картинка

Marauders. Brand new world

Объявление

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Marauders. Brand new world » Законченные флешбеки » У тебя есть я. У меня остаешься ты.


У тебя есть я. У меня остаешься ты.

Сообщений 1 страница 16 из 16

1

У тебя есть я. У меня остаешься ты.


Закрытый эпизод


http://s7.uploads.ru/EVngz.gifhttp://s5.uploads.ru/D09Ih.gif

Рикард и Ровена Лестрейндж

09.1947

Мунго

Listen to me Brother
I can't take your place
No one else can wear your face (c)

Cразу после Текст завещанья. Стильно, креатив.

+1

2

Ровена никогда не любила бывать в Мунго: ни в качестве посетителя ни, упаси Мерлин, в качестве пациента. Эта смесь запахов всевозможных зелий и иного, что только могло быть в таком месте, как больница, лишь нагнетали и без того тяжелую атмосферу. А непростая,  давящая на сознание энергетика самого места, никак не способствовала поддержанию настроения, просто опуская его на нет. Уже не говоря про яркие лимонного цвета халаты целителей, мозоливших глаза. И это, отчего-то, вызывало легкое раздражение.
Еще в школе, девушка по возможности обходила стороной больничное крыло и всячески избегала ситуаций, которые привели бы ее в эту часть замка, то встречи с семейным колдомедиком воспринимала она более-менее спокойно. Еще бы – стены родного дома всегда грели и дарили некое умиротворение в отличие  от выкрашенных в светлый цвет длинных коридоров Мунго, которые всегда казались бесконечными.     
И сейчас, выслушивая целителя, Ровена не могла полностью сосредоточить на нем внимание. И, если быть точнее – на его длинном монологе, по большей части состоящего из медицинских терминов, определение которых, девушка, естественно, не знала. А спросить – попросту не успевала, так как говорил он быстро, четко пусть и по делу. Мисс Лестрейндж то и дело посматривала на баночки с Мерлин-знает-какими зельями, одиноко стоящим на вычищенных без единой пыли полках, а мысли уже попросту путались от количества информации. А вообще, лучшим способом узнать, что на самом деле произошло – поговорить с самим Рикардом, который в данный момент пребывал в отдельной палате, все еще находясь под присмотром целителей. Если бы Эдвард не прислал ей письмо, в котором указал, что видел Рика в аврорате в окровавленной мантии, то Ровена до сих пор пребывала бы в неведении. 
На этот раз, внимательней выслушав целителя, Ровена несколько раз кивнула, давая понять, что приняла к сведению рекомендации. И, поблагодарив своего вынужденного собеседника, вышла из кабинета, разыскивая палату, в которой находился Рикард.     
Стук невысоких каблуков эхом отдавался от стен шаг за шагом, пока Лестрейндж шла по длинному коридору, жадно всматриваясь в номера на дверях палат. Страх сковывал юное сердце, стоило вспомнить строки из письма. Ей было страшно представить, в каком состоянии Эдди видел ее брата. Да еще и в аврорате. Девушка вздохнула. Кажется, они уже проходили это не далее как несколько лет назад. И причины, побудившие Ровену вновь ощутить забытые и столь редкие ощущаемые ею беспокойство и страх, причины были не менее приятными. Если не наоборот. Лестрейндж помотала головой, прогоняя дурные мысли из головы – только этого сейчас не хватало. Прошлое осталось в прошлом. И не надо каждый раз вспоминать о нем, как о чем-то предстоящем – впереди ее ждет будущее. Точнее – ждет их. Каждому свое.     
Шаги девушки стихли у одной из дверей палаты. Ровена не стала стучать по деревянной поверхности, дожидаясь разрешения войти, она нажала на ручку и аккуратно приоткрыла дверь, заглядывая  внутрь комнаты. И почти сразу встретилась взглядом с братом, и губы ее невольно расплылись в улыбке. Вопреки опасениям, Рикард выглядел почти как прежде. Но это лишь на первый взгляд. Он жив. И это самое главное. Брат стоял левым боком к ней и совсем свежий ярко-розовый шрам от талии до нижнего ребра напоминал о причине, по которой глава рода Лестрейндж прибывал в этом месте.
– Привет, – голос ее был тих, словно горло сковали невидимые цепи. Она прошла вперед, прикрыв за собой дверь. Шаг, другой. Девушка преодолела разделяющее их расстояние и крепко, насколько было силы, обняла брата, едва ли не повиснув у него на шее. Она помнила про рану, которая, должно быть, все еще, мягко говоря, ныла. И старалась не касаться ее. Но и объятий разомкнуть не могла. Но, когда отстранилась от брата, нежно провела ладонью по его чуть жестковатым волосам, другую – положила ему на щеку, продолжая внимательно смотреть на Рикарда. – Что произошло? Как?     
[NIC]Rowena Lestrange[/NIC]
[AVA]http://s7.uploads.ru/v61o2.png[/AVA]
[SGN]http://s6.uploads.ru/t/fYTBU.gifhttp://s4.uploads.ru/t/OXbCZ.gif[/SGN]

Отредактировано Rowena Mulciber (2017-07-13 03:28:27)

+4

3

[AVA]http://s019.radikal.ru/i642/1706/80/729d76ace551.jpg[/AVA]  [SGN]http://s0.uploads.ru/OgHiR.jpg[/SGN]

Рикарду казалось, что он все еще никак не может догнать события. Словно мыслями и чувствами он остался в том моменте, где он  идет за своим заказом в магазин в Лютном. Где еще ничего не произошло.
   Но вот его отпустили из аврората, и – спасибо Аластору – без особых проблем. Хоть в кое-то веки, кто-то поверил, или сделал вид, что поверил: похищение, смерть его отца двух летней давности, проигрыш Геллерта Гриндевальда – никак не связаны.
   В Мунго на него правда посмотрели, как на умалишённого, когда Рикард попросил оставить ему шрам. Пришлось очаровательно улыбаться и загадочно говорить врачу, что такие приключения бывают раз в жизни, шрамы украшают мужчину, и в принципе, шрамы украшают мужчину. Даже уже женатого. Особенно для жены.
   Доктору неоткуда было знать, что в жизни Рикарда хватало приключений: Тайная комната, несанкционированные ритуалы в его поместье и прочие, прочие, прочие. Шрам он оставил на память о собственной дурости, и чтобы когда и если Том вернется, иметь для себя самого вещественное напоминание, насколько ему не приходит в голову подумать о других. Лестрейндж,  разумеется, не собирался что-то говорить о случившемся Риддлу. Зачем? Но для себя считал это не плохим уроком. К вопросу о доверии между Слизеринцами. 
   Мысль эта была отнюдь не веселой, и когда дверь распахнулась, и в палате появилась его сестра, Рикард был только рад отвлечься. И пусть он просил никого в аврорате, не  сообщать новость ни его матери, ни жене, ни Ровене, пожалуй, сейчас он был как никогда рад ее видеть. Хотя бы потому,  что еще тогда колебался. От сестры у него почти не было тайн, а те которые были, относились к тем сферам жизни, о которых обычно братья и сестры друг другу не рассказывают в принципе. Либо к чужим секретам.
   Он крепко обнимает и прижимает к себе сестру, целует в волосы, чуть прикрывая глаза.
- Это выглядело страшно, но было всего лишь глубокой царапиной, - в этот момент Рикард сообразил, что со шрамом, который она не могла не заметить, его слова звучат несколько не правдоподобно, - А это… - он провел кончиками пальцев по шраму, - ...я просто решил, что это забавно, если он останется. Рана была ерундовая.
    И вот тут он понимает, что, пожалуй, одним секретом от сестры станет больше.
- Я никогда бы не подумал, что такое может случится со мной, но представь себе, - он коротко смеется, стараясь успокоиться сестру, - Меня похитили ради выкупа. И все, возможно, закончилось не так забавно, но по счастливому совпадению авроры брали в этот день их притон. И вот я спасен, – он улыбнулся, и прижимает сестру к себе наклоняясь к ее уху, – Шучу, все было под контролем, благо я владею парой фокусов, совсем не знакомых местным бандитам.

