картинка

Marauders. Brand new world

Объявление

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Marauders. Brand new world » Настоящее время » We Gonna Rockin' Tonight


We Gonna Rockin' Tonight

Сообщений 61 страница 78 из 78

61

Как всякий из двадцати восьми – предельно вежлив. Но многих прочих изворотливее, осторожнее и приятнее. Пожалуй, будь это вальс с Орионом Блэком, Рита бы, не позволив себе продемонстрировать это вслух, вспомнила бы что всегда зевает, когда ей интересно. Сейчас же это было лишь сравнение, достойное очередной заметки. Одного волшебника с другим – две одинаково неподражаемые фамилии, слившиеся в экстазе брака ее однокурсницы.
- Неужели есть кто-то, Мистер Лестрейндж, кто не знает в лицо вас? Что же, он много упускает, - Звучит невинным щебетом и едва ли даже столь тонкий слушатель способен разобрать за милой улыбкой сокрытое «ваше лицо достаточно интересное знание, равно как и те слухи, что ходят о вас по земле нашей» - Вы знаете, именно скромные ученые самая интересная тема для настоящих скандалов. Кто знает, какие тайны прячет невинный взгляд больших и добрых глаз? За чьими скромными улыбками притаились не реализованные амбиции и мечты о мировом господстве? В блеске чьей на самом деле славы прячутся самые не тривиальные идеи? Самые жестокие умыслы сокрыты под чьими милыми и, зачастую, бесподобно скромными умами…
Этими словами она играла так легко, что было совершенно очевидно – пыль в глаза. Даже не задумывается: высказывает то, что повторяла куда больше десятка раз и что для нее самой уже не столь пикантно.
- Видите ли, я из тех, кто волей неволей становится объектом не только сплетен, но и скандалов. И хотя я предпочитаю быть с другой стороны меткого пера, но порой просто необходимо давать повод говорить о себе. Только так настоящие мастера умеют создать себе нужную славу. Я же… Слушаю, интересуюсь, узнаю много нового из чужого безвкусного кривотолка – Девушка пожала плечами. Вот уж кому, а ей было совсем не зачем переживать за свою репутацию. Не стремясь замуж и не будучи обремененной громким именем она сама создавала вокруг себя скандалы. Те, что шли на пользу. Но зачем такие очевидные вещи говорить вслух? – Вас же, я вижу, волнует что скажут… Репутация?
Звучит почти понимающе. Если бы только она обращала внимание на эти вещи. Чужая репутация – не больше чем удобная для следующего шага опора. Впрочем, если она неугодна, то хорошо подобранные каблуки дробят и топчут любую.
Краем глаза Рита замечает, как последовательно распадается две пары очень цепких рук: Мисс Грант отпускает ребенка из змеиного поводка, а Абраксас Малфой выпускает из на какую-то минуту слишком близких объятий чужую жену. Спокойствие собственного партнера по танцам намекает, что это не то что бы действительно интересно, но в памяти Скитер это оставит. Будет что добавить к портрету кого-либо из троих.
- Вся суть современной политики в том, что у искусных генералов полем боя стали не улицы, а газетные статьи и подобные приемы. Вы правы, - Рита коротко кивнула, на пару шагов закрывая глаза. Было кое-что приятное в хороших партнерах по танцам: им можно было позволить вести. Мистер Лестрейндж оказался из тех, в вальсе с которыми можно не думать о движении, расслабится и отдаться чужим рукам. Жаль в постели мужчины редко бывали действительно таковы – все чаще такие как тот, с кем она танцевала – самовлюбленные зануды. – И армия ныне не солдаты, а те, кто способен менять мнение других. Увы, развязав эту гражданскую войну, некоторые забыли о цивилизованности нашей эпохи и предпочли взять в руки действительное оружие. Разить не словом, но мечом. У этого может быть две причины…
Короткая пауза, пристальный взгляд – интрига из собственных слов просто ради шутки.
- У них либо нет достаточно хороших генералов, что бы продолжать борьбу на поле достойном, либо детство взыграло в крови и хочется не изменить мир, а напугать мирных граждан. Жаль, но я всегда считала, что впутывать простых людей в войны дело недостойное. А каково ваше мнение?

+5

62

Мадам Блэк явно смотрит ему вслед с таким искренним пожеланием добра, что у Крейна греется запонка-артефакт. Что ни говори, а бывает – в конце концов, не проклянет же она его прямо сейчас. Хотя что ни говори, было бы забавно.
К слову о проклятиях – Герберт видит Примроуз Забини. У этой прекрасной феи есть по сравнению со всеми прочими одно крупное конкурентное преимущество – и это не красота Мадонны, сошедшей с картин лучших художников Возрождения. Примроуз Эйвери дружила с Ритой Скитер – и пусть фамилию она сменила, но нежная девичья дружба никуда не делась… И это было гарантом, что всуе Черную вдову так никто не назовет. Ну, назовут, быть может – но утопить их будет весьма и весьма просто. Он даже поможет из любви к искусству.
Герберт ловит на себе взгляды мельком – чистокровное общество ему не то чтобы не радо, но и удовольствия от присутствия не получает. То есть, ему все еще припоминают яркие высказывания. В каком-то смысле это даже занятно – это даже весело.
Крейна не любят в Министерстве за то, что он тыкает носом в ошибки, не любят террористы за то, что он называет их террористами – и очень не любят чистокровные за то, что он в принципе открывает рот. Герберт более чем уверен, что сегодня все эти три категории не любителей его тут присутствуют.
Он вообще любят играть в игру «угадай Пожирателя» - но настроения в данный момент на это нет. В конце концов, тут не угадаешь стопроцентно – но развлекать себя этой мыслью, конечно, забавно.
Абраксас.
Герберт замечает его, танцующего с мадам Лестрейндж, но взгляд поймать даже не планирует. Все же, в обществе и без них хватает любителей бурно проявить эмоции.
Семья Лестрейндж, в принципе, у Крейна на особом счету – матушка тепло отзывалась о Прокасе Лестрейндже, да и в принципе говорила, что некоторые правильные вещи он не мог не передать сыну – и, что было редкостью для нее, о Рикарде она отзывалась неплохо.
Матушка в принципе не слишком жаловала английских магов – так что положительный комментарий стоил того, чтобы выбить беседу с этим человеком. Статья, конечно, вышла совершенно «пустая» - то есть, настоящего Рикарда там было ни на треть, хотя ни в одном факте Герберт не соврал и не передернул.
Просто… Рикард Лестрейндж был не тем человеком, которого описал Герберт – но он описал очень яркую и живую маску. Своим – помощь, это было одно из главных постулатов… тех, кто нес определенную идеологию в настоящее время.
Но тут сейчас дело даже не в помощи.
Тур вальса идет к концу, Герберт берет бокал шампанского и аккуратно вклинивается между пар. И без него почтенной публике есть на что посмотреть, но, пожалуй, потанцевать с еще одной чистокровной леди – это важно.
Точнее – важно хотя бы мельком перекинуться с Касси парой слов.
- Могу я украсть вашу прекрасную партнершу? – Абраксас еще не отпустил руку мадам Лестрейндж, а Герберт уже перехватывает прохладную руку дамы и накрывает ладонью руку Малфоя. Это – максимум близости, который они могут позволить себе в принципе, но порой хочется… небольшой шалости. Прикосновение безусловно невинное, разве что длится чуть дольше, чем должно – Крейн, взяв мадам Лейстрейндж за руку, вкладывает бокал в руку Абраксаса, словно в обмен. Алкоголь на прекрасную даму.
Ну, у Герберта репутация наглеца и хама, портить ее дальше некуда. Спасают его разве что безупречные манеры – но все это затевалось с одной только целью – прикоснуться и переглянуться с Абраксасом. Они договаривались, что встретятся после приема. Если честно, Герберт бы уже ушел – но увы.
Крейн целует руку миссис Лестрейндж и улыбается ей немного виновато. – Мадам, я не могу не навязывать вам свое общество. Не откажете ли мне в танце?

