бы предпочел "Слушаюсь, мистер Скримджер". Обращаться все могут. - Подмигнул Дафне, пряча палочку и отходя к камину. На ходу обернулся львом, ступая на уложенный кем-то заботливо мягкий ковер прямо у огня большими лапами со втянутыми когтями и улегся там, положив голову на лапы. Довольно зажмурился, чувствуя, как огонь согревает бок, высвечиваясь алыми бликами на золоте густого меха. Ему было достаточно тепло и уютно сейчас - и зверю внутри происходящее тоже нравилось. Зверь считал всех присутствующих своей стаей, и раз им всем было хорошо и весело - то можно расслабится и дать всем почувствовать атмосферу волшебства - первозданного и первородного волшебства, которое было задолго до людей и их глупых сказок, и которое будет всегда после того как исчезнет последний волшебник. Волшебства, которому плохо, когда в него перестают верить - но оно, в отличие от фэйри, не исчезает, оно уходит на другой пласт, принимая в себя своих детей, обиженных глупыми смертными, придумывающими себе новые традиции и объекты преклонения. Что бы переждать. Терпеливо переждать, когда последний из них исчезнет - и мир пойдет по следующему кругу, обновленный, молодой, но ставший на самую каплю мудрее. Жаль, сам лев это не увидит - он тоже смертный, и его век короток. В нем тоже сидит смертная часть - а, значит, он должен будет исчезнуть.

+2

16

Мне нельзя жениться. Мне, того гляди, героически помирать, какая уж тут семейная жизнь, — одновременно и в подтверждение, и в опровержение слов Гавейна отвечает Аластор и залпом допивает оставшийся в бокале огневиски, а там было никак не меньше половины. Несколько дней назад он зашвырнул купленное кольцо куда-то под кровать и теперь имеет полное право вновь не планировать свою жизнь дальше, чем на пару смен вперед. Ощущение на удивление паршивое, но выбирать не приходится. — Но это только меня касается. Вам героически помирать я запрещаю, — взгляд, в первую очередь, на Эшлинг, которая переняла у него не только лучшие, но и худшие качества и привычки. Что растили, как говорится, то и выросло.
Эндрюсу и Саважу тоже достается приветственный взмах рукой. Ему нравилось то, какая у О'Флаэрти подобралась группа, не страшно оставить ее на этих парней, а их - на нее. Эндрюса он и вовсе помнил еще со времен его стажерства, Джулиану не повезло попасть именно к нему, хотя после выпускных экзаменов все стажеры и уверяют в один голос, что все было круто.
Дафна, если Эшлинг подкинет мне ребенка, я принесу его тебе. Должна же быть в этом бедламе женщина, которая знает, как пеленать младенцев! Я решил, что это ты, — не похожа, на самом деле. Но Аластор не упустит возможности какой-нибудь шпилькой уколоть Мюррей и получить достойный отпор. Обычно это поднимает настроение обоим, а ему сейчас не помешала бы еще одна хорошая шутка. Сменив стратегию, мужчина пытался быть если не в центре, то уж точно в русле разговора, чтобы время побежало быстрее. А вместе с временем побежал по жилам и огневиски. Без зазрения совести был наполнен второй бокал. Трезвящее заклинание его не пугает. Уж не хуже, чем “круцио” в печень. А такое бывало, бывало и не такое. — Научишь его говорить “папа” при виде всех старших авроров, а про меня - дедушка. Так что, Эшлинг, я все решил, не переживай.
Еще одна порция тарелок взмывает со стола и перемещается к тем, кто расположился поблизости, на этот раз они наполнены сладостями. Похоже, Грюм решил закормить коллег до отвала, чтобы они, объевшиеся и ленивые, уж точно не поспешили ни на какой вызов в Косой. Он один там всех порвет, дайте вот только третий бокал спиртного употребить по назначению.
За метаморфозой Скримджера он наблюдает уже молча, снова развернув свою газету. Сейчас Аластор даже немного ему завидует, хотя никогда всерьез не думал об анимагии. Интересно, при превращении в животное мысли начинают течь иначе?.. Надо как-нибудь попросить у Минервы ликбез.
Хорошо бы нам всем становиться львами… — вполголоса, куда-то в сторону. — Какие тактические возможности открываются.

Отредактировано Alastor Moody (2017-08-12 13:28:29)

+3

17

Меньше всего Джулиан любил все эти разговоры о детях, но хорошо, что коллеги это все в шутку. Он только посмеялся, хотя, возможно тем, кто знает его чуть лучше остальных, могло показаться, что это был нервный смех.

- Надеюсь, что по уходу за не моими детьми, - произнес Эндрюс, а затем едва слышно для Эшлинг - так, чтобы его слышала только она: - У моего брата во всю развиваются отношения, впору напевать уже марш Мендельсона. Думаю, через годик-другой я стану вполне себе дядей.  И пусть пока на этом точка.

В тарелку он положил себе пару острых мясных кусочков и невольно в уме стал продумывать, как бы ему дома приготовить нечто подобное. Трудно было назвать здешнюю еду деликатесом, но ведь все гениальное просто. И на вкус очень даже ничего.

- Лучше себе посочувствуй - если будет у меня ребенок, я заставлю тебя быть крестным, - Джулиан по-ребячески хихикнул, представляя как Саваж управлялся бы с малолетним крестником - то еще зрелище. - Но в честь тебя называть не проси, даже если будет мальчик.

Отсалютовав Грюму бокалом с соком (Джулиан все еще не решался пить что-то более крепкое, хоть и рядом оказался Дункан), он приветливо улыбнулся и кивнул, оценивая юмор. Забавно, лишь бы только правдой не оказалось - будет у Эшлинг ребенок, так Эндрюс будет страдать больше всего - детей он любил только когда они спят. Нет, это было бы что-то страшное - хватает с него и соседей, и животного в квартире.

Угоститься сладким пирожным, по форме напоминающим пасочку, Джулиан тоже успел, практически сразу после солонего. Сочетать несочетаемое - это можно было сказать о каждом втором блюде, которое Эндрюс выготавливал дома. Перевоплощение Скримджера добавляло какой-то уют в их и без того теплую компанию. Возможно смотрелось странно, но к подобным зрелищам здесь все привыкли. Не будь это праздник, на котором полагалось пить крепкие напитки, Джулиан бы ушел заварить чай, которого не хватало здесь для полной картины. Но веселье было в самом разгаре, и сейчас даже Эшлинг посмотрела бы на друга как на идиота, перимись он разливать всем чай.

+2


Вы здесь » Marauders. Brand new world » Флешбеки » Счастливого Рождества