+2

4

Прикосновение к волосам дарит умиротворение, которого в последнее время Ровене всегда казалось непозволительно мало. Если быть точнее: с тех пор, как Рикард окончил Хогвартс на год раньше сестры. Уже не говоря о том, когда Рик женился. Это и стало своеобразной преградой для проявления родственных чувств. Не то, что бы она стеснялась этого, нет – его друзья, например, привыкли, не считая это нечто из ряда вон выходящее. Просто считала лишним вешаться на шею к брату, когда его супруга где-то в доме и ей это просто может не понравиться. И это верно: какой женщине понравится, когда другие дамы проявляют любовь к ее мужу, не зависимо от степени родства? Правильно – никакой. Разве что, равнодушной ко всем и всему вокруг. Да только таких днем с огнем не сыщешь. Хотя...
– Шрамы – это не так уж и плохо, – Ровена пытается поддержать брата. Как и всегда, впрочем, – у них есть свои плюсы: они украшают тело мужчины. – Она легко улыбается, прислоняясь своей щекой к мягкой щеке Рика. – В меру, естественно. – Это мнение большинства, к которым, как ни странно, относится и мисс Лестрейндж, не привыкшая прислушиваться к чужим выводам. И тут она вынуждена признать, что так и было. Вот только Ровена не знала, что думает невестка по этому опыту. Да и, в конце концов, это выбор самого Рикарда. – И лишний раз напоминают о событиях, при которых он был получен.   
Хороший опыт, что тут сказать?!
И Ровена отстраняется от брата, в какой-то степени извиняясь и за свое поведение и за внезапный визит – ее тут, по сути, быть и не должно. Стечение обстоятельства – не иначе.
На самом деле, это было не так. Ведь именно слова Рика, противоречащие, казалось, всему вокруг, заставили ее покинуть объятья брата, чтобы еще раз взглянуть на шрам, оставшийся от раны. На этот раз – ближе, уже рассматривая розовую кожу, а не просто созерцая ее. Лестрейндж знала, что брат утешал ее, дабы избежать волнений. И правды она уже в любом случае не дождется. Значит, было что-то такое, чего знать ей вовсе не нужно. И девушка никогда не настаивала на чем-то более откровенном в такие моменты – он сам расскажет, если посчитает нужным. Верно, Рик?
– Эдди написал мне, что краем глаза видел тебя в окровавленной мантии, – теперь она едва касаясь, аккуратно проводит кончиками пальцев по шраму, – а ты говоришь, что рана ерундовая, – она поднимает взгляд на брата и позволяет вслух усомниться в его словах, затем – многозначительно улыбнуться.
Рик прекрасно знает Роу. Пожалуй, лучше, чем кто-либо. Возможно, лучше, чем она – себя. И знает, что в такие моменты он так же не лжет – лишь  недоговаривает правду. Да и сама она предпочитает умолчать о том, что не следует знать весьма любопытным личностям. А потому не винит брата в этом.
Девушка присаживается на кушетку, скрещивая щиколотки.
– Странно, – она хмурится, – такого давно не происходило. Я почти уверена, что на нападения ради выкупа уже никто не решается. – Да, давненько она нечто подобного не слышала. А потому немного напряглась, услышав о спасителях Рикарда. – Авроры, говоришь... удивительно! – Ровена прекрасно помнит события последних нескольких лет. Помнит их заинтересованность Риком, который стал Главой Рода раньше, чем предполагала даже семья. – Я никому ничего не говорила: ни матери, ни, упаси Мерлин, Лавинии, – и дело было вовсе не в желании – Ровена буквально помчалась к брату, дабы убедиться лично или же заверить Эдварда, что тот обознался, во что, если честно, верилось с трудом. Уж кто-то, а Рыцари узнают друг друга издалека.
[NIC]Rowena Lestrange[/NIC]
[AVA]http://s7.uploads.ru/v61o2.png[/AVA]
[SGN]http://s6.uploads.ru/t/fYTBU.gif http://s4.uploads.ru/t/OXbCZ.gif[/SGN]

Отредактировано Rowena Mulciber (2017-08-12 17:28:24)

+5

5

[AVA]http://s019.radikal.ru/i642/1706/80/729d76ace551.jpg[/AVA]   Ровена обнимает его. И Рикард невольно вспоминает, как оно было всегда. Он не помнил момента, когда в его жизни появилась Роу. Незначительной была разница: год и чуть меньше пары месяцев. Кажется, она была всегда: он учился ходить, а она ползать. Он учился читать, а она рядом рассматривала картинки и запоминала первые буквы. В детстве они все делали вместе: изучали огромный дом и сад, создавали тайные места, играли с Кассом и Эдди. У них не было друг от друга секретов. Одни книги, игрушки только формально считавшиеся собственностью одного из двоих. Одна полянка в саду, где так удобно лежать в мягкой траве, притянув сестру на плечо и создавать над ними картинки иллюзии из прочитанных книг. Или искать в облаках зверей. Понимать друг друга с полу слова, с полу взгляда. Перемигиваться за общим столом на глазах у родителей, и шептаться за темными портьерами.
    На долго расстались они только в первый год в Хогвартсе. А дальше, хотя его время собирались узурпировать себе Том и остальные парни, он всегда находил его для сестры. Да и сейчас в его жизни был один его и чужой секрет от нее. Да и маленькие секреты Лавинии, которые вряд ли были интересны Ровены. Кроме того, он был уверен, что жена и ей доверяла что-то, чего бы не сказала мужу.
   Но после его свадьбы, не только Том окрысился непонятно на что, но и Ровена стала проявлять все меньше тактильного внимания к брату. Может это было и правильно. Ей, как любой чистокровной девице, предстоит покинуть их дом, стать хозяйкой чужого. При мысли об этом, Рикарду хотелось крепче прижать к себе сестру: все-таки есть что-то жуткое в той части свадебных обрядов, что переводили девушку из одного рода в другой.
- Да, в следующий раз, я буду куда более осторожен, - Рикард улыбнулся, - Как вернусь домой, переложу воспоминания в омут, посмотришь, чтобы убедиться, что ничего такого ужасного они не сделали, - он прижимает сестру к себе и целует в висок, - Просто ткань тонкая и даже совсем не много крови быстро впитывается и распространяется пятном, выглядело это жутковато, но любой врач скажет, что не страшно, - он потер переносицу, - Еще они искали Тома… Но тут я знаю не больше, чем ты или они, - Рикард вздохнул и присел на кровать, - Да, Лавинии лучше ничего не говорить. Думаю меня отпустят довольно быстро, как только перестрахуются. И я скажу, что просто задержался выбирая, скажем, ей подарок, - Лестрейндж взял сестру за руку, - Я не знаю, сказала ли она тебе, но у нас будет ребенок в начале или середине весны следующего года. Второй месяц. Ей лучше не волноваться, - короткая ухмылка, - Даже мама пока не знает, что станет бабушкой.
      Лавиния сама настояла до третьего месяца никому не говорить: какая-то особенно умная ее подруга или подруга ее матери вычитала где-то, что в этот период легко может произойти выкидышь, вот жена и перестраховывалась от каждого чиха.

[SGN]http://s0.uploads.ru/OgHiR.jpg[/SGN]

+2

6

– Хорошо, – согласилась девушка. – Но только я была бы благодарна, если бы ты не изменял воспоминание, прежде чем его поглотит Омут Памяти. От вида крови я в обморок не падаю – об этом можешь не беспокоиться.
Она знала, что изменять воспоминания не так-то просто. По крайней мере, в теории. Пока что на практике ей не довелось этого испробовать. А потому все же может быть иначе. Особенно, если уже неоднократно делал это.
Ровена не могла утверждать, делал ли так Рикард когда-нибудь. По крайней мере, сам он никогда не упоминал об этом при сестре. Да и станет ли делать это, если и вправду, ничего ужасного там не произошло. Сомнительно, конечно, но все-таки.
Лестрейндж чуть хмурится, услышав имя школьного старосты. И, признаться, несколько удивлена упоминанием о Томе. В глубине души она знала, что и тут без упоминания мистера Риддла не обойдется – так было и в школьные годы, которые вот-вот остались позади. С другой стороны, она была уверена, что после выходки на свадьбе имя его еще долго не будет упоминаться в жизни молодоженов. Нет, она ничего не имела против него. Скорее всего, потому, что привыкла к нему в школьное время. И теперь тяжело отвыкнуть сейчас. Да и стоит ли?
– Так тебя похитили ради выкупа или потому, что ты не смог внятно ответить, где сейчас находится Томас? – уточнила Ровена, ожидая, когда Рикард все же определиться хотя бы для себя. Да и сам вопрос по большей части был риторическим. – Или же эти вещи каким-то образом связаны между собой? – она улыбнулась и приподняла брови. – Так ты до сих пор не знаешь, где он? Томас не объявлялся? Не давал о себе знать?
Ровена давно поняла, что свадьба Рикарда затронула Риддла больше, чем предполагала сама девушка. Даже больше, чем саму Ровену. Но она промолчала. А что ей, собственно, говорить? По-моему тут все итак понятно.
И взгляд Лестрейндж в одно мгновение меняется. Она еще никак не привыкла к семейному положению Рикарда. А тут все происходит стремительней, чем могла предположить она.
– Так быстро, – ей не верилось, что они зачали ребенка, только-только поженившись. Нет, такое, конечно, возможно, но это было несколько внезапно. Не так давно он стал главой Рода. И уже совсем скоро обзаведется наследниками. Две стороны одной медали. Одна часть Ровена ликовала: их Род продолжится. Это прекрасно! Другая же – заставляла ее сердце болезненно сжиматься. Ей казалось, что никто никогда не поймет ее. Даже сам Рик, ссылаясь на элементарную ревность. Прав ли он будет? Лишь отчасти.
Она молчит, обдумывая такую простую истину.
Начало середина весны. Ровена все еще будет обитать в родовом поместье. Быть может, даже присутствовать при рождении племянника или племянницы. Было и интересно и немного не по себе от возможной перспективы.
– Нет, она не настолько доверяет мне, чтобы рассказывать о таких вещи.
Слова приветствия по утрам, светская (несколько деловая) беседа, встречи в столовой и прощание на ночь. Они с Лавинией никогда не были близки. И тут, когда они уже породнились, их отношения не изменились. Разве что самую малость. Может, все еще впереди?
– Прости, я действительно, поздравляю вас, Рик, – она выдавливает из себя улыбку и немного подвигается к брату. – Просто немного в  голове не укладывается, как все могло произойти так быстро.
По природе своей наблюдательная, она не заметила этого. И сейчас, узнав маленький секрет новоиспеченных супругов, она старалась вспомнить «непривычное« поведение Лавинии. Но ничего особого в голову не приходило. Все было как обычно.
Впрочем, Ровена могла просто-напросто и дальше не понимать этого – откуда у нее, юной девушки, такие познания? Матушка, конечно, обещала, что просветит дочь относительно этого дела перед свадьбой. Но празднование состоится в начале лета следующего года.
– Я ничего не скажу – не беспокойся. – Ровена выдохнула, пытаясь взять себя в руки. Она не должна проявлять такой любви к брату – это неправильно. Но Рикард сам все прекрасно понимает. Понимает ее привязанность. И как же тяжело будет покинуть родной дом. – Я так соскучилась по тебе. – Ровена сильней сжимает его руку в своей и накрывает второй. Ей казалось, что все вокруг настроены против нее. Против того, чтобы она была с Риком как можно чаще.
Она просто была не готова к новой жизни в чужом доме, который, как ей казалось, в один прекрасный день поглотит ее вместе с дурманящими сознание мыслями. Не готова носить новую фамилию, видеть рядом человека, которого всегда воспринимала, как друга брата. И понимать, что еще реже будет видеть Рикарда. Все это казалось таким неправильным. Но она могла возразить брату, когда он говорил с ней по поводу возможного еще одного династического брака. Могла солгать Эдварду, придумав что-нибудь более правдоподобное. Но она не сделала этого. Если не Мальсибер, то будет другой претендент. Совершенно незнакомый. И хорошо, если не намного старше самой Ровены.
– Ты не представляешь насколько! – она тяжело вздыхает и, повернув голову в сторону брата, легко трется щекой о его плечо, ощущая такой родной аромат.
Тогда это все казалось совершенно иным. А сейчас, чем ближе приближалась назначенная дата, тем более опустошенной чувствовала себя Ровена. Она не боялась, нет. Просто ей тяжело было начинать что-то новое. Да и тянуть дольше с браком не было смысла - рано или поздно она выйдет замуж, ведь именно таковой удел чистокровных барышень: выйти замуж и продолжить чужой род. И хорошо, если муж будет интересоваться время от времени, а не полностью пустится во все тяжкие. В этом плане у Ровены хотя бы был выбор в отличие от многих. А, может, это и к лучшему. Но только не сейчас.
[NIC]Rowena Lestrange[/NIC]
[AVA]http://s7.uploads.ru/v61o2.png[/AVA]
[SGN]http://s6.uploads.ru/t/fYTBU.gif http://s4.uploads.ru/t/OXbCZ.gif[/SGN]

Отредактировано Rowena Mulciber (2017-08-23 12:01:34)

+2

7

[AVA]http://s019.radikal.ru/i642/1706/80/729d76ace551.jpg[/AVA]   Рикард чуть изумленно приподнял брови, услышав ее просьбу. С одной стороны она, конечно, была справедливой: Ровена имела полное право знать все как было. Без прикрас и умалчиваний. С другой…
- О, ты весьма мне льстишь, но я в ментальной магии абсолютно и все цело не полноценен, - он виновато развел руками, - полный бездарь. Худо-бедно могу еще что-то попытаться спрятать от леггилимента. И то исключительно стараниями Эдди и Тома, то меня натаскивали, но изменять воспоминания… - Лестрейндж коротко присвистнул, - даже не буду пытаться. Слишком сложно.
   Он притянул сестру к себе за талию и обнял, убирая прядки светлых волос со лба и щек. Ему не нравится, когда она хмурится и, когда расстроена. И больше всего в такие моменты хочется вернуть их беззаботное детство, когда все трудности и разногласия решались так легко и просто. И почти все решалось. Взрослый мир был не таким простым: и рано – скорей рано – или поздно сестра выйдет замуж, и покинет его. Они будут видеться по выходным… И если посчитать, то это ужасно: четыре-пять раз в месяц, семьдесят с небольшим раз в год, и около восьми тысяч раз за целую жизнь. Это чертовски мало…
- Не имею ни малейшего понятия, - он с максимально равнодушным видом передернул плечами, - Полагаю, это большим… свинством с его стороны: исчезнуть ни сказав ни слова никому из нас. Мне говорили даже, что он умер, - Рикард потер переносицу и заглянул сестре в глаза, - Думаю, Риддл связался с дурной компанией. Ты знаешь, он горд как гиппогриф и все пытается нажить себе трудами разной степени праведности состояние. Не знаю, как насчет состояния, но проблемы точно. Нажил.
     Он сам себе удивился, с какой легкостью получилось шутить об этом, хотя больше всего хотелось бросить все, найти Риддла и постучать его дурной головой о какую-нибудь поверхность. Гордый дурак.
   Но сестра берет его руки в свои, и от этого все становится малость проще и лучше.
   Чтобы там не происходило, она всегда будет на его стороне, она всегда его поддержит.
- Я тоже, Роу, - очень тихо, привлекая ее в объятие, - Я очень сильно скучаю по тебе, и по нашему детству, когда все было так просто и понятно, - Рикард глубоко вздохнул, - Знаешь, все навалилось как-то сразу. Наша тетя не отвечает на мои письма. Риддл пропал. Свадьба. У меня будет ребенок… мне, кажется, я не успеваю за всеми событиями.
    Ему хочется признаться перед ней, что ему сняться кошмары, но это… меньше  всего Лестрейндж любит выглядеть слабым, уязвимым и обиженным. Со страшного марта сорок третьего года, он убеждал себя в том, что слабости ему не положены. Что в любой ситуации именно он должен быть опорой, поддержкой, тем, кто улыбается и сбрасывает любые тяготы, как бы самому не было тяжело. У главы дома Лестрейндж должен быть стальной хребет. И Рикард его отрастил.
- Тяжелый год…  думаю в октябре отправить Лави в Италию до февраля к маме, там ей явно будет лучше, чем здесь среди всей это промозглости, - Рикард отстраняется, нежно целует ее в щеку, а потом все же признается, - Никогда не думал, что после всего… - Лестрейндж не знает как правильно сказать «что я для него сделал»? «между нами было»? - …Том поступит со мной вот так… мерзко. Исчезнет, словно бы его и не было ни сказав ни слова, - он вздыхает, - Это меня не на шутку обидело, Роу…

[SGN]http://s0.uploads.ru/OgHiR.jpg[/SGN]

+2

8

– Ты весьма талантлив, Рик. У тебя всегда была и остается по сей день тяга к знаниям. Думаю, что при всем желании ты всегда сможешь изучить что-то новое. И особенно – в ментальной магии. Я верю в тебя! – Ровена тепло улыбается брату. 
Она верит в него – это самое важное. И пока что в ее жизни еще нет ни одного настолько близкого ей мага, в которого бы она верила так, как в родного брата.
Со всей девичьей пылкостью она верит в то, что у Рикарда все получится. Никто не говорит, что все будет просто – так никогда не бывает. Каждый из них пройдет по тернистому пути, переступая преграды с гордо поднятой головой и всей своей Лестрейнджевской упорностью, попутно встречая вереницу эмоций и упреков, сложностей и горести, но, в конце концов, дойдет к своей цели. Как скоро это произойдет – совершенно другой вопрос.   
Ровена молчит, наслаждаясь каждой минутой, проведенной рядом с Рикардом. Последнее несколько лет она ловила себя на мысли, что абсолютно бесчувственна лишь потому, что вокруг нее не происходит ничего, что было бы способно пробудить ее чувственность. По большому счету так и было.
А рядом с братом всегда было хорошо и уютно. Она ощущала себя защищенной. И всегда хотелось быть рядом с ним как можно дольше. Именно в момент душевной близости, теплоты или каких-то серьезных событий, затрагивающих юную Лестрейндж, и раскрываются чувства, которые обычно подолгу спят где-то в глубине ее сердца, свернувшись пушистым, сладко урчащим комочком шерсти. 
– Думаешь, вдали от тебя Лавинии будет проще? – она не была уверена, что это будет так. С другой стороны спокойствие и забота их матери пойдут на пользу новоиспеченной миссис Лестрейндж и малышу, которого она носит под сердцем. – Но, может, ты и прав: такая обстановка пойдет твоей жене на пользу. Уже не говоря о том, что там ей будет куда спокойнее, нежели здесь. Мне так кажется, – она пожимает точеным плечом. Откуда же ей знать такие подробности?! Остается только предполагать. – Зато потом, когда все утихомирится, ты вздохнешь полной грудью и посмотришь свысока на проблемы.
Она обнимает брата так, как давно хотела этого. Плевать она хотела на рамки приличий, осточертевшие с самого детства и на всех, кто подумает черти что.
– Умер? Риддл? – она тихо смеется, выпуская брата из теплых объятий. – Уж кто-кто, но Том способен о себе позаботиться! Другой вопрос – зачем он это сделал. Он никогда не поступил бы так, без соответствующей на то причины. – Истинную причину Ровена не знала. Но догадывалась. И тут было уже не до смеха. И уголки губ чуточку опускаются. – Похоже, твоя свадьба задела не только меня... – О таких догадках не принято не то, что говорить - думать. Она прикусывает язычок и выжидающе смотрит на брата. В конце концов, это лишь ее мнение, которое можно смело высмеять. Да и Рику должно быть виднее. Но будет ли он это делать?
Лестрейндж могла все списать на то, что ее девичья фантазия разыгралась. Может быть, так и было бы, знай она их лишь в последние школьные годы. Но все было иначе. И простой вывод для себя она сделала за все время, что провела в пределах школы. И чуть позже – находясь за ее пределами. И, похоже, давно свыклась с этим. И уже никак не реагировала на это. 
Со свадьбой Рикарда получилось чуточку иначе: она знала об их помолвке довольно давно. Но сам факт прошедшего торжества до сих пор вызывает некое едва ощутимое разочарование, тонкое граничащее с... недоразумением? Похоже на  то. 
– Как бы там ни было, ты не должен подвергать себя опасности. Ты – Глава семьи, – который раз без надобности напоминает она брату, – ты – пока что единственный мужчина, носящий фамилию «Лестрейндж». Ты нужен нашей матери, – она снова и снова проводит ладонью по его волосам, чуть выгоревшим на солнце, – своей жене, – тонкие пальцы едва касаются щеки, – ты нужен мне, – теплая ладонь опускается к широкому плечу и легко поглаживает его, – и тем, кому ты, действительно, дорог, – вот тут она не уточняет. Рикард Лестрейндж сам знает, кому он дорог. Кто дорог ему. – А Том вернется. – Она не могла знать об этом наверняка. Однако подбодрила старшего брата. – Не успеешь соскучиться, как вновь увидишь его за обеденным столом, попивающим горячий шоколад. – Не то, что бы Ровена нарочито запоминала привычки Риддла. Просто за то время, что он проживал у них в доме, оно как-то само по себе отложилось в голове. – Так когда тебя, наконец, отпустят из этого места? – девушка обвела взглядом светлую палату.
[NIC]Rowena Lestrange[/NIC]
[AVA]http://s7.uploads.ru/v61o2.png[/AVA]
[SGN]http://s6.uploads.ru/t/fYTBU.gif http://s4.uploads.ru/t/OXbCZ.gif[/SGN]