+3

63

Орион, как и Брагнам – должно быть, оценил навыки Регулуса в такой мудрёной науке, как казуистика, по достоинству. Сказанное вслух было похоже на вершину айсберга, о масштабах скрытого можно лишь догадываться по полувопросительному взгляду молодого человека. Орион не стал ни поправлять, ни дополнять его ответ, и в его взгляде, по крайней мере, не было неодобрения.
- Вы очень благоразумны, мистер Блэк, - с лёгкой усмешкой отметил Брагнам.
Он первым заметил приближение мадам Блэк, и поэтому не стал развивать тему дальше, поскольку разговоры о политике, как и о делах, не ведутся в присутствии дамы.
- Миссис Блэк, примите моё восхищение! В той мере, которая позволит мне остаться в живых и продолжить выгодное сотрудничество с вашим мужем, конечно же, - добавил Сэйдж с самой по-светски лукавой улыбкой.

По взгляду Брагнама, направленному куда-то ему за спину, Орион понял, что сейчас к ним должен кто-то подойти. Только что в зал вернулся мистер Крейн, живой. По всей видимости, - и по некоторым соображениям, - Вальбурга решила появиться с другой стороны. Насколько этот манёвр был оправдан, если учесть, что многие видели, как она выходила под руку с журналистом, и что он должен был оправдать…
Орион почувствовал знакомый тонкий вишнёвый аромат за мгновение до того, как жена коснулась его плеча. Пари, само собой разумеется. Нет, он нисколько не сомневается в таком простом объяснении. Стечение обстоятельств, чужая воля – всё это помимо собственного желания так естественно! Намёк Сэйджа мысленно вернул его к началу этого их разговора.
- Думаю, супруга права, - Орион с вежливой улыбкой обратился к Брагману. – Наш разговор мы продолжим в другом месте, а на бале надо танцевать.
Последние слова он произнёс, взглянув на Регулуса, обращаясь одновременно и к нему и поощряя к дальнейшей свободе действия, поскольку не нужно больше поддерживать беседу. Сэйдж Брагман ответил лёгким поклоном и первым отошёл в сторону, показывая, что сегодня он больше не докучает древнейшему и благороднейшему семейству Блэк.
Когда они с Вальбургой легко вошли в круг танцующих, Орион едва ли почувствовал, как их пара приковывает взгляды, хотя такое явление, как вальсирующий мистер Блэк гораздо более редкое, чем мистер Блэк в роли одной из колонн бальной залы. Может быть, если бы он танцевал с чужой женой, это и вызвало бы интерес и оживление, и репутация эталонного скучного образца оказалась бы под угрозой. Кто-нибудь подумал бы, что он сошёл с ума, или - что это пари.
- Мадам Мальсибер такая зайтеница, - не без иронии заметил Орион, в очередном повороте  привлекая жену к себе чуть ближе, чем следует, чтобы произнести ей это на ухо, и тут же отпуская её обратно на положенное этикетом танца расстояние – даром, что супруги.
- Думаете, стоит сыграть с ней в фанты? Хватит ли у Ровены на меня фантазии, или нужно будет подсказывать, чего бы мне хотелось? – спросил он, уже смотря в глаза Вальбурги и улыбаясь не то лукаво, не то просто многообещающе.

Отредактировано Orion Black (2017-09-21 00:00:06)

+3

64

- Думаю, мы уйдем раньше, чем наша затейница окончит исполнять свой. - тонко поведя фамильной бровью, ответила Вальбурга. Ни на что не намекая, нет - Орион не дождется от неё большей откровенности. Ради неё надо было играть с ними в самом начале! Её можно только… обменять. На что-нибудь, и тут уж у мистера Блэка должна хорошо сработать фантазия, в   нужный момент. - Оставьте эту идею для следующего раза, милорд.
Они плывут в чинном объятии и этот вид красив до слёз. Танец с представителем общественности, с представителем своего круга, - этот тур практически всегда принадлежал Ориону, -  и с Министром Магии или министерским работником – вот всё, что входило в планы мадам Блэк на сегодня. Жаль, что глава правительства пока ещё не почтил присутствием свой же приём. Наверняка, объявится к финишу, но ждать так долго вовсе не к лицу мадам. Более того, зал полон министерских чиновников, яблочку негде упасть, кои на радость прекрасно сочетают в себе чистокровность, статус и обаяние. Взять хотя бы наследника Лестрейнджей, вот уж на чье лицо не наложен временем отпечаток тотальной угрюмости, который уже навсегда въелся в лицо главы этого семейства. И как это терпит Лавиния? Впрочем, не очень-то и не терпит - вальсирует от одного кавалера к другому. К напиткам не притрагивается, странно. Обычно, мы наоборот. Ибо смотреть на министерский фарс без градуса в голове иногда просто невыносимо. Тот ли это случай? Достигнет ли  вечеринка своего фееричного апогея или она уже сдулась?
- Смысл игры вовсе не в том, чтобы загадывать то, что хочется. – продолжает развивать тему Вальбурга, легко сокращая расстояния в танце и красиво сочетая с этим следующую фразу... - Скорее наоборот - превратить уловку в шалость, совместить приятное с полезным. Не каждому дано.
Нет, вовсе не нужно подсказывать, что вам хотелось бы - всё и так написано у вас на лице. Убраться подальше с этого балагана, на котором Министерство выставляет высший свет на потеху себе. После чего мадам делает наигранно-страдальческое выражение лица, намекая, мол как сильно она настрадалась за первый вальс, и замечает то, как Крейн натурально отбивает партнёршу у Абраксакса Малфоя. В его ли мыслях просто отвальсировать со всеми чистокровными дамами  на этом приёме или тут есть какая-то собственная цель? Не каждый волшебник может вот так взять, подойти и увести даму из под руки мистера Малфоя. Забавный вечер, сколько скрытых подтекстов, ситуаций, словно свитков, показывающихся людям свёрнутыми, но которые следует разворачивать, чтобы понять смысл.
- Не думаю, что мои нервы вынесут то, как мистер Крейн испортит поцелуями ещё не одну пару дамских перчаток. – категорично отдает Вальбурга, подводя черту под чем-то. О, если бы она только имела дар фоновой легилименции, то её лицо бы вытянулось в недоумении от того, что она гипотетически могла бы про себя услышать. Но порою даже отрицать такие слухи - словно играть им на руку. Мадам Блэк бы только рассмеялась, ни стараясь ни развеять, ни подкрепить их.
- Сколько галлеонов сольем в министерский сток? – простым будничным тоном, каким всегда говорила о финансах, вдруг спрашивает она, - Мартини попалось неплохое, но шампанское дряннее некуда, - это был их шифр, их личная маленькая игра, сравнением они обозначали некий критерий качества вечеринки. Мартини есть музыка и танцы, шампанское обозначал светский флирт, а скотч -  деловые беседы, - поэтому я думаю, что половину от оговоренного.

