картинка

Marauders. Brand new world

Объявление

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Marauders. Brand new world » Настоящее время » When the world was at war before


When the world was at war before

Сообщений 1 страница 13 из 13

1

When the world was at war before


закрытый эпизод


http://i.imgur.com/oKXXwUx.gif

Участники:
Герберт Крейн, Рита Скитер

Дата и время:
02.01.1979, вечер

Место:
Лондон, Квартира Риты

Сюжет:
Вы привлекательны, я чертовски талантлива и если у нас один интерес на двоих, то может выйти шедевр. Или что-то другое.

Отредактировано Rita Skeeter (2017-08-04 21:30:37)

+1

2

Удивительным был факт, что якобы соперники бывают дружны.
По крайней мере, в глазах общественности, два журналиста, которые обожали раздувать скандалы на пустом месте обязаны были быть кровными врагами и друг друга. И неважно, что их сферы интересов не пересекались – Рита любила светские скандалы, острые темы, сенсации и грязное белье, Герберт же… о, он любил бросать обществу вызов, любил шум. И если Рита умело пользовалась уже существующим шумом – просто разогревала его до предела, то Крейн… он любил создавать инфоповоды самостоятельно.
И, признаться, их история знакомства больше подходила как раз статьям Риты, чем его собственным.
Герберт довольно долго работал в газетах, писал на заказ, разбирался в этом мире – и Скитер, которая буквально взорвала его со своим ядерно-зеленым пером… Она была для него шоком. И в каком-то смысле примером – вот так нужно делать себе имя, вот так нужно привлекать внимание, вот так нужно заставлять обсуждать свои тексты. Скитер могла утопить любого, она создавала сплетни, слухи легким взмахом пера, заставляла людей верить в ложь и отрицать правду.
В общем, у нее был настоящий талант – и Герберт, признаться, поначалу отчаянно завидовал. Он мог объективно сказать, что им абсолютно нечего делить – что тогда, что сейчас – но все равно, талант Риты устраивать сенсации до сих пор потрясал его до глубины души.
Начали они общаться… ну, пожалуй, это вышло практически спонтанно – и довольно давно. Это была его не первая «шумная» статья – но главная, программная, идейная. Выстраданная.
И та, которую не хотели печать. Вообще. А он ее хотел исключительно в Пророке, исключительно на первой полосе.
Да, та самая, которая была… знакомством с Касси.
И вообще, прямо или косвенно, это была легкая рука Скитер.
Он весьма громко послал редактора к черту и хлопнул дверью – да так, что со стены там сорвалась пара грамот и что-то жалобно звякнуло. Наверное, выступил он знатно – настолько, что Скитер поймала его за руку и предложила «милашке» обсудить его проблемы. С учетом, что вот она уже тогда была весьма… знаменита... он не мог отказать. Да и, пожалуй, звездной даме Пророка не отказывали в здравом уме.
Он тогда позволил себе много неприятных слов в адрес редактора, а также – дать Рите ту злополучную статью. Он, выговариваясь ей, решил тогда, успокоил себя, что нормально сыграет на обществе и публикация в другом издании, и не на первой полосе… Но все равно раз за разом он возвращался к этому.
И, видимо, Скитер надоело его слушать – и она тонко намекнула поискать другие пути добиться желаемого.
И, наверное, потому Крейн и явился к ней сейчас.
Последнее время Рита активно старалась утопить аврорат – хотя казалось бы, господа авроры конкретно ей ничего не сделали. Но тема, что ни говори, была довольно хлебная, особенно если учитывать, что Крейну попали интересные данные по поводу этого самого аврората.
К примеру – Гавейн Робардс. Этот тип был весьма мутным – хотя репутацию имел едва ли не рыцарскую. И весьма сомнительное расследование в прошлом.
Вообще, - аккуратно вскрывая дверь квартиры Скитер, подумал Герберт – если бы не это Рождество, вряд ли бы он решил поделиться с Ритой настолько богатой темой – дружба, конечно, дружбой, но язвой Скитер была еще той, а отдавать ей сенсации… кхм. Они не настолько были близки.
То есть – нет, настолько, конечно, но. Но нет – работа это святое.
Но Рождество… В конце концов, он последние две недели буквально светился, даже статьи из-под пера выходили не такие уж и злые, как должны бы.
Герберт починил за собой замок – он был приличный джентльмен, умеющий вскрывать двери, - и прошел в квартиру.
Если честно, ожидал он совершенно иного – чего-то вроде будуара, всюду шелка, занавески, мягкие пуфы, цветы и подарки поклонников – а оказалась довольно стандартная, почти пустая квартира с огромными окнами.
Герберт даже решил, что ошибся домом, но он увидел разу две вещи – знакомое зеленое перо в записной книжке, которое практически зашевелилось, когда он подошел, и тонкую ногу Риты, мелькнувшую в отражении зеркала, которое было видно в дверном проеме.
На этот самый проем Герберт и оперся плечом. – Прости, что без приглашения, - он с интересом оглядел Скитер, остановился взглядом на чулках, подвязках и оценил цветовое решение. Как все еще довольно воспитанный джентльмен глаз выше он не стал поднимать, хотя то, что мелькнуло в зеркале, было… весьма.
Герберт все еще не поднимая глаз продолжил разглядывать кружевную резинку с кокетливым бантиком. – У меня есть случай преступного злоупотребления полномочиями у аврората.
Собственно, будь Герберт совсем джентльменом – он уступил бы тему Рите всецело и даже позволил проводить полное расследование самой, а еще бы сделал вид, что совсем не при делах.
Будь он джентльменом – был бы ублюдком.
В конце концов, позволять Скитер лезть в пекло самостоятельно значилось совсем не ценить их дружбу.
И вламываться без стука в комнату даме – это меньшее, что делало его не джентльменом.
Потому Крейн все же поднял глаза, усмехнувшись, и левитировал Рите папку с бумагами. – