картинка

Marauders. Brand new world

Объявление

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Marauders. Brand new world » Настоящее время » Не лезь в чужие дела, а лучше и в свои не лезь


Не лезь в чужие дела, а лучше и в свои не лезь

Сообщений 1 страница 21 из 21

1

НЕ ЛЕЗЬ В ЧУЖИЕ ДЕЛА, А ЛУЧШЕ И В СВОИ НЕ ЛЕЗЬ


Закрытый эпизод

http://sf.uploads.ru/t/ykBZx.jpg

Участники: Эммелин Вэнс, Апполин Делакур

Дата и время: 28 декабря 1978

Место: Министерство Магии

Сюжет: Любопытные дети - головная боль родителей.
Любопытные взрослые - головная боль их друзей и "воспитателей"

Отредактировано Appoline Delacour (2017-07-25 17:15:02)

0

2

Прошлый разговор с Апполин чуть не закончился шумной ссорой, поэтому Вэнс чувствовала себя обязанной извиниться, или удостовериться, что все в порядке. После смены, она зашла в пекарню на углу, и долго выбирала, что же такого можно принести в научный отдел так, чтобы её не выгнали. «Пирожки с мясом? Кажется, пирог, что приносила мадам Делакур был с вишней и довольно сладкий.» Она взяла коробку печенья для  той очаровательной проблемы, и немного для себя и других стажеров. Заходить домой и переодеваться было слишком лениво, она надеялась, что на этот раз брюки на девушке будут выглядеть достаточно уместно, даже поясную сумку с артефактами снимать не стала, может научников порадует то, что к их изобретениям серьезно относятся и не разбрасывают, где попало.
Вернувшись в здание министерства, она спустилась на нужный уровень, и только сейчас сообразила, что не знает, где именно нужно искать подругу. Ничего умнее, чем пристать к незнакомцу с вопросами, она не придумала, и очень надеялась, что попавшийся волшебник здесь работает и знает, кого Эммелин ищет. Описания «Красивая блондинка» хватило, чтобы мужчина понял, о ком идет речь, и указал направление. Сориентировавшись, она надела на лицо маску «Я здесь по делам» и с этим выражением спокойно прошла до нужной двери, коробка печенья в руках немного мешала создавать очень занятой образ, но не смотря на это, никто не пробовал с ней разговаривать и узнавать, куда и зачем Вэнс идет. Пара ударов костяшками пальцев по дереву, и она заходит, не дожидаясь ответа.
-Привет, я тут тебе сладостей принесла. –Говорит Эммелин с самой добродушной улыбкой, на которую она сейчас способна.
У её появления здесь был и другой мотив, убедиться, что Апполин не собирается сделать что-то за ее спиной.

+2

3

Отчет дописывался крайне неохотно, а мысли были и вовсе совершенно не об исследованиях недельной давности, которое им с коллегами удалось завершить. Еще один маленький шажок, приближающий их к завершению проекта был сделан, но сейчас девушка не могла даже порадоваться успехам. Весь сегодняшний день она словно выпала из реальности, пребывая в своих воспоминаниях и размышлениях, будто бы это могло что-то изменить. Даже колдография улыбающихся Флер и Ульриха не радовала, а наоборот только нагоняла тоску. Старые раны вскрываются совершенно не вовремя. Жить нужно сегодняшним днем, но не получалось. Из головы вылетело все напрочь, оставив лишь вопросы без ответов, но задать их кому-то Делакур бы не осмелилась.
Предпоследняя строчка была честно выстрадана, когда дверь отворилась, заставляя француженку поднять голову и не без удивления взглянуть на вошедшую Эммелин. Она была последним человеком, которого Апполин ждала сегодня увидеть, ведь прошлая их беседа была, мягко скажем, не самой приятной, но сейчас девушка пришла сюда с коробкой печенья, заставляя волшебницу в недоумении моргнуть, пытаясь собраться с мыслями, а потом устало улыбнуться и быстренько дописать последнюю строчку, почти не глядя. Ничего, если надо, кто-нибудь из коллег исправит, лишь бы отнести. Вдруг у Вэнс что-то случилось, вряд ли это чудо пришло бы просто так. Либо у неё есть коварный план, вон, даже взятку принесла - печеньем.  В любом случае, оставлять её без внимания было нельзя.
- Привет, - все с той же усталой улыбкой поздоровалась Делакур, - Ты присаживайся, я сейчас отчет отнесу и можем попить чай, - с этими словами француженка встала из-за стола и направилась к двери, у которой стояла гостья, - Если что, кружки и заварка в первом ящике стола. Я вернусь буквально через пять-семь минут и очень надеюсь, что ты уже достаточно взрослая, чтобы не сбежать в мое отсутствие, - слова давались как-то очень тяжело из-за моральной усталости, поэтому Апполин поспешила выскользнуть за дверь и поспешила к коллегам, чтобы отдать эти глупые бумажки и побыстрее вернуться к Эммелин.
Все же, оставлять эту юную леди одну не хотелось. Мало ли что натворит, придумает, еще что-нибудь, но не таскать же её с собой как маленькую. К тому же, скорее всего, Вэнс пришла не по работе, а значит тем более нужно вернуться как можно быстрее, чтобы узнать, что у неё стряслось. Конечно, можно было отнести отчет позже, начальство бы ей ничего не сказало, видя не слишком здоровую бледность сотрудницы, но перед главой отдела не хотелось подставлять коллег, поэтому документацию Делакур все же решила сдать сейчас, уповая на благоразумность Эммелин.