[SGN]http://s7.uploads.ru/cliSm.png
~ кутюрье - Amelia Bones ~
[/SGN]
[AVA]http://s8.uploads.ru/MXTwK.png[/AVA]

Отредактировано Walburga Black (2017-09-25 21:01:53)

+3

65

"Жаль, что ты не оказался слабее"
О, они оба знают сомнительную правду о том, что если бы он оказался слабее, то все было бы иначе. Их отношения подразумевают только такой исход - никакого перемирия, никаких полумер, только потребность вгрызаться в глотку, едва будет обнаженно беззащитное горло.
И они оба не питают иллюзий, что стоит ему, Волдеморту, показать слабину сейчас и удар будет молниеносным, рефлекторным, даже не слишком обдуманным - совершенно в такой ситуации естественным.
Проблема в том, что он не подставит горло. Никогда. И никогда не покажет своей слабости - этой слабости у него попросту нет и не будет, по его же собственному разумению.
- Постарайся сделать так, чтобы он и дальше действовал во благо меня и никак иначе, - он чуть заметно усмехается. Если бы кто-то сейчас, кто слишком близко знал Лавинию, увидел бы их вдвоем, то вполне мог заподозрить что-то... не то. Впрочем, сейчас это не слишком важно.
Когда Крейн приближается, он с трудом давит улыбку, насмешливую, острую, как лезвие. Когда добыча сама идет в руки, это не может не радовать - нужно лишь правильно бросить взгляд, чтобы поймать в фокус глаза Абраксаса, считать эмоции. И, не выдержав, вжаться липкими щупальцами легилименции, присосаться чуть более настойчиво, чтобы ощутить на вкус его мысли.
На миг он чувствует, как темнеет перед глазами, как пережимает в какой-то миг дыхание и только этот миг он незаметно, чуть крепче сжимает руку Абраксаса. Достаточно, чтобы причинить боль, но недостаточно, чтобы было понятно - в этот самый миг он опирается.
- Не откажусь, - "она" улыбается, чуть заметно, вежливо, так, как принято улыбаться в подобном обществе.
И позволяет Крейну увести себя, только на один миг бросив поверх плеча Герберта короткий взгляд на Абраксаса, Довольный, сытый взгляд - зрачки "Лавинии" вздрагивают, расплываются на миг, словно чернильная клякса в воде - а может быть, это просто последствия легилименции.
[AVA]http://sh.uploads.ru/ABs1N.gif[/AVA]

Отредактировано Lord Voldemort (2017-09-23 12:32:19)

+5

66

Что же полезного и приятного в обществе мистера Крейна в таком случае? Вопрос напрашивался сам собой, но, похоже, что Вальбурга не настроена на откровенность, а Орион не склонен настаивать, по крайней мере, прямо в лоб. Ему нравится игра в намёки и недомолвки – своего рода тоже приятное развлечение и упражнение для ума, способное скрасить самое утомительное общественное мероприятие, в том числе и подобное этому. Когда же дань любопытству публики будет отдана, вместе с соблюдением необходимых формальностей и приличий, вроде того же обязательного тура вальса, а плата, - то есть, простите, благотворительный взнос за это символическое удовольствие, – оговорена, и можно уже удалиться, исполнив свой социальный долг, - тогда и придёт черёд обсудить подробнее всё, что осталось здесь, в министерской зале, да, может быть, на галерее. Или нет. В таком контексте интерес к идее сыграть с Ровеной Мальсибер до следующего раза не доживёт, как всегда. Мысли о такого рода веселье никогда не занимали его достаточно долго, чтобы быть претворёнными в жизнь. Так пусть уловки и шалости остаются целиком и полностью женской прерогативой и милым секретом двух подруг.
- Если бы я не знал, в обществе кого вы сочетали приятное с полезным, то подумал бы, что обсуждали с Арктурусом, сколько стоит этот приём.

Арктурус Блэк мог позволить себе пренебречь условностями и мнением света, по минимуму уделив внимание министерскому приёму, на котором министр даже не появился. По его же словам, сколько бы ни собрали благотворительных взносов в пользу «несчастных жертв», пользы этим самым жертвам ни на кнат, только деньги на ветер, чтобы пустить пыль в глаза и застить суть праздного развлечения.

- Потому пусть это «золотое облако» будет достаточно большим, чтобы, когда рассеется его дым, даже самый мелочный писака-журналист постеснялся бы раздувать сенсацию из отсутствия на приёме Леди Блэк или высасывать из пальца заметку о глубине выреза платья мадам Блэк.

Отец тоже ещё тот шутник и любитель острых намёков – вскользь упомянуть сложившиеся так кстати два противоположных момента. Конечно, и кроме платья Вальбурги Мелания нашла бы, что ещё достойно осуждения этим вечером. Поэтому уже давно старшая леди Блэк предпочитала общественным частные приёмы, а ещё лучше – семейные, организацию которых с удовольствием брала на себя и полностью сама контролировала.

- Что же, придётся полностью положиться на ваш вкус. Вряд ли сегодня ещё представится подходящая возможность оценить всё это самому.
Встать в очередь на танец с мадам Лестрейндж? Увольте. Если его спросить, Орион с некоторой долей сожаления высказался бы об отсутствии кузена с супругой или младшей из племянниц – Нарциссы. Пожалуй, два единственных исключения из правила – с чужими женами не танцевать и не флиртовать, - железно защищённых родственными связями от глупых и досужих вымыслов.
- Половину так половину, - легко согласился Орион. – Предоставлю вам почётное право расписаться в благотворительной книге отзывов и оставить пожелание относительно шампанского, на будущее.