+4

9

[AVA]http://s3.uploads.ru/t/1RwsG.gif[/AVA][SGN]

Про возможность просто сжать и переломить
Что угодно. Например, твою шею.
http://sa.uploads.ru/qzkXT.gif

http://sf.uploads.ru/t/VB1SE.gif
Господь
Никогда не устанет тебя любить.

[/SGN]

   Рикард смущенно улыбнулся: вера Ровены в то, что он все сможет стоит только захотеть напоминала детскую веру в то, что большой брат обязательно все сможет и со всем справится. Это было безмерно мило, и от этого он только больше боялся ее разочаровать. С ментальной магией она , конечно, загнула. Тут нужен был талант, пусть Рикард и практиковался в том, что мог себе позволить такой бесталанный, как он, максимально, со всем усилием.
- Ну я буду стараться, это точно, - он застенчиво улыбнулся, понимая как много на самом деле для него значит вера Ровены в него, и как сильно он боится потерять это волшебное чувство. Как в книгах Рикард ненавидел, когда для сюжета разбивалась сложенная команда, которая ток долго и уверено шла через преграды вместе, а потом обстоятельства разлучали их, а бывало, что и бросали на разные стороны баррикад, так и здесь мысль и том, что их команда вот так же будет разбросана в разные рода. Он крепче сжал пальцы сестры.
- Не вдали от меня, Мерлин, конечно нет. Если бы я сам мог бросит работу и уехать туда на пару месяцев – это было прекрасно. Там сейчас чудесная погода: прошла вся невыносимая жара, тепло и свежо. А нас промозгло и мокро. Я беспокоюсь о ее здоровье и ребенке. Думаю, в ее состоянии надо больше гулять: а у нас в туманах можно нагулять разве что бледный цвет лица и вечную простуду. Она будет беспокоится, как бы что, я буду волновать за нее и ребенка. Кому это нужно. А мама... ты знаешь, ей все в этом доме напоминает о нашем отце. И то, что я буду перекраивать его старые... – их старые комнаты – под сына, ей тоже не по душе. Хотя она сама так решила. Потому она скорей всего там задержится. И ей будет приятно, если с ней будет кто-то. Они хорошо ладят, во перки всем страшным прогнозам о свекрови и невестке, раскладывают пасьянсы и обсуждают книги.
   Рикард задумчиво улыбнулся, вспоминая силуэты жены и матери, когда они о чем-то переговаривались на веранде.
- Кроме того, беременность тяжелое время. Особенно первая. И что я буду торчать на работе днями и ночами, что здесь – ничего особенно не измениться. Мне дали хорошую визу, я смогу навещать ее почти каждый выходные. Так что все очень даже не плохо. Ты будешь ездить со мной, Роу?
   В вопросах Риддла: ему бы увереность Роу. Да, в то, что он жив в порядке, Рикард гротов и рад поверить. Но что обернуться не успеешь, и он вернется? Он не хотел беспокоить этим Ровену, но то как Том сбежал, никому ничего не сказав, не попрощавшись и не оставив даже записки, весьма красноречиво говорило со сожжённых мостах.
- Скорей не сама свадьба, а то, что было после. На моей свадьбе он выпил. Ты не знаешь, наверное, но Риддл не умеет пить. Один стакан и все – либо спать либо буянить. Видимо перепутал шампанское и газировку. Побуянил, нагрубил некоторым гостям. Мы потом сильно поссорились, из-за этого: ты же понимаешь, ни одному жениху не понравиться когда его друг на свадьбе всем грубит, - Рикард потер переносицу, - Ладно, не суть, думаю ты права. Он вернется, - вот сейчас он кривил душой. Лестрейндж надеялся, что да, Том придет, но такой уверенности у него не было, и он был рад соскочить с этой болезненной темы:
- Насколько я понял, обещали прямо сейчас. Ну то есть, если ты меня подождешь минут десять, пока колдомедики заполнят все бумаги, то я пойду с тобой, - Рикард улыбнулся.

+2

10

Иногда Ровене казалось, что она, как бы глупо это не звучало, понимает Риддла. Не всегда и не во всем, нет – конкретно в этом моменте. Иногда так хотелось уйти ото всех и жить так, как хотелось ей, забыв обо всем, что происходило ранее. Самой принимать решения и отвечать за поступки, за каждое слово.
Но она до сих пор не решилась на этот шаг. Лестрейндж всегда была решительной и старалась говорить все так, как есть на самом деле, аккуратно обходя стороной намеки, собственные чувства и желания, которые чаще всего вводили лишь заблуждения, а результатов не приносили никаких. К тому же, Роу совсем не хотела бросить тень и на свою семью.
– Знаешь, а я люблю дождь, – как-то невзначай озвучила она мысли, вглядываясь в никуда. И тут же нахмурилась. Не постоянную сырость, нет. Но звук капель, стучащих по крыше и медленно стекающих по стеклу, всегда приносил умиротворение. Влажный воздух и отражающие серое небо лужицы. Все это приносило спокойствие, которое особо было так важно для них в последнее время. 
Ровена не только чувствовала, но с каждым разом убеждалась, что они медленно отдаляются друг от друга, несмотря на попытки найти оправдание каждой мелочи. Все будто бы способствовало, кричало об этом, напоминало, тем самым причиняя неимоверную боль, царапая беспокойную душу и проникая в глубину девичьего сердца. Однажды Ровена уже испытывала эту боль, которая была неизбежным спутникам мимолетного счастья. А потом все прошло, утонуло в девичьих слезах, медленно перерастая в холодное равнодушие.
Вот только сейчас ситуация была другой. А ощущения – одинаковые.
Пройдет еще немало времени, когда она, наконец, сможет отличать легкое беспокойство от серьезных чувств. Прежде чем начнет контролировать их, не поддаваясь соблазну разрешить все под воздействием эмоций.
– Мама замкнулась в себе после... того случая, – девушка сделала паузу, не желая озвучивать то, о чем каждый раз было больно вспоминать и ей и брату. – Стала нелюдимой. – Она сглотнула подступивший к горлу ком. – Но ты прав: им будет полезно побыть друг с другом. И да, я буду ездить с тобой. Не всякий раз, но буду. – Она улыбнулась, легко потрепала волосы брата, поцеловала его в щеку и провела по ней теплой ладонью, будто бы стирая поцелуй.
С Рикардом ей всегда было спокойно. Вот только в какой-то момент что-то пошло не так. И она знает, в чем дело. Знает, когда что-то пошло не так. И молчит, наслаждаясь столь редкими моментами уединения. 
– Да, зато Риддл излил накопившиеся в нем чувства, – она тихо рассмеялась, но спорить с братом Роу не стала. То ли он, действительно, не замечал, то ли нарочито не хотел видеть этого. Она не знала. И продолжать тему не намеревалась, прекрасно видя, как брат реагирует на это. – Знаешь, я буду счастлива, если мою свадьбу не подпортит какая-нибудь обиженная барышня, с которой гулял Эдвард, – шутливо отмахнулась она, не проводя абсолютно никаких ассоциаций. Но закончить не успела – дверь открылась, и появился целитель в неизменно лимонного цвета халате. 
Девушка встает с кушетки и направляется к окну, всматриваясь в светлое небо за тонким стеклом. И почти сразу задумывается о чем-то своем, даже не вникая в обрывки фраз, доносящиеся до нее. Но отчетливо понимает – сейчас возвращаться домой ей отчего-то не хочется.
И как только их беседа заканчивается, Ровена прощается с целителем и возвращается к Рикарду.     
– Я не хочу домой. Сейчас не хочется. И не отказалась бы прогуляться вместе, если хочешь, – и, не давая возможности брату вставить слово, добавила, – хотя, даже, если бы ты был против, я все равно вытянула бы тебя на прогулку, – она помогает брату надеть рубашку, еще раз зацепив взглядом совсем свежий шрам на левом боку. И не сразу замечает девушку, что неожиданно появилась в дверях и держала тщательно очищенную заклинанием от крови мантию Рика в руках. И, когда последняя пуговица была застегнута, кивает в сторону двери. – Идем?
[NIC]Rowena Lestrange[/NIC]
[AVA]http://s7.uploads.ru/v61o2.png[/AVA]
[SGN]http://s6.uploads.ru/t/fYTBU.gif http://s4.uploads.ru/t/OXbCZ.gif[/SGN]

+2

11

Рикард отгоняет от себя мысли о Томе: сейчас, когда они говорят с Ровеной, когда собираются пройтись это ему ни к чему. Тем более, что он уже и так передумал все, что только можно и даже принял ряд решений. Возможно поспешных и под впечатлением эмоций, но у него еще есть время их обдумать. И тратить на это драгоценные часы с Ровеной – вот еще – никогда.
- Я тоже люблю дождь, - он мягко улыбается, - Когда сижу у камина с горячим чаем, в пледе с книгой или в кругу семьи, но ни тогда, когда иду по луже под ливнем, - Рикард пожимает плечами, - Но солнце и правда люблю куда больше, и грибной дождь, - Лестрейндж задумчиво улыбнулся, - Ты знаешь, что в Японии считается, что когда дождь и солнце одновременно, то лисы играют свои свадьбы. Не обычные лисы, конечно, а кицуне.
    Он мог понять, что именно беспокоит и заботит сестру, но не хотел отравлять себе этими мыслями и без того не самый удачный день, как и всем тем, что было связано с отъездом Тома.
   И лишь мягко поцеловал ее в ответ, пройдя губами по скуле. Рикард всегда знал, что у него красивая сестра. И никогда не смотрел на это отстраненно, как на красоту матери, напротив, ему была неприятна мысль, что какой-то чистокровный мужчина будет к ней невнимателен или недостаточно заботлив, не осознавая какое сокровище попало ему в руки.
    Он вспоминал судьбу тетушки Вирсавии, и мысль о том, что в такой ситуации может оказаться его сестра вызывала у Лестрейнджа бешенство. И потому он рад, что она выйдет за Эдди, тот влюблен в сестру и будет к ней достаточно внимателен.
- Спасибо, я буду рад, - он улыбнулся, - Плавать в теплом море, гулять по набережной, и по старому городу среди олив, я буду рад провести это время с тобой.
    Ровена помогает ему одеться, застегивает пуговицы мантии.
- Это сейчас страшно прозвучало, и хотя он наговорил гадостей Лавинии, надеюсь это никак не взаимосвязано, - Лестрейндж сам удивляется как легкомысленно и шутливо прозвучало это, и надеется, что его ничего не выдало. И решительно выкидывает из головы эти дурацкие воспоминания и не менее дурацкие мысли.
- Я буду рад пройтись, - он вздохнул, - тем более, что я давно не гулял, и мне испортили прогулку к магазину. Косой или пройдемся по набережной? – легкая улыбка, он подставил сестру руку, словно бы не заметил ее беспокойного взгляда.
   Возможно он был не так уж и прав, оставив себе шрам.
   Но тот ему понадобиться, когда надо будет выдержать характер и исполнить задуманное. Если придётся исполнять. В чем Рикард был уже совсем не уверен.
    Он преодолел последние препятствия на пути к выписке , и они вдвоем наконец вышли на улицу у Госпиталя святого Мунго.
Рикард с удовольствием отметил, что погода – то, что нужно для уличной прогулки.
- Ммм… а я за всей этой беготней и не заметил, какой сегодня чудесный день, - он улыбнулся и сощурился, - Мне нравится, когда ветер не холодный, но листопад… прямо как на открытках, и совсем не постановочный, - он почти сразу зарылся носками ботинок в небольшой холмик желтых листьев, - Что тебя тревожит, Роу? – Рикард улыбнулся сестре, оставляя ей возможность уйти от ответа, если время для него еще не пришло.

[AVA]http://s3.uploads.ru/t/1RwsG.gif[/AVA][SGN]

Про возможность просто сжать и переломить
Что угодно. Например, твою шею.
http://sa.uploads.ru/qzkXT.gif

http://sf.uploads.ru/t/VB1SE.gif
Господь
Никогда не устанет тебя любить.

[/SGN]

+2

12

Ровена до сих пор помнила их неторопливую беседу. Рик тому моменту уже окончил Хогвартс, в то время как сама Роу перешла на седьмой курс и вернулась домой на Рождественские каникулы. Возможно, какие-то мелочи, присутствующие в беседе, и не отложились в подкорке сознания. Но она до сих пор помнила каждую эмоцию на лице старшего брата. Помнила искреннее восхищение в его серо-зеленых глазах, которым делился с младшей сестрой. Этого вполне хватило для того, чтобы у младшей Лестрейндж сложилось хорошее впечатление о стране восходящего солнца. Да, счастливые моменты жизни нужно уметь замечать, ценить. Иначе можно всю жизнь пребывать в состоянии, которое оказывает лишь губительное воздействие.
– Рик, – ласково произносит Ровена, мягко  поглаживая брата по локтевому изгибу правой руки, – хочу побывать там с тобой еще до того, как перейду в род Мальсиберов. Обещай, что отвезешь меня в то время, когда начнется цветение сакуры.
Эта поездка была бы для юной Лестрейндж подобна глотку свежего воздуха в душный летний день. А мысли о ней были еще приятнее. Они грели душу и обволакивали сердце. И тревоги покидали Роу. И тогда она улыбалась. Лучезарно. Искренне. Она всегда так улыбалась Рикарду. Пожалуй, только ему.
– Не беспокойся, – Ровена успокаивает брата, – это никак не взаимосвязано.
Девушка откровенно лукавит. Ей самой было не по себе от последних разговоров, воспоминаний. Но не хочет нагнетать и без того беспокойную ситуацию.
Лестрейндж откидывает волосы назад и бодро ведет брата в сторону набережной, ступая по мягкому ковру из прелой листвы. В этом году листья осыпались рано. Да и вообще последние несколько лет все происходит как-то не так.
– Я помню, как в непогоду за окном мы усаживались рядом с отцом возле натопленного  камина. И по памяти он рассказывал сказки или какие-нибудь интересные истории из своего детства, а мы пили теплое какао и кушали имбирное печенье.
Быть может, сейчас не лучшее время, чтобы вспоминать Прокаса Лестрейнджа. Но с ним связано столько поистине прекрасных воспоминаний, что все плохое, происходящее к Рикардом и Ровеной, иногда казалось сущим пустяком.
Вот только от чего так плохо?
Девушка ожидала, что он спросит о ее беспокойстве и уже ощущает пощипывающие поступающие к глазам слезы. Но отвечать не торопится. Она хочет разделить с ним тревоги, потому что уверена – никто больше не поймет ее так, как любимый брат. Никто не будет любить ее больше, чем Рикард. А если не поделится всем этим –  попросту сломается.
Роу улыбается, берет брата за руки и кружится с ним, кружится, пока может удержать равновесие. И совсем легко держит его за руку, потому что знает – Рикард не отпустит ее, не позволит упасть.
– Теплое море, прогулки по набережной и среди старых построек города, в каждом кирпичике которого хранится целая история, – голос ее легок, как дуновение морского ветра, – все это отголоски некогда беззаботной жизни, которая меняется с каждым днем, с каждым словом, с каждым событием. – Ровена прикусывает нижнюю губу, все еще не будучи уверенной, что стоит говорить об этом Рикарду. И останавливается, пересекшись с ним взглядами. – Ты знаешь меня лучше, чем кто-либо, – голос ее стал тише. – Ты все знаешь о моем взгляде на жизнь, о моих девичьих мечтах. Знаешь, чего я всегда опасалась.
Девушка замолкает, прикладывая пальцы левой руки к губам, качает головой. Нет, она не любит ходить вокруг да около, предпочитая сразу переходить к серьезным беседам, а не тратить время на пустую никому не нужную болтовню.
Сейчас это казалось куда сложнее.
– Я места себе не нахожу… – признания всегда даются нелегко. Но дома, когда даже у стен есть уши, она даже не заговорит об этом.
[NIC]Rowena Lestrange[/NIC]
[AVA]http://s7.uploads.ru/v61o2.png[/AVA]
[SGN]http://s6.uploads.ru/t/fYTBU.gif http://s4.uploads.ru/t/OXbCZ.gif[/SGN]

+2

13

[AVA]http://s3.uploads.ru/t/1RwsG.gif[/AVA][SGN]

Про возможность просто сжать и переломить
Что угодно. Например, твою шею.
http://sa.uploads.ru/qzkXT.gif

http://sf.uploads.ru/t/VB1SE.gif
Господь
Никогда не устанет тебя любить.

[/SGN]

    Рикард придерживает сестру за локоть, и ее каблучки мягко стучат по Лондонской мостовой. Он все еще думает о том, какой чудесный сегодня день. Слова Ровены вызывают в памяти еще одно чудесное воспоминание. Совсем, правда, не связанное с цветением сакуры. Ведь он был в Японии осенью. И видел кровавое цветение кленов. Тогда ему страшно осточертело одиночество, и хотелось бы чтобы кто-то был с ним. Шел вот так, как они сейчас идут с Ровеной под руку или просто рядом. Кто-то с кем можно поговорить и услышать в ответ не ломанный чужим акцентом или магией английский. Кто-то, с кем можно разделить прекрасный момент, когда ты стоишь на хрупком деревянном мосте и наблюдаешь как медленно кружась лист падает в реку, и унесенный водой даже издали неправдоподобно красный. И кицунэ с их нечеловеческой грацией магического зверя.   
- Конечно, этой же весной? На неделю? – он улыбается, - Это будет чудесное путешествие. Ты не представляешь, как мне не хватало компании в прошлый раз. Но после войны, они не слишком нас любят, так что мать и меня отпустила-то со скрипом, а о том, чтобы взять тебя сказала даже не заикаться.
   Лестрейндж подозревал, что матушка не стала вставлять палки в колеса его поездке потому что думала, что он поедет не один, а еще понимала, что это мечта. Впрочем, в этом были и свои плюсы. Вернувшись целым и невредимым он кажется, все же доказал ей свою состоятельность как взрослого и способного за себя постоять мужчины.
   Воспоминание Ровены заставляет Рикарда задумчиво улыбнуться.
- Чудесное было время, - он и правда хочет закончит тему Риддла – слишком она и воспоминания о нем для него болезненны, - Хочешь сегодня дома сядем так, и я расскажу тебе пару японских легенд, - он приподнимает брови, - Они довольно… странные для нас. Но тем и привлекательны.
    Они продолжают идти по набережной, и Лестрейндж следит взглядом за домами, слушая сестру, а потом она вдруг останавливается, и поворачивается, встречаясь с ним взглядом. Не нужно быть семи пядей во лбу, чтобы понять, что за столь резкой сменой темы, последует что-то действительно важное. Существенное. Возможно что-то… что все изменит.
   Рикард привлекает сестру к себе в объятие, прижимает крепко, но не больно.
- Роу… - он намерено не использует полную форму имени, словно они все еще малыши, что прячутся в подвале или среди кустов от домовика-няньки, замышляя очередную каверзу, - Наши страхи похожи. И мне кажется, это повод ими поделится. Знаешь… в этой дурацкой взрослой жизни все… так не просто. Постоянно надо думать как отзовется то или иное действие. И я боюсь, что и тебя и меня поглотит быт. Семья. Работа. И мы не будем видеться иначе, чем на дни рождения и большие праздники…
   Он говорит не громко, крепко обнимая сестру, и зарываясь в ее золотистые, прохладные от осеннего воздуха волосы.

+3

14

– На несколько дней. На всю неделю. Да хоть на целую вечность. Не важно. Главное, что ты будешь рядом. – Без каких-либо задних мыслей ответила Ровена.
Только весной, когда та неторопливо вдыхает жизнь в каждый уголок природы. Когда кружится голова от аромата распускающихся цветов. Когда слух услаждает звонкое пение птиц. Когда расцветает душа, сердце наполняется любовью, а тело требует объятий.  
Весна коварная. Она путает мысли, чувства, заставляя воспринимать их как нечто важное, нечто вечное.  Увы, ничто не долговечно. Но сама мысль сладко  согревает нас и делает жизнь слаще, как чашка горячего шоколада в морозный зимний день.
– Хочу. Очень. Я люблю необычные, странные и просто увлекательные истории – ты же знаешь. Они все время заставляют помнить о том, что взрослая жизнь куда жестче, чем кажется на первый взгляд. В ней нет места глупой наивности и вечной чистой любви, которая описана в дамских романах. Хотя, иногда мне кажется, что без них сейчас никуда. – И для самой Ровены – в частности.
Как и многие девушки ее возраста, Лестрейндж многое идеализирует, просто-напросто не имея желания вникнуть в саму суть. И окружающие ее люди, различные чувства – не исключение. Ей просто тяжело принимать действительность такой, каковою она на самом деле и является. Словно по какой-то детской наивности хочется верить в лучшее. И даже после того злополучного дня сорок третьего года. Со временем Роу, конечно, научится этому: события и  полученный жизненный опыт помогут ей в этом. Ведь всегда происходит нечто, что круто меняет жизнь. Верно? Нужно лишь понять это.
– Мы уже начали отдаляться друг от друга. И ты прекрасно понимаешь это, – наконец продолжает Ровена, ощущая себя в крепких неестественно теплых  объятьях. – Для меня нет ничего ужасней, чем остаться без человека, который подобен воздуху. Это происходило раньше. Происходит и сейчас. А стоит мне выйти замуж, все будет гораздо хуже.   
Не сгущай краски, Роу – от замужества еще никто не умирал.
Она уже сейчас не позволяет себе вольностей по отношению к родному брату, которые без тени смущения могла проявлять раньше – привычка из далекого, такого счастливого детства. А обручальное кольцо на пальце и вовсе запретит ей подобное поведение. И потому никогда не жила в плену иллюзий, прекрасно осознавая, что рано или поздно жизнь все равно была бы у каждого своя – они уже давно не дети.
– Знаешь, я боюсь остаться одной, продолжая находиться в окружении множества людей, – она утыкается лицом в его мантию, что приглушает и без того тихие слова. Ровена совершенно не боится показаться эгоисткой, главное – чтобы Рикард услышал ее. – Что не оправдаю собственных ожиданий. Боюсь, что тебя не будет рядом, когда это будет так необходимо.  
Роу даже не ощущает прохладного ветра, находясь в плену оглашенных страхов. И никогда не умела смотреть им в глаза, постоянно отводя свои.  
[NIC]Rowena Lestrange[/NIC]
[AVA]http://s7.uploads.ru/v61o2.png[/AVA]
[SGN]http://s6.uploads.ru/t/fYTBU.gif http://s4.uploads.ru/t/OXbCZ.gif[/SGN]

0

15

[AVA]http://s3.uploads.ru/t/1RwsG.gif[/AVA][SGN]

Про возможность просто сжать и переломить
Что угодно. Например, твою шею.
http://sa.uploads.ru/qzkXT.gif

http://sf.uploads.ru/t/VB1SE.gif
Господь
Никогда не устанет тебя любить.

[/SGN]

   На слова Ровены о вечности, Рикард только зарывается в ее волосы и прикрывает глаза. На самом деле ему не много страшно. Он так боится разочаровать или потерять это ощущение. В конце концов, последнее время у него никак не проходит ощущение, что он только все портит. И пока он может только надеяться, что эти его не удачи не коснутся сестры и Эдди так, как коснулись Лавинии и Тома. И его самого.
- Это будет прекрасно, - это все что он может сказать. Очень тихо, с пережатым спазмом горлом. Еще одна дурацкая часть взросления: так сложно обнажать душу, словно вскрываешь нарыв, словно… вместо того, кем тебя привыкли видеть показываешь кого-то другого. От кого могут убежать, и больше никогда не пожелать видеть.
    «Я все исправлю».
- Ты просто читаешь мои мысли, - Рикард справляется со слабостью, и  чуть отстраняется, чтобы взять лицо сестры в ладони, огладить подушечками больших пальцев скулы, - Я тоже все время об этом думаю.  Так не будет, Ровена, это зависит только от нас. Мы не можем… будь так легки и наивны, как в детстве. Но это не значит, что мы должны превратиться в чопорных «Родичей», которые видят друг друга только на Йоль и по дням рождениям, вежливо улыбаются, и говорят «Братец» или «Сестрица», но уже ничего друг о друге не знают и ничего друг для друга не значат. Этого с нами не случится, - Лестрейндж мягко целует сестру в кончик носа, - Клянусь. Эд мне как родной брат, и мы все равно будем вместе.
    Он и правда верит в свои слова, не смотря на всю сложность того, что стоит перед ними.
- Меня так много беспокоит, Ро. Быть главой семьи так не просто. Я боюсь оказаться либо слишком слабым, либо за маской главы семьи потерять то, что делает меня твоим братом, хорошим другом. Просто Риком. Мне кажется, я разочаровал Лавинию. Словно она видела своего жениха совсем другим, чем оказался муж. Более слабым что ли. Думаю, я ее не стою. Не как глава семьи, а как человек. Понимаешь? И дело тут не в любви, - О… совсем не в любви, - А в уважении… что ли. Я боюсь, что однажды вот так же разочарую тебя. И ты скажешь: «Я думала, ты мой сильный брат. А ты…»
  Рикард потер переносицу. И не договаривает. Опять. Потому что боится, что и так шагнул слишком далеко.
- Видишь, наши страхи так похожи. И я надеюсь, что это понимает не дает нам потерять друг друга, - Он снова обнимает сестру, и прижимается лбом ко лбу, - Помнишь как в детстве? – находит ее руки, и переплетает их мизинцы, - Обещаю.

+3

16

Ровена щурится, когда Рикард мягко, но все так же по-детски целует кончик ее носа, а слова – вызывают широкую улыбку на девичьем лице.
«Появятся морщинки!», – напомнила бы дочери Инита Лестрейндж, а потом незаметно для всех подмигнула бы ей.
Оказывается, чтобы прийти в себя за последние несколько месяцев, ей всего лишь нужно было услышать именно эти слова, несмотря на то, что она прекрасно осознавала, что в один момент ситуация может измениться независимо от их желания. Но, как бы там ни было, сейчас Рик был убедителен. Ему хотелось верить.
– А ты говоришь всякую ерунду! – не на шутку возмутилась Ровена. Для убедительности осталось лишь отвернуться, скрестить руки на груди и вздернуть кверху носик. Вот только отстраняться от брата не хотелось. Причем, совсем.
Она впервые за долгое время была не согласна с Рикардом. Пусть Рик и стал главой семьи в юном возрасте, но за последние несколько лет он доказал, что достоин этого звания, как никто другой.
– Ты, как никто другой, достоин быть главой нашей семьи, – озвучила последнюю мысль Роу. – Никогда не позволяй другим усомниться в себе! – взгляд ее скользит по лицу Рикарда. – А Лавиния… мне кажется, ты неправильно ее понял. Вы знаете друг друга не один год. Не думаю, что она такого мнения о тебе, – девушка пожимает тонкими плечами и отстраняется от брата, чтобы вновь взять его под руку. У Роу не так уж много опыта в отношениях. А это – лишь ее скромное мнение.
– Пойдем домой, Рик, – она легко целует его в щеку, в уголок губы. – Хватит с нас приключений и признаний на сегодня.
И они идут вдоль набережной по ковру из прелых листьев, разговаривают на отвлеченные темы. Но по наступлению вечера, оставшись наедине с самим собой, каждый их них мысленно вернется к откровенному разговору. Вот только ответы останутся такими же.       
[NIC]Rowena Lestrange[/NIC]
[AVA]http://s7.uploads.ru/v61o2.png[/AVA]
[SGN]http://s6.uploads.ru/t/fYTBU.gif http://s4.uploads.ru/t/OXbCZ.gif[/SGN]

+1


Вы здесь » Marauders. Brand new world » Законченные флешбеки » У тебя есть я. У меня остаешься ты.