+2

4

Апполин выглядела нездоровой, и Вэнс уже подумала, что за чаем было бы неплохо спросить, что случилось. Печенье она поставила на старый, деревянный стол, на котором виднелось множество царапинок. Удивительно неопрятная вещь для мадам Делакур, хотя это не удивительно, он стоял здесь еще до её появления, и принадлежал раньше какому-то другому ученому. Но не успела Эммелин толком поздороваться, блондинка уже убежала с папкой бумаг куда-то за дверь. Фразу про «достаточно взрослую девочку» Эммелин решила пропустить мимо ушей, ну и что с того, что её считают ребенком, это даже на руку. «В каком там ящике чашка? В первом. Справа, или слева?» наугад, она открыла правый ящик. И содержимое его было намного интереснее чая. Множество отсеков, заполненных амулетами, какие-то были приблизительно знакомы, но большинство вызывали неудержимое желание с ними поработать, или хотя-бы подержать в руках. Касаться их, конечно же, было плохой идеей, одна из заповедей, которые впихивают в голову стажерам «голыми руками неизвестные амулеты не трогать». Особенно привлекала внимание деревянная шкатулка, покрытая надписями и рисунками. То, что на крышке руны, определить было не сложно, тем более, что Вэнс точно видела где-то очень похожие. Рядом лежала стопка записей и рисунок подвески с крупным прозрачным камнем. Опасливо посмотрев в сторону закрытой двери, она задавила тихий внутренний голос, запрещающий лазать по чужим личным вещам. В записях содержался рисунок амулета, и чертеж шкатулки с защитными рунами, которые должны были сдержать темный артефакт. После слова «темный» никакая совесть и хорошее воспитание уже были не важны. Эми быстро пролистала пару страниц, и нашла вложенное туда письмо. К счастью, уже открытое, потому что вскрыть письмо Апполин у неё не хватило бы духу. Читала она отрывками, стараясь успеть как можно быстрее, и не слишком задумываясь, что будет, когда её найдут с письмом в руках.
«Здравствуй, дорогая Апполин, мне очень жаль, что я не смог ответить на твоё письмо раньше и прошу простить меня за это, ведь твой вопрос действительно заслуживает внимания, но об этом чуть позже.
.......после небольшого лирического отступления, перейдем к главному....не стоит проверять такое на себе.....бери тех, кого не жалко.........опасность своих разработок.......постепенно вытягивает магию или жизненные силы из жертвы......люди после такого влияния умирали или же становились не просто сквибами, а калеками.....процесс может длиться годами, а может и за неделю "выпить" мага полностью.......до совершенства доведешь сама.....хранить подобные вещи дома нельзя......это темная магия....её нельзя использовать во благо.....
Как только будут результаты.....ради твоей безопасности......знаешь ли, времена неспокойные, всякое может случиться.

Буду ждать ответа и результатов,
Р.Л.»
Вэнс не знала, что и думать. Сейчас было явно не время рассуждать на тему добра и зла, и думать, могла ли её подруга оказаться за одно с этими…не важно. «Кто такой этот Р.Л.?»  от этого зависело, для кого же предназначался конечный продукт, хотя уже было ясно, что не для министерства. Она открывает шкатулку, подозревая, что если не трогать амулет руками, он не навредит ей самой. На столе зазвенели золотые часы. «Черт, могла бы быть и аккуратнее.»

+1

5

Отчет был сдан во время и все бы было неплохо, если бы не несколько досадных "но". Например, ей только в коридоре человека три посочувствовали по поводу бледного вида и посоветовали уйти домой пораньше. Она бы с радостью ушла, во Францию, к дочери, мужу и родителям, спряталась в своем теплом и уютном поместье, где никакая магия, война до неё доберется. К сожалению, это было невозможно и неосуществимо. По крайней мере, в ближайшее время. Значит, стоило вспомнить про вторую трудность этого дня по имени Эммелин Вэнс, которая внезапно решила почтить Делакур своим визитом, от которого не стоило ожидать милой беседы.  Уж что-что, а подобное девушка научилась еще в школе чувствовать. Кто-то явно пришел не о жизни поболтать. Печенье - это прекрасно, но им не обмануть интуицию, натренированную годами работу с опасными артефактами.
К слову о последних, Апполин ускорила шаг, надеясь, что ничего в её отсутствие не случилось. Конечно, в кабинете ничего опасного хранить не будешь, но никому бы из других сотрудников не пришло в голову лазать по её ящикам, а Эммелин - это Эммелин, у которой пикси в голове и шило в другом месте.  Стоило поторопиться, отмахнувшись даже от приветливой улыбки кого-то из младших сотрудников. Все потом.
И Делакур ведь не прогадала, так как стоило чуть приоткрыть дверь, как она услышала знакомый звон собственных часов.
Какого дракла этот ребенок полез к артефакткам?
И ужас вызывал даже не факт того, что Вэнс, сотрудник аврората, сейчас держит в руках явно незаконную вещь, созданную француженкой, которая с первого взгляда узнала шкатулку, а глупость этой девушки, которую явно не научили, что незнакомые коробочки трогать не стоит. А если бы ей руки оторвало? Или вещь оказалась проклятой? Чем думают Авроры? Правильно - ничем, раз хватают все, что видят. Делакур ведь могла бы быть менее тактичной, защищая свои личные вещи очень неприятными чарами. 
- Положи на место! Сейчас же, - это первое, что вырывается у испуганной волшебницы, которая огромными глазами смотрит на свою гостю и собственное творение у неё в руках. И уже абсолютно все равно на то, что на столе лежит вскрытое и явно прочитанное письмо, лишь бы этот неразумный ребенок не покалечился. За непреднамеренное убийство стажера её явно по головке не погладят, да и Эммелин жалко. Все же, почти родной человек. Но все это позже, сейчас этот человек должен вернуть вещь на место ради собственной безопасности.
Апполин совершенно не хочет думать о том, что успела нафантазировать себе Вэнс. Сейчас главное отобрать и закрыть, а все остальное можно будет обсудить позже за чашкой чая или уж, если на то пошло, на дуэли. Только без этой гадости в руках.