Отредактировано Orion Black (2017-10-14 17:04:24)

+3

67

Короткий кивок - Абраксас услышал приказ. Взгляд скользит в сторону - и в этот момент натыкается на приближающегося Герберта. Вряд ли тот решил вдруг пригласить его, Малфоя, скорее партнершу. "Ну да, конечно, что такого, что бы потанцевать миссис Лестрейндж, действительно." Ладонь Крейна накрывает его - и на несколько мгновений рука Касси оказывается между рук его самого страшного кошмара и, наверное, единственного света. Он не хотел - совершенно - оставлять их наедине. И вообще что бы они встречались. Когда-либо. В панике переводит глаза снова на Тома - и чувствует, как щупальца чужого разума проникают в его голову, практически едва касаясь поверхности - но этого достаточно, что бы в глазах потемнело. Наверное, не сожми "Лавиния" ладонь - Касси не устоял бы на ногах. Боль отрезвила, темнота отошла, и Абраксас принимает бокал из рук Герберта, успокаиваясь мимолетным прикосновением пальцев.
- Прошу. Вручаю в Ваши руки. - Улыбнулся вежливо, но с совершенно искренним теплом, касаясь губами бокала в том месте где остались почти незаметные на идеально вычищенном хрустале следы губ его рыжего счастья. Прикрыл глаза, делая глоток и заставляя взять себя в руки. Он не имеет права усугублять ситуацию, показывая в каком он состоянии.
Поцелуй через бокал подействовал как нельзя лучше. Дурноту после очередного вторжения в разум прошла, дрожь больше не колотила. Разве что несколько бледнее чем обычно - да искренний страх, почти ужас в серых глазах, напряженно следящих за танцующей парой.
И, все же, он не должен был стоять изваянием самому себе. И потому, оглянувшись, Малфой отправился к той, кого и хотел пригласить на следующий танец.
- Мисс Грант. - Улыбнулся мягко, делая еще глоток из бокала, допивая его, и, поставив на стол, коснулся пальцев женщины. - Мюррен, станцуешь со мной?

+6

68

Всегда есть что-то такое, толкающее людей на опрометчивые поступки даже в зрелом возрасте. Казалось, молодость осталась в оставшемся за плечами прошлом. И все должно остаться где-то позади вместе с утраченной молодостью. Но это не так. Прошлое всегда будет скользить где-то рядом, ложиться тенью у самых ног, каждый раз напоминая о чем-то. Или о ком-то. А, может, эти поступки – не что иное, как острое желание таким образом проявить себя? Доказать (в первую очередь себе), что каждый еще на многое способен. Что каждый из них еще ого-го...
И время от времени они предавались страсти в совершенно неподходящих местах, делая насыщенней свою интимную часть отношений. Еще никому не удавалось застать супругов Мальсибер за столь неподобающим в приличном обществе поведением – они и не стремились к этому. Но само осознание этого лишь заставляло закипать кровь в жилах, подогревало их страсть, будто бы каждый раз возводя ее на новый уровень.   
Она ликует, когда слышит свое имя, стоном срывающееся с чувственных губ и ощущает в себе его горячее семя, когда их любовная схватка подходит к концу. Несколько движений ловких пальцев и каждая клеточка наливается живительной энергией, когда сладкая судорога сотрясает ее от плеч до пальцев на ногах, и тело охватывает мелкая дрожь, заставляя женщину выгнуться от нахлынувшего наслаждения. Ровена наклоняется к шее Эдди, приглушая собственный стон. И на несколько мгновений она выпадает из реальности, оставаясь наедине с охватившим ее ощущением.   
Пелена жгучего желания, застилавшая взор леди Мельсибер медленно спадает. И мир приобретает свои привычные очертания. Только сейчас до сознания доходят мелодичные ноты, доносящиеся из зала. А нежный немного хриплый голос мужа быстро возвращает к реальности.
Она делает глубокий вдох и размеренно выдыхает, восстанавливая дыхание.
– Я знаю, – припухшие от нескончаемых поцелуев губы изгибаются в довольной, но мягкой улыбке. И хрипота ее голоса спадает. Роу проводит пальчиком по влажной груди, ощущая все еще беспокойное биение его сердца. И чувство стыда чуждо ей в этот самый момент. Да и с чего бы? Они законные супруги, в конце концов.
Сейчас Ровена ощущала себя кошкой, вдоволь насытившаяся сметаной. Удовлетворенной и счастливой, да. Казалось, ничто и никто не способно омрачить ее состояние. Все вокруг будто бы преобразилось, приобретая все новые и новые краски. Теперь прием кажется ей совсем иным. Так-то намного лучше.
Ей не хочется расставаться с теплом, которым одарил ее этот сильный во всех смыслах мужчина. Любимый муж. Умелый любовник. Хороший отец. Достойный брат и строгий начальник своего отдела. Все это ее мужчина! Но они все еще на приеме – хватит и того, что они позволили себе расслабиться одним из самых приятных способов.
Она легко, почти что невинно по сравнению с тем, какими поцелуями осыпали они друг друга каких-то несколько минут назад, целует его в губы. Затем все-таки отстраняется, перебрасывает ножку через его ноги и освобождает мужа от тяжести своего тела, попутно расправляя длинную юбку платья. И только сейчас она ощущает, как ноют мышцы ног. Приятное послевкусие.
Женщина аккуратно выглядывает из-за угла и вопросительно изгибает тонкую бровь.
– Похоже, мы все-таки спугнули юную леди, – тихо рассмеялась Ровена, затем развернулась полубоком к Эдварду, все еще занимавшему кресло. И думает о том, что пора бы привести себя в порядок. 
Растрепанные волосы, ослабленная шнуровка корсета, помятая юбка платья, местами подпорченный макияж... и игривое настроение. Невероятно прекрасное сочетание, надо признать.
Ровена достает палочку, ранее плотно прижатую к нижней части ноги и тихо произносит заклинание, направляя ее кончик с подола платья, к шнуровке корсета. Она снова произносит заклинание и ощущает, как локоны медленно собираются в подобие той прически, в которую были уложены волосы до того, как Эдди с легкой руки разрушил ее старания.
Прелесть бытовой магии в том, что за считанные секунды она была способна помочь в самых незначительных ситуациях, как, например, в данном случае. И, когда затянулся последний локон в прическе, талию плотно обхватывала ткань корсета, а юбка платья – выпрямлена, Ровена облегченно выдыхает. Все как надо. Лишь улыбка и взгляд выдавали ее с головой. 
Роу прячет палочку и подходит к Эдди, попутно поднимая сюртук и кружевное белье, беспорядочно лежавшее у их ног. И, вложив нижнюю часть белья во внутренний карман, передает сюртук мужу, а губы трогает лукавая улыбка.

+4

69

Шампанское не было ее любимым напитком, потому что шампанское должно быть хорошим, иначе все впечатление портится. А хорошего шампанского на свете- раз-два и обчелся. Мюр пригубила из бокала, просто чтобы смочить пересохшее горло и покачала пузырьки в хрустале. Светский раут, мать его... Вопрос ведь был не в том, что она тут забыла, а в том, что тут вообще делать, кроме как танцевать и ядом капать на чужих знакомых , измеряя статус в яркости блеска бриллиантов не шеях и пальцах.
Нет-нет, как же там было..."Возможность выйти в свет и показать свою социальную значимость и позицию лояльности"? Лояльности чему, бабуля Ви? Министерству?  Магической Британии?  Старому-доброму воспитанию? Друзьям и знакомым?
Знакомых здесь было много, друзей - ни одного. Нет, вранье, один был, но такого друга и Пожирателям не пожелаешь.
Грант смотрела на приближающегося Абраксаса, как на магическое явление. Наверное, так же, как когда он впервые лично заявился в ее отдел, чтобы забрать Нарциссу: настороженно, но отдавая должное. Чего это он? Женщина изогнула темную бровь, едва он к ней подошел, без слов вопрошая, на кой черт он оставил пруд, в котором привык быть если не главной, то хотя бы самой богатой лягушкой.
- Мистер Малфой,- в тон мужчине ответила она. А потом допила бокал не любимого напитка, потому что без стимула ей еще один танец, да еще и с Абраксасом не вытянуть. Воля ее тверда, да только она гранит, а он - алмаз,-  Станцую, разумеется,- она без замешательства подала ему руку и легонько нахмурилась: это ей показалось или у него руки ледяные?
- Ты сегодня какой-то сам не свой,- не вопрос даже, а факт. Внешне Малфой являл собой маску безмятежной доброжелательной скуки, которую демонстрировал всем без исключения. Типичный такой Малфой. Но фамильная грантовская паранойя предположила, как всегда, худшее,- Скука или дряное шампанское?,- она не собиралась его пытать, о делах Абраксаса ей лучше всего знать поменьше, если она хочет спокойно спать и не лезть дальше установленного. Если будет нужно- сам расскажет. Если она будет ему нужна.

+3

70

- Скорее ее непредсказуемость, - Белла тонко улыбается. Она искренне любит тетушку Вальбургу, во всяком случае, куда больше остальных своих кровных родственников. Может быть, это потому, что Вальбурга просто не лезет в ее личную жизнь, да и вообще в ее жизнь в целом. Или в том, что именно на Вальбургу она в детстве смотрела действительно большими глазами и даже какое-то время пыталась брать с нее пример. Недолгое - не потому, что тетушка быстро исчерпала свое право быть авторитетом, а потому что Беллатрикс довольно быстро бросила идею быть женственной.
- Я не переживаю за то, что тетушка Вэл не сможет постоять за себя. Она сможет. Но меня раздражает то, что к ней липнет всякое... отребье, - Беллс на краткий миг морщится. Ей отчетливо не нравится Герберт Крейн, на каком-то интуитивном, что ли, уровне и она до сих пор не понимает, почему у них нет приказа оставить его в разных частях города одновременно... В разных, к примеру, коробках.
Она ловит на миг изменившийся взгляд Рудольфа - это чувство не описать словами, но она чувствует, что он что-то заметил в толпе, что-то, что привекло его внимание, заставило присмотреться... И стоит им развернуться, как тоже смотрит в ту сторону, но видит лишь Абраксаса Малфоя, все еще танцующего с ее свекровью.
- Что-то не так? - интересуется Белла едва слышно, чуть сильнее сжав пальцами предплечье мужа. У нее сложное отношение с дядей Касси, тем более, что она не понимает, почему тот до сих пор не в их рядах - даже Люциус уже примкнул к Лорду. Впрочем, может Ему это выгодно и вопрос только в этом. Но все же...
- Пригласи ее на танец.
Впрочем, нет, они не успевают, к Лавинии Лестрейндж уже подходит Герберт, мать его Крейн и теперь уже Белла внимательно следит за тем, чтобы ее свекровь никто не обидел. О, она уверена, что такой человек, как этот, не будет расходовать танцы и вечер просто так. Не тот характер. Значит, ему что-то нужно. Интересно только, что именно.
- Мы хотели подойти к Вальбурге, пока она свободна. А Барти... - Белла улыбается чуть заметно, - О, думаю, ему только на пользу провести чуть больше времени с дамой.
- Что ему нужно от твоей матери? - шепотом спрашивает она на очередном движении и в самой глубине ее темных зрачков вспыхивают опасные искры. Конечно, она не питает к Лавинии нежных чувств, но все же...