+1

6

Услышав торопливые шаги, она откладывает письмо. Такой напуганной Апполин она еще не видела, в её больших голубых глазах столько страха, что Вэнс выполняет её указание, закрывает крышкой шкатулку, но из рук не выпускает. Второй рукой она тянется к значку. Руки даже почти не дрожат. «Почему она напугана? Она боится того, что я теперь знаю, или того, что артефакт может мне навредить?» 
- Для кого ты это сделала? Зачем?
Она предполагает, что не услышит ответа, особенно, если и правда все так плохо, как она думает. Больше всего сейчас  хочется услышать, что Апполин разбирала чужое изобретение, и работала над защитой от него, хотя Эммелин и догадывается, что это не так.
«Р.Л…Р.Л…это кто-то, к кому она не раз отправляла письма, скорее всего старше самой Апполин, и у них неформальное общение, иначе бы он не называл её не имени. Хотя, она же чертова вейла, её половина министерства хочет называть по имени. Судя по конверту, письмо шло не из Франции, так что искать его нужно здесь. И он почему-то о ней заботится. Р.Л…Рикард Лейстренж? Он же глава одного из отделов министерства, один из тех, кому точно можно верить, и если я не знаю больше людей с этими инициалами, то и автор письма мне не знаком». Гадать, кто же мог попросить сделать такой артефакт, было намного проще, чем вникать в то, что собственная подруга может оказаться пособником Пожирателей.
  - Надеюсь, ты не будешь против, если я сейчас приглашу сюда своего куратора. – спрятаться за чужую спину, за устав, законы, за что угодно, лишь бы не самой нести за происходящее ответственность, а потом узнать, что все было в порядке, и это она маленькая и глупая ошиблась и зря полезла в чужие вещи, этого Эммелин сейчас хотела больше всего, просто не заглядывать в этот чертов ящик стола, не открывать шкатулку и не читать письма.

+3

7

Апполин даже не скрывает шумного облегченного вздоха, когда Эммелин закрывает шкатулку. Меньше всего на свете ей хотелось навещать эту шебутную девчонку в Мунго или приносить цветы на её могилу. Сейчас уже все равно на то, что рука Вэнс тянется к значку. Пусть хоть весь Аврорат вызывает - все равно ничего не докажет. Точнее, нет, Делакур-то как раз докажет свою невиновность, а потому совершенно не обращает внимания на такое действие со стороны собеседницы, хотя рефлекторно все же немного тянет вскинуть палочку, препятствуя вызову кого-либо. Годы тренировок просто так не уходят, а уж если взять общую напряженность и необходимость всегда быть готовой защищаться, то и вовсе неудивительно.
И все же, Эммелин медлит и задает вопрос, на который очень хочется ответить что-нибудь неочень вежливое, потому что нервы этот ребенок ей сегодня изрядно помотал. Но француженка лишь опускается на стоящий рядом со столом стул и устало смотрит на девушку, которая выглядит не то напуганной, не то озадаченной. Впрочем, её можно понять. Не каждый день узнаешь, что твоя подруга умеет изготавливать такие мерзопакостные вещи, да еще и хранит их у себя на работе. Наверное, все же стоило повесить на шкатулку простенькое проклятие, чтобы в следующий раз мисс Я За Закон было неповадно лазать к чужим вещам.
- Для себя, Эмми, для себя, - с плохо скрываемой усталостью и подавленностью отвечает Апполин, с трудом сдерживаясь чтобы не закрыть глаза, мысленно считая до десяти, и привести все мысли в порядок, - А зачем - это трудный вопрос. Зачем делают темные артефакты? Чтобы убивать, - волшебница горько усмехается, - Но все же, конкретно этот, был сделан для исследований. Говорят, клин клином вышибают, вот и решила кое-что попробовать.
И для кого она тут распинается? Для маленькой девочки, лезущей не в свои дела, рискующей получить серьезные травмы лишь за своё любопытство. Для ребенка, который сам боится своих решений. Это нормально, для её ситуации, для её возраста, но сейчас Делакур слишком вымотана, чтобы понимать это. С утро её сразило неожиданное известие, днем Эммелин черти принесли и вот сейчас последняя еще решила поиграть в следователя. Хоть действительно на Темную сторону переходи, чтобы уж было в чем реально обвинять.
- Не против, - Апполин наконец успокаивает внутреннего чертика, - Только давай сначала сами поговорим. Не думаю, что тебе хотелось бы тревожить своего куратора по пустякам. - артефакт, высасывающий жизнь - сущий пустяк, - Эммелин, присядь, выпей чаю и спроси все, что хочешь. Я отвечу, а потом уже хоть весь Аврорат и Визенгамот заодно сюда вызывай. - а что еще она могла сказать ребенку, который, наверное, уже напридумывал себе кучу всего? Общаться с Вэнс было тяжело, но необходимо. Оправдаться перед законом - не проблема, все доказательства есть на руках, но вот не хотелось бы, чтобы девушка потом о ней плохо думала, поэтому нужно было обязательно прояснить ситуацию.

+3

8

Создавалось ощущение, что силы так и норовят совсем покинуть Апполин, и она вот-вот упадет в обморок, в лучших традициях красивых француженок. Наверное, еще до прихода Эммелин с ней случилось что-то не слишком приятное, было интересно узнать, что именно, но это было явно не так важно, как содержимое шкатулки в руках.
-Ты понимаешь, что создание темных артефактов, без ведома начальства, является, как минимум, превышением должностных полномочий? А содержание письма вызывает много вопросов, об истинной цели его создания.
Вэнс раздражало, когда с ней начинали говорить как со школьницей, или психически больной, раз за разом называя по имени и убеждая в том, что если она сделает как просят – это будет ей же во благо. А фраза с «Тревожить своего куратора по пустякам» вызывала яркое ощущение, что ей пытаются запудрить мозги и повесить красивую французскую лапшу на уши. Наверняка Апполин привыкла так делать, она могла крутить мужчинами по своему желанию, а разум позволял бы ей обманывать и глупеньких девушек, а Эммелин быть обманутой не хотела.
-Пустякам? Ты правда считаешь, что артефакт, способный убить человека – пустяк? У тебя будет минут пять минимум, примерно столько времени должно уйти,  на то, чтобы допить кофе, и прийти к нам. И нет, спасибо, обойдусь без чая.
Она покрутила в руках значок, сформулировать происходящее было довольно сложной задачей, получилось что-то вроде: «Научный отдел, кабинет Делакур, нашла темный артефакт, не уверена, что законный». Чая и правда не хотелось, а вот запихать в себя печенье стоило, может быть со сладкого, она начнет быстрее соображать, не зря же она несла эту коробку.

Отредактировано Emmeline Vance (2017-08-05 17:32:45)

+1

9

Кажется, прав был отец, говоривший, что людям, по большому счету, глубоко все равно на твои прекрасные идеи, желание сделать мир лучше, да и на тебя в целом. У каждого свои проблемы, а разбираться в чужих никому не надо, поэтому куда проще от них избавиться. Сейчас Апполин с трудом сдерживалась, чтобы просто не положить голову на стол, дожидаясь этого самого Аврората. Может хоть в присутствии куратора будет потише, поспокойнее и не будет той Эммелин, от которой весь мир переворачивается с ног на голову.
- Ты бы хоть письмо полностью прочитала, раз уж начала, - тяжело вздохнула девушка, глядя на совершенно, по сути, безобидный клочок бумаги, который принес ей кучу проблем, - И заодно папку с исследованиями и расчетами. Он не темный, - волшебница все же прикрыла глаза и помассировала переносицу, - Точнее, он будет светлым, когда я его доделаю.
Врать не имело смысла и не было сил. Посвящать кого-то в свою личную жизнь и личные страхи - дело последнее, но раз Вэнс так желает узнать - пожалуйста, Делакур расскажет. Только не станет ли этой девочке плохо от осознания того, что такую гадость могли подкинуть и ей, и кому угодно в этом Министерстве, будь у недоброжелателей чуть больше фантазии и исторической осведомленности? Подобное ведь не редкость. Есть множество вариаций, которые свободно гуляют по рукам в Британии. Вопрос лишь в их силе и назначении.
- Да, потому что это еще даже не полноценный артефакт, а лишь его первая стадия, опасная только своей незавершенностью и нестабильностью, для того защита и накладывается рунами. Эммелин, будь добра, дочитывай до конца то, что схватила, а потом допрашивай меня. Я буду тебе безмерно за это благодарна, как и за то, что ты мне сейчас вернешь шкатулку. - Апполин крайне не хотела ссориться с Вэнс, но говорить красивыми фразами, заворачивать страшные факты в симпатичную мишуру, было выше её сил. Лучше уж поговорить с кем-то, кто менее критичен или хотя бы действительно дочитывает всю информацию. О вторжении в личную жизнь Делакур уже не заикалась, понимая, что собеседница искренне полагает, что имела на это право. Печалил лишь факт, что Эмми поднимает панику, мотает всем нервы по неполным сведениям. Вот и делай после этого защитные вещи на основе темных, доделать не успеешь - на тебя уже все грехи мира повесят собственные "друзья" и почти родственники.

+1

10

Вэнс и ее умение находить неприятности. Практически необходимый для аврора талант, если это чутье приручить и поставить себе на службу, но пока приручишь... поседеешь, Эммелин иногда влипала в такие истории, что Эшлинг начинала понимать нежелание Саважа брать кого-то себе в стажеры. Сейчас вот она после занятий и практики отправилась к подруге в Международный, и через несколько минут от нее приходит сообщение на значок. О найденном темном артефакте. Кто другой наткнулся бы на подобную штуку прямо посреди Министерства Магии? "Оставайся там, будь осторожна." - отправлено ученице на значок, Дункана Эш попросила подготовить запрос на ордер на обыск у международников и заняться этим ордером, как только она подтвердит необходимость, и сорвалась в кабинет Делакур.
В кабинете обнаружилась напряженная Вэнс с печеньем и симпатичная блондиночка с интересной бледностью и сложным выражением лица, надо полагать - та самая мадемуазель Делакур.
- Доброго дня, мисс, - ирландка по-лисьи улыбнулась хозяйке кабинета  и аккуратно прикрыла за собой дверь изнутри. - Аврорат Магической Британии, старший офицер Эшлинг О'Флаэрти. Вы ведь не будете против моего присутствия? - В интонациях аврора яснее ясного читалось, что Апполин лучше не быть против, это обеспечит ей более благополучное разрешение ситуации. - Будьте любезны, палочку на стол пожалуйста, и держите руки на виду. - Вот после этого - лучше бы Эммелин не ошиблась в своих выводах насчет артефактов в этой комнате, потому что иначе извиняться придется долго, активно и очень искренне: иностранцев авроры еще не трепали вот так нагло, скандал может выйти неслабый. Но полагаться на девочку как на одну из соратников уже можно, она вышла из совсем щенячьего возраста и понимает, что делает. - Где та вещь, о которой ты мне писала, Эми?

+3

11

На предложение вернуть артефакт отвечать не было смысла, не хотелось играть в «отдай-не отдам», и Эммелин поблагодарила создателя  за то, что родилась девушкой, а не парнем, который растекся бы от вейловских чар.  О’Флаэрти  появляется намного быстрее, чем ожидалось, видимо, дело оказалось куда серьезнее, чем Вэнс предполагала. Она ставит закрытую шкатулку с артефактом на стол.
-Здесь, внутри. – Вслед за первой благодарностью небесам следует вторая, теперь уже за то, что Эшлинг тоже не мужчина, и навешать ей лапшу на уши у мадам Делакур не получится. Наблюдать подругу в качестве подозреваемого было странно, с одной стороны – все правильно и справедливо, темная магия ведет к проблемам с Авроратом, и так должно быть. С другой, Вэнс предпочла бы никогда не видеть Апполин  в таком неловком положении.
-Случайно на него наткнулась, когда полезла за чашкой. –Ситуация, на самом деле, была довольно комичная, наконец получилось посмотреть на все происходящее немного сверху. «Однажды, любопытный стажер аврората нашел темный артефакт в столе работника научного отдела» - прямо начало анекдота. А закончиться это должно было фразой «ваш стажер, вы и виноваты».  Интересно, считались ли её действия вторжением в частную собственность, имеет ли право аврорат допрашивать француженку, и сколько бумажек свалится на Эммелин сегодня же к вечеру?