+3

71

[AVA]http://sa.uploads.ru/t/1LUsj.jpg[/AVA]   Рикард легко и вежливо рассмеялся на весьма провокационный юмор своей спутницы: тем более, что он уже какое-то время ощущал в своей метке злорадное веселье Лорда, который видимо находил весьма забавным свое общение с Малфоем-старшим.
О, как забавно. Напоминает – не сочтите за скабрёзность – мисс Рита, одну из шутливых женских жалоб: «Если платье скромное, то сочтут ханжой и старой девой, если красивое – то дамой весьма свободного поведения». Так вот: подозреваете ли вы за откровенно выпячиваемыми наружу амбициями по захвату власти – тихое сердце и искреннее желание уехать в отпуск на ферму к природе и кроликам? Хотя, - отсмеявшись он улыбается, - не стану скрывать за моей скромностью действительно много амбиций, - Рикард приподнимает в усмешке уголок губ, - Научных. Но боюсь вам, мисс Рита, покажется скучным, если я буду рассказывать о том, какие именно проблемы нашего общества я хочу решить нашими разработками. Не говоря уж о том, что без дозволения министра – это государственная тайна.
    То как репортёр – тем более репортёр большей части скандальных новостей- подогревает к себе порой интерес не показалось Рикарду странным так делали многие.
   К слову о репортёрах, в тот момент как уже знакомый Герберт Крейн увел в танце его «жену», эмоции Тома в метке притухли, словно он закрылся от Лестрейнджа матовым стекло, но почти сразу злорадство вспыхнуло снова.
От репутации мужчины моего статуса, зависит репутация его супруги и его детей, - на глаза снова не кстати попалась мисс Грант, напомнив о тетушке, - В нашем круге не так уж и редки случаи, когда муж начинает вести себя неподобающе, и общество не слишком жаждет видеть его, а безупречного поведения супруга вынуждена страдать, просто потому, что ему плевать на мнение окружающих и на нее. Меня не заботит, что обо мне говорят за моей спиной и какие слухи пускают, но есть правил, которые я соблюдаю просто, чтобы продолжать уважать сам себя, мисс Рита. Вероятно, и у вас есть истории, в которые вы никогда не кинете лежку дегтя, потому что полагаете это низким и недостойным, разве не так?
  Он сам не заметил, как повел девушку уже на второй тур, после которого по тем же правилам, ему следовало оставить ее и наконец озаботится женой: хотя пока он не ощущал раздражения от метки, только темное – словно похожее на кровь вино – веселье. Но в любом случае, он уже успел заскучать по репликам Риддла. Да и любопытство: что эе от его жены понадобилось журналисту, и что столь забавного он нашел в Малфое –спросить хотелось. Пусть Том мог и не ответить.
- Я, мисс Рита, думаю это месть. Полагаю, учитывая как долго эти люди водят за нос наших доблестных защитников, элиту, лучших из лучших, то генералы их хороши, но цели иные. Рискну предположить, что они шли путем реформ, а потом столкнулись с тем, противники не чурались грязных  методов. И сами взялись за грязную игру. Настолько грязную, чтобы соперников не нашлось, - он пожимает плечами, - Нет ничего достойного в том, что нападать на мирных жителей, а не искать врага своего размера. Знаете, я тут припомнил одну историю из своей юности: мне было, кажется, лет пятнадцать-шестнадцать. Мы – несколько студентов Хогвартса - играли в игру с представителями другой магической школы, в ходе конференции. Как обычно зашел разговор, чья же школа лучше, и их представитель настоял на том, чтобы один из них схватился в магическом соревновании с одним из нас. По условиям игры, он же выбирал соперников: от нашей школы был выбран студент, что был младше меня – и всех присутствующих на курс. Его же противник на против был старше на пару-тройку лет. Для взрослых магов разница не велика. Но для детей и курсов программы – разрушительна. Я так и не понял, в чем была цель. Если они действительно хотел показать свое превосходство, то стоило выбирать кого-то сопоставимого, - Рикард пожал плечами, - Так, что мисс Рита, вряд ли господ Пожирателей волнует красота их целей. А вот эффективность… - он усмехнулся.
    Кому как не Слизеринцам это понять.

+3

72

Герберту по правде сказать не слишком интересна миссис Лестрейндж. Она урожденная Эйвери, а это не имеет никаких нитей к тому, что близко самому Крейну, не говоря уже о том, что уж кто-кто, а Лавиния является непогрешимым образцом чистокровной дамы, что автоматически значит, что Крейну делать рядом с ней нечего. По сути – не танцевал бы с ней Касси, он бы и не подошел вообще – но коснуться его хоть так хотелось, а леди Лавиния в этом случае – задание «в нагрузку». Правда, Крейн искренне надеялся на отказ, но – видимо настроение у мадам достаточно неплохое.
Что ж…
Ее муж был весьма замкнутым, а коротких и правильных вопросов хватило, чтобы понять – им с Рикардом Лестрейнджем не по пути. То есть совсем – он был не из тех, кто разделяет идеи Гриндевальда, а, скорее, из тех, кто разделяет идеи Волдеморта. Но на этот счет Крейн не мог сказать четко – слишком мало слов, слишком много общих фраз. А к жене его на сей счет на кривой кобыле не подъехать.
Что же – танец и светские беседы.
Он ведет партнершу, весьма уверенно и крепко – допустимо без особенной дистанции, это же прием, а не королевский раут. По залу кружат пары, снова вальс. Там еще где-то Блэки – Герберт на самом деле предчувствует с ними ту еще головную боль. Но информация стоит всего. Кстати, об этом. Неплохо было бы побеседовать с светской дамой, что не стремиться шокировать общественность.
- Мадам, - Герберт говорит это вежливо и мягко, - я планирую написать статью… И хотел бы побеседовать с вами. Вы не отказали мне в танце – не откажете ли в интервью? В любое удобное вам время, в любом удобном месте.
Крейн смеет себя уверять, что танцует он неплохо – по крайней мере, он очень надеяться, что у миссис Лестрейндж по этому поводу нет нареканий. И с отличие от прошлого танца с чистокровной леди – никаких двусмысленностей на тему рук на глубоком вырезе. Мадам Лестрейндж образец в том числе и целомудрия.
Впрочем, например, Рита может найти что угодно на эту прекрасную даму. Но конкретно Крейна она интересует скорее как фасад, как контраст – понять детально, как выглядит «в обществе все хорошо внешне».

+3

73

Чужое веселье всегда льстит. Смеющиеся люди расслабляются, даже когда забава их – в первую очередь вежливость. К тому же, рассмешить человека это почти как оставить приятный след собственного присутствия в его воспоминаниях. Не то что бы для Риты Мистер Лестрейндж был частью необходимых связей, но упускать очередную акулу, что с видом кильки проплыла мимо – увольте!
- Ох, порой я забываю, что мужчины столь невинны, что трагедию быта могут обратить в шутливую жалобу. Жаль, что у вас нет дочери, что бы в полной мере осознать всю суть этой простой шутки. И все же что бы не менялось в мире, в охотничьей птички важна скорость, зрение и реакция, а в декоративной лишь расцветка да невинный щебет, - Рита не закончила фразу и дала это услышать в том, какую сделала паузу перед последующими словами. Она не полагала это справедливым. Она не считала что должна спорить с устоявшимися правилами прямо – найдет как высмеять, право слово! – Но не стану скрывать: в моей профессии существует лишь одна ошибка: не предполагать. И эта ошибка не редко губит самых именитых акул.
«И в сущности, какая разница чего он хочет, если я скажу, что это так?» - Скитер не скрывала этого подтекста в очередном невинном взгляде.
- Люди сами кидают ложки дегтя там и тут. Задача репортера лишь вовремя указать на них. Что же до, о, поверьте, подобные истории останутся не тронуты как минимум потому, что людям, как не прискорбно, - «Или, если точнее, к счастью» - интереснее читать скандалы и трагедии, а не личное благополучие. Люди с идеальными сказками не попадают на полосы газет. Впрочем, один хороший мой друг говорит, что они и не живут. Так как что есть жизнь, если не череда ошибок? Не разделяю, но довольно забавная точка зрения, отражающее положение дел не в жизни, а в журналистике. Другой вопрос, что вы не похожи на скучного человека, о котором совсем нечего написать. А уж рискнет ли кто-то писать что увидит или решит, что этого не достаточно для хорошей статьи это вопрос иной…
Писать о Лестрейнджах? Лёгкий оттенок «Писать на заказ» - Рита может быть и рискнула бы пройтись по этой семье, но прежде бы поговорила с Примроуз. А мнение подруги пускай не было решающим, но могло значительно изменить акценты в статье. Что бы не делать этого – проще не писать. Если только не подкинут тему. Сейчас, глядя на Рикарда, Скитер не видела очевидной причины посвятить ему заголовки. В нем было что-то, что отличало его от тех, кому место в пыльных архивах, а не на передавицах. Но пока это было слишком глубоко. И.. нужно ли?
- Эффективность зависит от цели, разве нет? Если они хотели что бы их боялись и ненавидели – о, это вышло. Если они хотели изменить общество… Им надо было сменить того, кто отвечал за пропаганду. Можно теми же не изящными методами... Грязные методы… Что ж, вы сами очень удачно выбрали пример, Мистер Лестрейндж. Именно это сейчас и происходит. И именно поэтому у здравомыслящих членов магического мира остается вопрос «что происходит?», как у вас в те годы. Я как-нибудь воспользуюсь им, если вы не против? - Обычная вежливость: вдруг к слову придется? - По мне так они заигрались в кошки-мышки.

+2

74

Еще одна женская рука в его руке - и стянувшие то, что у других называлось бы душой, тиски немного отпускают. Это точно была мисс Грант, без сомнений - никто кроме Мюррен не обратил бы внимание на проблему именно в таком ключе. Абраксас усмехнулся в ответ, касаясь вежливо губами пальцев. Ему была приятна эта компания, и даже приятна такая ненавязчивая забота. Все же, они неплохо узнали друг друга за время знакомства.
- Дрянные собеседники. - Усмехнулся. Зато честно. - Решил разбавить приятной компанией. А то, знаешь, хочешь сделать добро кому-то - а тебе в ответ по морде.
Он вел твердо, но аккуратно. Почти как Лавинию. Почти. Все же, Лавиния была чужой женой, не особо интересной Малфою. А вот Грант была женщиной, к которой он питал достаточно нежные чувства. Настолько, насколько мог. Это была не любовь - кажется, весь довольно скудный запас данной эмоции был потрачен на одну рыжую голову. Но и не только холодный интерес, заставляющий терпеть исключительно неприятное общество. Пожалуй, сложись все немного иначе - и он мог бы предложить Мюррен руку, хоть и без сердца. Конечно, что бы получить в свою копилку такой отличный арсенал как главу хит-визардов и старшего аврора.
И то, что он до сих пор это не сделал - говорило о его расположении и уважении намного лучше всех любезностей мира. Не желал так подставлять Мюррен, не желал ставить в положение, из которого было мало хороших выходов - если вообще были. Потому что и в случае согласия и в случае отказа - репутация могла был повреждена слишком сильно. Как и их отношения.
- А ты, смотрю, не скучаешь в обществе мужчин помладше. - Усмехнулся, ненароком коснулся черного локона. - Тебе очень к лицу драгоценности. Не меняют, но подчеркивают природные достоинства.
Он с тревогой кинул взгляд в сторону "Лавинии" и Крейна, очень стараясь, что бы беспокойство не так сильно отражалось даже в глазах, но не был уверен насколько хорошо это получалось. Больше всего хотелось, что бы этот прием закончился как можно скорее. Сбежать, прижать к себе рыжее чудо, зарыться лицом в его волосы и держать, пока беспокойство не отпустит хотя бы до возможности дышать полной грудью.

+2

75

[AVA]http://s8.uploads.ru/t/xiBtT.gif[/AVA]Откровенно говоря, Барти беспокоит Рудольфуса куда больше, чем Вальбурга Блэк. Та действительно может за себя постоять. Но вежливость все-таки требует подойти.
   План пригласить мать на танец хорош, но журналист успевает первым. Лестрейндж морщится, и находит взглядом отца: тот все еще общается с другой служительницей прессы, но рано или поздно он обратит внимание, на то, что там происходит. И вмешается на правах супруга. К тому же его мать может быть не так эпатажна, как тетушка Беллы, но вполне способна вежливо и саркастично отбрить наглеца одной фразой.
   На круге, они встречаются с учеником взглядами и Рудольф ему кивает, обещая младшему Краучу, что они непременно поговорят сегодня.
   А когда танец заканчивается, берет супругу под руку и направляется туда, где стоят супруги Блеки, юный Регулус.
- Добрый вечер, - он вежливо касается воздуха над рукой тетушки, пожимает руку Ориону и Регулусу.
- Рад видеть вас в добром здравии. Должен отметить, что вы как всегда прекрасны, - вежливо наклонить голову. обращаясь к мисси Блэк, - Простите мое любопытство, но не кажется ли вам, что один молодой человек не нашего круга крайне настырен сегодня в охоте за чистокровными дамами? И быть может мне стоит спасти от него матушку, как вы считаете, мадам?
  О погоде – право – скучно.

+3

76

-Настолько дрянные?,- первое слово она выделила особо, даже не пытаясь обернуться, чтобы на взгляд определить "качество" недавней собеседницы Абраксаса: не за чем. Их "настолько" могло разниться по самым неожиданным критериям. Но дураком Касси не был никогда. Сволочью, лжецом, интриганом,  но не дураком.
Придя на этот прием, Мюр и не думала, что впрямь станет танцевать, ее навыки по истерлись за долгое время и мало что способствовало их полировке. Как то не до того было. Абраксасу Малфою такое положение дел не нравилось, то ли в приступах притворного ужаса, то ли в приступах притворной же заботы, так что он вытаскивал ее в свет весь последний год, порой поражая ее весьма спорной природой этого "света". Тем не менее, она не была против. Иначе бы не ходила.
Поворот, круг, легчайший квадрат, который с мужчиной ей  давался куда легче чем с мальчиком, да простит ее Барти за подобное сравнение. Она мельком всматривалась в белое лицо и  искала ответы на вопросы, которые никогда не задаст. Это у них была игра такая, называлась :" Отгадай, насколько ты мне безразличен сегодня, но сильно не рискуй, а то я волнуюсь". Или что-то вроде а-ля " я люблю тебя ненавидеть: тебе очень идет это старание". Не то чтобы всерьез, не то чтобы не взаправду...
-Отстань от парня,- улыбнулась Мюррен, мельком глянув на мальчонку и улыбнувшись. Тепло, по-свойски..Ему, а не просто так,-  Мы просто потанцевали. У него есть все шансы превзойти отца,- это было самое нейтральное, что она могла сказать в отношении Крауча-старшего,-   Корми львенка, пока на ладони умещается, помнишь?
Она сжала его предплечье, привлекая к себе внимание. Не просто внимание, из разряда "смотри на меня!", но "вернись ко мне". Мюррен не любила болтать языком, увы, ей этого хватало на работе, с Абраксасом не всегда можно было быть откровенной. Да какой там! Она искренне полагала, что нельзя вообще, хотя бы потому, что это вредно для здоровья. Тем не менее, не смотря на все препоны, они за этот год многое вместе переступили. Можно сколько угодно языить и выставлять его изъяны, но это человек ее восхищал, и по-хорошему, и по-плохому. Этот человек взял ее за шкирку и хорошенько встряхнул, заставив смотреть на вещи широко и с нового угла.
Этот человек ей не был чужим, хотя и не был родным. А приступы сиюминутной сердечности...Это легко. Так каждый может.
И Мюррен- не исключение.
- Если я понадоблюсь - одно слово,- напомнила она невзначай, прекрасно понимая, что даром не сдалась Малфою. Он же у нас крутой парень или как-то так,- Почему бы вам отсюда не уйти? Что ты забыл в этом гадючнике? Тебе не нужно выгуливать жену, тебе, я точно знаю, плевать, что они могут подумать: ты- Малфой,  у тебя крови и денег на всех с лихвой. Не превращай банальную социальную условность в пытку.
Это все, что она могла сказать. Это все, что он бы ей позволил. Пальцы, поглаживающие и сжимающие предплечье. Да отметенный в сторону комплимент : не шли бы ей драгоценности, она бы их не носила.