+4

12

Интересно, кто её так хорошенько проклял? Кому она успела перебежать дорогу в Великобритании? Как-то слабо верилось, что все свалившиеся за сегодня и ближайшую неделю несчастия лишь совпадения, особенно, те, в которых была замешана Эммелин Вэнс. Нет, Апполин не верила в то, что эта девушка способна на что-то злое, но вот умение находить то, что не следует, у неё определенно было. Как говорится, оказалась не в то время, не в том месте. 
К сожалению, отдать шкатулку собеседница не спешила. Было бы спокойнее, если бы вещица оказалась на своём почти законном месте - в ящике, под дополнительной защитой из рун.  Увы, пререкаться не было смысла, да и к их "милой" беседе присоединился еще один человек в лице старшего аврора.  Честно говоря, Делакур испытывала слабую надежду, что Вэнс курирует кто-нибудь другой, в идеале, мужчина, ну или хотя бы кто-то знакомый, но Фортуна сегодня было неблагосклонна. Оставалось лишь вымученно улыбнуться еще одной стражнице правопорядка. 
- Добрый день, - обращение "мисс" было пропущено мимо ушей, не хотелось заострять внимание на социальном статусе, когда и других проблем хватает, - Конечно, я не возражаю, - разве были варианты ответить что-то другое? Апполин искренне заскучала по родной Франции, покорно выложив изящную волшебную палочку не стол и чинно сложив руки на коленях. Определенно, мужской состав аврората ей был куда симпатичнее, тем более, если старший офицер неуловимо напоминает знакомую барышню с крайне специфичным чувством юмора.
Увы, сейчас она лишь могла с усталостью наблюдать за несчастной шкатулкой, которую, в худшем случае, у неё отберут вместе с содержимым, хотя оно ничем плохим, в итоге, не должно было стать.  Думать о сложных логических цепочках и красивых фразах не хотелось, было единственное желание - сказать уже как есть, мысленно проклясть, от души пожелав "всего хорошего" любопытной Эммелин, и пойти наконец домой, чтобы переосмыслить все случившееся и вообще свою цель пребывания в Британии.
- Если позволите, я хотела бы закончить с этим делом как можно быстрее, так что не могли бы вы мне ответить, что желаете увидеть и что будет достаточно весомым доказательством того, что эта вещь, - волшебница кивнула на шкатулку, - в итоге не должна была никому не навредить, а всего лишь является этапом создания более сложного артефакта?

+3

13

Случайно? Просто в ящике стола лежала покрытая защитными рунами шкатулка с темным артефактом внутри? Либо дипломатический статус и возможность прикрыться им в любой момент настолько расхолаживает, либо научники совершенно безалаберно относятся к работе с опасными артефактами, - любой случайный посетитель может в поисках, например, печенья, наткнуться на эту милую вещицу, заинтересоваться, открыть шкатулку, пока хозяйка отвлеклась... А ей-то казалось, что даже те артефакты, с которыми работают исследователи Отдела Тайн, лежат в спецхранилищах, доступ в которые строго ограничен, содержимое оттуда выдают под роспись, и так просто их не вынесешь. Любопытная начинает вырисовываться история. "Найди, что известно о Делакур" - это сообщение Эшлинг отправила Саважу. Для ордера пока еще рано, немного, а узнать что-нибудь о самой французской ведьме лишним не будет прямо сейчас.
- Поверьте, я заинтересована в том же. - Эш удовлетворенно кивнула, когда француженка оставила палочку на столе и устало и покорно сложила руки на коленях. Чем-то подавлена, находкой Эммелин, или произошло что-то еще, а вмешательство авроров ее просто "добило"? Другой бы на ее месте возражал, отрицал, требовал убраться с формально французской территории, вызвать посла, скорее всего злился бы, а тут - ничего. - Прежде всего мне нужно увидеть сам артефакт, а не контейнер. Позволите взглянуть? Откройте пожалуйста. - Она открыла бы сама, но для этого нужно отложить палочку, натянуть перчатку... Долго. К тому же неясно, как защищена сама шкатулка, и на что можно нарваться, попытавшись ее вскрыть. А вещь, настолько опасную, чтобы она воздействовала на человека просто находясь с ним в одном помещении, вряд ли держали бы просто в кабинете. Людей совсем без мозгов все-таки не берут в научный отдел. Значит она не подвергает стажерку недопустимому риску. Эшлинг вынула из поясной сумки "нюхлер"  и качнула кристалл на цепочке. - У вас есть бланки служебных записок, мисс Делакур? Достаньте один пожалуйста, мне нужно вызвать сюда посла Бельфлёр. - Как всегда - одно незначительное дело и куча бумажной волокиты. Как всегда, только еще хуже, потому что тут фигуранткой будет выступать иностранная подданная, и вой лягушатники могут поднять до небес.
На лежащую в шкатулке подвеску кристалл среагировал, как и ожидалось, - это хорошо, значит как минимум причина для "визита" была, и есть и причина запросить ордер, но сначала об этом должен узнать посол Франции. Хуже чем с адвокатами, честное слово. Просьбу срочно зайти в кабинет Апполин Делакур, адресованную французскому представителю, Эш написала на бланке, без конкретики, подписалась, указав имя и звание, и сложив в самолетик выпустила за дверь. - Сожалею, но я не могу сэкономить вам время, вы можете после заявить, что вас допрашивали до прихода посла. Вопросы я буду задавать уже в ее присутствии.