+1

77

[SGN]http://s7.uploads.ru/cliSm.png
~ кутюрье - Amelia Bones ~
[/SGN]
[AVA]http://s8.uploads.ru/MXTwK.png[/AVA]

- Ещё пара таких фраз, и ночью я покажу вам, как победоносно умею это всё сочетать.  - легко и очень тихо, на грани слуха, говорит Вальбурга, ничуть не смутившись ни таким супружеским намеком, ни своим ответом.
Пара изящных движений, разворот - танец диктует свои правила, - но мадам Блэк на миг показалось, что объятия стали жестче. Впрочем, ей могло показаться. Ещё пара таких кукловодческих фраз, и они точно додергаются своими ниточками до фееричного финала - каким бы он ни был. Однако ему точно не место здесь, на общественном приёме, он требует сокрытия за фамильными стенами, где только затаившееся эльфы и их мумии могут быть свидетелями супружеских разбирательств.
- Договорились. - просто отвечает Вальбурга, про себя ставя отметку не забыть подписать чек перед уходом.
Вальс льется своими переливами, но заканчивается, как и положено танцу, и пара возвращается в зону беседующих. Правда, оставаться вдвоем им приходиться уже недолго, управляющий приёмом передает мистеру Блэку срочное сообщение, и тот удаляется*, успев только поздороваться с родственниками и оставив мадам в компании любезной племянницы и её супруга, в обществе которых ей также не придется скучать. Вальбурга при желании могла умело развлечь себя сама, однако общение с семьей было её любимым времяпрепровождением, а с молодой четой Лестрейндж оно случалось не так часто, как хотелось бы. Поэтому, миссис Блэк вся обращается в слух и светскость, ибо Мартини и правда здесь неплохое.
- Беллатрикс и Рудольфус. Здравствуйте. - чинный кивок младшему поколению. Она также рада видеть их в добром здравии, поэтому… - Взаимно.
Светский комплимент, как прелюдия забавной беседы, основанной на... любопытстве? Надо же, как оказывается, ярко они с Крейном танцевали.
- Благодарю, Рудольфус, вы сама учтивость. – и тут не обойтись без своеобразного комплимента супругам Лестрейндж. В стиле мадам Блэк, как же иначе. - Милая Белла, и почему ты ещё не довела своего прекрасного мужа до… министерского кресла? Мы все так заждались!
Рудольфус спрашивает о Крейне, что безусловно интересней, чем разговоры о погоде, однако Орион говорил о нём же, и, видимо, мадам Блэк придется сегодня обсуждать лишь журналиста.
- О, не стоит. - рассмеялась Вальбурга. - Пусть лучше этот молодой человек помрет от усердия, прогнозируя сенсации от скелетов в наших шкафах. Но бьюсь об заклад, мои-то давно исчерпали свой срок давности.

...

* - согласовано с мистером Блэком

Отредактировано Walburga Black (2017-10-08 04:53:17)

+2

78

[AVA]http://sa.uploads.ru/t/1LUsj.jpg[/AVA]

Признаться Рикард не знал какой еще реакции мисс Скитер ждала на свою милую провокацию о якобы «злодейских амбициях» скрывающихся под его милой улыбкой.
У меня есть жена, внучка и невестка. Вполне достаточно, что бы понять. Но, мисс Рита, всем известно, что... – он на секунду задумался, вспоминания запавшую в душу строчку из русского поэта, что однажды прочел ему кто-то из ученых в отделе, - «Когда бы не Елена, что Троя вам – ахейские мужи». Разве нет? – короткая улыбка, - Тем более, поверьте, мужчинам ничуть не проще. Но сложности другого характера.
    В этом была своя ирония: любое сословие так или иначе страдало. Только кто-то из-за недостатка пищи или отсутствия крыши над головой, а кто-то из-за сословных традиций и условностей. А рано или поздно находились достаточно бес башенные, достаточно наглые, умные или просто уставшие, которые это меняли. Порой ценой собственной жизни.
    Танец закончился, но Рикард решил задержаться на пол минуты.
- Вы правы, мисс Рита, люди любят читать о чужих бедах и о чужой связи. Думаю, что раз мы больше осуждаем за страсть, чем за убийство – то это тоже что-то значит, но пока я еще не решил что. А что обо мне написать... Мистер Крейн не так давно писал о том, какой я несчастный и всеми обиженный, вы можете продолжить, опровергнуть или выбрать какую-то другую тему, - он вежливо поцеловал девушке руку, - Но моя племянница, кажется, уже некоторое время не сводит с вас глаз. Не помню, что бы вы о ней писали, а значит это что-то важное.
   Предложив мисс Скитер руку, Рикард прошел к чете Забини. Признать он не обратил внимание танцевали ли они. А милая Примроуз была так мила, что легкий румянец можно было списать и на танец и на умелый макияж.
   Он обменялся рукопожатием с ее мужем, поцеловал племянницу Лавинии в щеку и улыбнулся:
- Могу я оставить на ваше попечение мисс Скитер, Примроуз, - и совсем уж деликатно, - Кажется один служитель газет и журналов открыл охоту на чужх дам из высшего общества, так что пока вы, мистер Забини, как достойный человек блюдете свою супругу, я спасу свою, - он кивнул  мисс Скитер и направился к сторону «жены».

+2


Вы здесь » Marauders. Brand new world » Настоящее время » We Gonna Rockin' Tonight