+1

14

«Доброе утро, Григорий»
Еще до того, как мадам Посол познакомилась с ним лично, Григорий исполнился к ней глубокого уважения. Дело было не в тех письмах, которыми они обменялись, пока Долохов был во Франции и даже не в том, какие отзывы о мисс Бельфлер давали ее коллеги.
Дело вот в этом потрясающе звучащем в голове «Доброе утро», написанном неизменно на английском – учите язык страны, где вы будете жить и работать и учитесь говорить на нем – и в том, как у нее выходило это «Григорий» выговаривать.
Конечно, доброе, Мадам Посол – вот и весь мысленный ответ прежде, чем собраться. Только вчера Григорий приехал, а сегодня посол просила зайти в Министерство. Не сложно.
Главное – не нарваться.
На слишком знакомые лица.
Научиться бы так же невинно писать письма.
«Доброе утро, Отец» - выходило совсем не так.
От письма мадам Посла пахло провансом, Сиренью и «все хорошо». От его скомканного и убранного в стол – тяжестью, вином и виной.
Нет.
Григорий зашел в Министерство как она и просила. И почти сразу получил в руки папку, а затем и служебный самолетик.
- Вот, Григорий, осваивайтесь. Я помню, что вы хотели чуть оглядеться, но мне очень нужна ваша помощь. Раз ваш предшественник уехал пораньше, то я дам вам выходной потом, - Она была так очаровательна, что Григорий смог ответить только «да, конечно» и обрушив папки на пустой стол вдохнуть, выдохнуть…
Удивится полученной в руке чашке Какао и комментарию «перед смертью не надышишься» и пойти по указанному в записке направлению.
Что ж – приказ давно подписан и полномочия у него есть. Пора знакомится с британцами, да?
- Добрый день… Мм, Мисс О’Флаэти, Мисс Делакур, мисс… Простите, в записке не было вашего имени,  - Гришу пагубно выдал акцент: за британца не сойдет.  –Позвольте представиться.  Грегори Долохов, младший помощник посла Бельфлер. Мадам Посол возложила на меня обязанности разобраться в возникшей у вас ситуации со всей тщательностью…
Глоток какао как дополнение образа типичного француза: улыбка, легкая расслабленность и цепкая внимательность глаз. 
- Введете меня в курс дела, Мисс О’Флаэти? - Блокнот в руках намекал, что юноша отнюдь не глуп, а какао дань корням, зиме, но никак не нерабочему настроению.

Отредактировано Gregory Dolohov (2017-09-04 17:19:41)

+4

15

Эммелин волновалась, только сейчас до неё медленно начало доходить, чем может обернуться случайная находка, и насколько все происходящее серьезно. Что там говорит законодательство про создание темных артефактов? Заключение в Аскабан на срок менее пожизненного, кажется. А если действительно, Апполин делала не темный артефакт, а это всего лишь одна из стадий создания? Что ж, в таком случае у неё получится это доказать.
Почтовые самолетики Вэнс никогда не любила, слишком много с ними было мороки, слишком часто терялись, забывались в неположенных местах, и читались не теми людьми, и вообще, давно уже было пора придумать более совершенный способ связи. Про Мадам Бельфлёр, она слышала, говорили, что она очень милая женщина, с которой приятно иметь дело, и Эми уже выдохнула, вспомнив, что полос Франции тоже представительница «прекрасного» пола, а значит, будет объективна, не смотря на вейловские чары, вот только, ждать её наверное нужно будет долго. Но только стажерка успела переложить все документы которые нашла приложенными к артефакту, перед куратором, в комнату вошел молодой человек. Ну кто и какого дрракла послал парня разбираться с подозреваемой вейлой? Да еще и с какао пришел, как раз к моему печенью, Мерлиновы Французы.

Отредактировано Emmeline Vance (2017-09-05 18:54:51)

+3

16

Апполин лишь тяжело вздохнула, но предпочла сохранять молчание. Как там говорила матушка? Даже если тебя ведут на казнь, спину прямо, выше нос и очаровательно улыбайся, словно идешь на чаепитие. Хороший, дельный совет, который очень трудно претворять в жизнь, но необходимо. Нельзя допустить, чтобы свои же, французы, считали её слабой и немощной. Пусть британцы думают все, что им заблагорассудится, а вот перед собственным посольством, о котором упомянула офицер хотелось выглядеть достойно, поэтому, собрав остатки сил в кулак, девушка максимально доброжелательно, насколько это было возможно, улыбнулась.
- Конечно, - она осторожно взяла коробочку из рук почти родственницы, которую, в данный момент, наверное, была готова испепелить взглядом своих голубых глаз. Эммелин сильно повезло, что Делакур не унаследовала от матери способность кидаться огнем и превращаться в гарпию. Нет, калечить неразумных детей в её планы не входило, но вот побеседовать с Вэнс о том, что не стоит поднимать столько взрослых людей на ноги, даже не дочитав документы - обязательный пункт программы на будущее.
Диагностирующий кристалл среагировал, как и ожидалось. Что ж, по крайней мере, Апполин может собой гордиться, она сделала все точно по инструкции, артефакт оставалось бы только стабилизировать, если бы ей в голову пришло оставить его темным, а так оставалось еще множество работ, которые, судя по всему, ей придется проводить в ускоренном темпе, так как, наверняка, остаток сегодняшнего дня полностью вылетит из графика из-за разбирательства. Ничего, успеет, а потом обязательно изобретет вещь, реагирующую на аврорские значки в радиусе десяти-пятнадцати метров. Крайне полезная вещица будет, появится возможность избегать общения с Вэнс без неудобных разговоров. И самое главное - не темное, больше не прицепится.
Бланк для служебных записок также нашелся в аккуратной стопке бумаг и был положен перед офицером. Сама француженка, ожидая посла, прикрыла глаза, мысленно настраиваясь не выдавать своего крайне скверного состояния. Эммелин, хоть и была тем еще любопытным существом, оставалась ребенком, который ни в чем не виноват и не стоит, чтобы кто-то думал, что бледность Апполин связана с ней. Мало ли кто и о чем подумает. Мерлин с ним, с куратором, авроры и не такое видали, да и им неочень принципиальны моральные терзания иностранцев, а вот сограждане, к тому же, хорошо знакомые, могли и забеспокоиться - этого хотелось бы избежать.
И вот дверь отворилась и показалось еще одно знакомое лицо. Надо же....Григорий, друг сыновей её наставника, помошник посла, да еще и парень. Делакур была крайне удивлена подобному решению, но нужно играть теми картами, что выпали. При чем, играть честно, хотя чары-то все равно никуда не денешь, они вообще разрешения хозяйки никогда не спрашивали.
- Добрый день, мсье Долохов, - с вежливой улыбкой поздоровалась волшебница и вновь замолчала, мысленно надеясь, что сейчас офицер наконец прочтет все документы, что перед ней положила стажерка, поймет в чем тут дело и они все мирно разойдутся. Апполин даже рискнет попроситься к посольству на обеденный перерыв, раз уж у них есть какао, которое принес с собой Григорий.

+4

17

На лице Эшлинг последовательно сменились несколько пренебрежительное недоумение  (французы прислали какого-то мальчишку с чашечкой какао, эта нация вообще умеет хоть к чему-нибудь относиться серьезно?), ничем не прикрытое удивление, больше похожее на легкий шок (Долохов?! Как, черт возьми, Долохов? Этот психопат еще и потомков наплодить во Франции успел, а теперь детку потянуло к папочке в Британию?), и сдерживаемое раздражение - ей не нравился ни вид парня, ни его манера держаться, ни, особенно, фамилия, ни даже сам факт того, что вместо посла отправили какого-то младшего помощника. С какао, чтоб ему провалиться с этой чашкой вместе.
- Старший аврор О'Флаэрти, - подчеркнуто официальным тоном поправила ирландка, и в этот момент отозвался теплом значок на груди, - минуту. - В одно сообщение даже краткая сводка добытой о Делакур информации не влезала, буквы на металле исчезали через несколько секунд и сменялись новыми: полное имя, дата рождения, семейное положение, родственники, дата и цель прибытия в Британию... Мисс Апполин оказалась "мадам", на континенте у лягушатницы даже ребенок был, и что ей с дочерью не сиделось, и, любопытная деталь, - полувейлой. Значит по-хорошему к этому разбирательству мужчин и близко подпускать не стоило, тем более молодых, а у них тут этот "младший помощник посла".
- Обстоятельства у дела простые. Мой стажер, Эммелин Вэнс, обнаружила в этом кабинете темный артефакт и вызвала меня. А я вызвала ваше начальство, поскольку без официального разрешения посла Бельфлер не имею права провести обыск помещения и допрос мадам Делакур. Надеюсь, вас уполномочили не просто уточнить, что случилось, но и выдать такое разрешение, и это подтверждено письменно. Мне бы не хотелось, чтобы потом действия британского аврората признали незаконными. На сам артефакт можете взглянуть, - Эшлинг коротким жестом указала на покрытую резными рунами шкатулку, - только руками не трогайте. Показания диагностирующего кристалла характер наложенной на предмет магии подтверждают.

+4

18

Восхитительно. Раздражительных авроров Григорий не встречал давно и все, чем счел нужным ответить мисс О’Флаэрти на ее представление – вежливый кивок и прежняя улыбка. Пока он шел себя он несколько раз пытался представить причину, почему Мадам посол выбрала именно его. У нее были сотрудники опытнее, были женщины… Это было важнее всего: с учетом особенностей мадам Делакур. Точнее – это было самой понятной частью выбора. Молодой юноша – кто то же должен быть заранее на стороне мадам, верно? Нельзя бросать даму в беде.
Сейчас он старался не ловить зрительный контакт, отделавшись вежливым кивком почти-в-чашку. Это не снимало эффект. Это просто помогало держать ум в дисциплинированном состоянии и не зависать подобно школьнику на ее образ: право слово, было бы лишним.
«А голос  у нее правда прелестный…»
- После всего, Мадам Делакур, надеясь сразу на благоприятный исход, могу предложить вам посетить приемную Мадам Бельфлер? – Это почти приказ, переданный от самой Арлетт, но в этой ситуации, под действием ее чар он приобретал нужный трепетный оттенок, что бы звучать приглашением на какао, а не вызовом на ковер.
«Что ж, Мадам все рассчитала идеально – чем меньше от нее инструкций, тем меньше у меня шансов ошибиться в ее плане и сыграть фальшиво, так? И тем больше, что приятно, у Франции возможностей любую ошибку, что будет здесь допущена, оправдать и прикрыть» - Отметив себе потом обсудить с Мадам все тонкости, Григорий перевел взгляд на О’Флаэрти – расчет почти идеальный. Так Апполин не попадалась ему на глаза, а значит эффект оставался довлеющим, а не взламывающим сознание.  Да и Аврор помогала встряхнуться своим что едким тоном, что явным отношением.
«У вас аллергия на французов? Или на какао? Или на жизнь?»
- Начнем с простого, мисс О’Флаэрти, пожалуйста, уточните обстоятельства нахождения вашего стажера в этом кабинете. Это был и остается рабочий или личный визит? – Неприятный тон аврора можно было бы отнести к Апполин. И ровно настолько же можно было бы отнести дотошность Григория к обиде за такой тон. Или к тому, что Какао приятно пах и сбивал с ненужных мыслей. Как и любой другой яркий запах. – Что касательно полномочий, то полагаю этого будет достаточно, что бы ответить на все ваши вопросы.
Григорий достал из кармана документы удостоверяющие его статус. Подобные разбирательства как раз – юрисдикция младших помощников.
- Да, пожалуйста.  – «Уверен, что если посол захочет, то она найдет что признать незаконным в ваших действиях» Простая мысль скрытая за тем же вежливым тоном, - С соблюдением протокола, мисс О’Флаэрти со стороны Франции нет никаких возражений. Мисс Делакур, позвольте вопрос, как к вам попал этот артефакт? Что-то рабочее?
Вдох. Выдох. Глоток Какао.
«Почти, как думай о елках. Господин Декан, это достаточный пример стрессовой ситуации, когда сознание замутнено? И все же, если не задумываться об обстоятельствах дела, слишком уж она…»- Слегка мотнув головой, Григорий снова нашел улыбку и перевел взгляд с незнакомого ему девушки, по всей видимости мисс Вэнс обратно на мисс О’Флаэрти.

+4

19

Сначала хотелось просто прикрыть глаза и сделать вид, что её здесь не существует. Усталость брала своё, показывая самое ненужное из наследственных черт по материнской линии - злость и обидчивость на то, когда при ней живой пытались так завуалировано намекнуть, что вообще-то здесь не нужно мужчин. Сильно раздражало. Просто неимоверно, хотя разумом она вполне понимала, что это логично и оправдано, а главное, в её же собственных интересах, чтобы все было объективно. Но маленькая обиженная девочка внутри твердила, что вообще-то вот прямо сейчас можно писать заявление на вмешательство частную жизнь. Эммелин Вэнс не имела права вскрывать эту шкатулку, как бы ей там не хотелось, ведь диагностирующий кристалл на неё не реагировал, пока она закрыта.
Но, к счастью, Апполин все же была более разумна и могла отодвинуть все эмоции на задний план, сосредоточившись на том, что ей просто нужно наконец заставить прочитать куратора Эми её записи, официальное разрешение и отправиться к послу, чтобы объяснить всю эту ситуацию, получить выговор за то, что пустила в кабинет с разработками ребенка и наконец пойти домой. План предельно просто, осталось воплотить его в жизнь с минимальной потерей нервов с обеих сторон.
- Благодарю, я с радостью приму это предложение, так как нам, определенно, есть о чем поговорить с мадам Бельфлер после возникновения столь неприятной для всех нас ситуации, - нет, пожалуй, она все же заставит британский аврорат побегать с бумажками, объясняющими действия еще даже не полноценных сотрудников, чтобы в следующий раз, ради безопасности и спокойствия, их стажеры не тянули свои загребущие ручки ко всему, что видят без веской причины, которой у мисс Вэнс не было, как и разрешения что-то трогать и тем более открывать.
Слушая Грегория, Делакур мысленно поблагодарила его за то, что хоть на неё не смотрит. Голос, конечно, не уберешь, но так парень хоть что-то соображает и озвучивает дельные вещи, на основании которых могут быть проблемы. Но ведь никому не нужны, верно? Поэтому пусть, условно, со стороны Франции возражений не будет, хотя, при желании и знании юриспруденции, они были бы.
- Именно, мсье Долохов, это один из этапов создания более сложного артефакта. Вся документация, чертежи и разрешение находятся в этой папке, - девушка кивнула в сторону того, что Эммелин выложила на стол, - И я буду вам крайне благодарна, если вы сами ознакомитесь с ними и подтвердите мои слова для офицера на основе официальных документов. В противном случае, я буду вынуждена просить о вызове адвоката и настаивать на том, что дальнейшую беседу буду вести только в его присутствии и при наличии документа, объясняющего по какому праву стажер Вэнс, не имея ордена на обыск, взяла данную шкатулку, позволила себе её открыть и читать мою личную переписку, - пора заканчивать этот балаган, иначе все закончится настоящим разбирательством, потому что повторять уже в непонятно какой раз то, что достаточно просто прочитать пару бумажек, чтобы облегчить всем жизнь, Апполин устала. Проще будет объяснить одному человеку, что тут произошло, адвокат разберется, а проблемы аврората и Эммелин будут уже не её головной болью. В конце концов, нельзя же вечно выгораживать эту девочку тем, что она маленькая. Должна думать головой перед тем, как, даже не выяснив всех обстоятельств, обвинять кого-то.

+3

20

Ну конечно, своим французы предпочтут устроить головомойку приватно, за закрытыми дверями, сначала сняв ценного сотрудника с аврорского крючка. Но Эшлинг так просто красотку-лягушатницу выпускать из когтей не собиралась. - Отлично. - О'Флаэрти удовлетворенно улыбнулась, показав зубы, - подписывайте разрешение, мсье, и в соблюдении протокола можете не сомневаться. Был, я полагаю, личный визит, но теперь определенно превратился в рабочий. - Запрос на ордер она отправила Саважу через значок, дописав, что пришлет за документами Вэнс с разрешением от французского посольства в течение пары минут. Дольше ее объяснения занять не должны, все было очень просто: артефакт лежал где-то в легкодоступном месте, и Эммелин на него наткнулась случайно - привычки шарить по чужим схронам за ней никогда не водилось. Рядом с чайными чашками мадам Деракур темные артефакты хранит, вместе с видимо относящимся к ним письмами. - Эми, объясни пожалуйста мистеру Долохову, - легкий акцент на фамилию угадывался без труда, - как так вышло, что ты нашла эту игрушку? А потом зайди в отдел, занеси Саважу разрешение и вернись сюда с ордером и бланками протоколов.

****
Пока Эммелин не было, Эшлинг спокойно предоставила помощнику посла время изучить сопроводительные документы к артефакту. Она потом все равно сама для себя подтвердит сказанное Делакур, лично просмотрев содержимое папки. Даже адвоката вызвать позволит, если той так захочется, - невиновные за юристов прятаться не спешат, а лишнее свидетельство того, что француженке есть что скрывать, не помешает, даже неофициальное.
Вэнс с ордерами и бланками протоколов вернулась довольно быстро, и эти документы Эш тоже показала Долохову, - пусть убедится, что британцы следуют регламенту. - Начнем с обыска и описания уже найденного? Чтобы потом поговорить обо всем сразу. - Мало ли, какие еще интересные разработки в этом кабинете обнаружатся, дело может и не ограничиться одним темным артефактом, промежуточная там это стадия исследований, или нет.

+2

21

Спрятаться за спину старшего  всегда было просто, сделать вид, что ты и не человек вовсе, а так, артефакт-помошник, выдающий и делающий то, что сейчас нужно. Слова куратора уже давно стали для Вэнс куда большим основанием для действий, чем собственные страхи, сомнения и переживания, поэтому говорить было просто, просто делай что говорят, и все будет в порядке. С каким-то особым нажимом Эшлинг произнесла фамилию этого какао-француза, да и что-то знакомое в ней явно было, вспомнить бы еще, что именно. Живого человека с таким именем Эми точно не встречала, скорее всего, видела где-то в документации, нужно будет не забыть потом выяснить.
-Сегодня, в семь пятнадцать после полудня, я пришла в кабинет к Апполин Делакур по личному вопросу, она вышла заваривать чай, а меня попросила достать кружки из ящика стола, там мной были случайно обнаружены шкатулка, по рунам на которой можно было предполагать, что внутри находится темный артефакт, и все прилагающиеся записи, которые вы видите.
В отдел пришлось идти очень быстро, вообще в таких ситуациях лучше все делать быстро и стараться не совершать ошибок, поэтому, как бы ни хотелось сейчас залезть в архивы и выяснить, откуда она знает такую интересную и запоминающуюся фамилию, я этим придется подождать.

+1


Вы здесь » Marauders. Brand new world » Настоящее время » Не лезь в чужие дела, а лучше и в свои не лезь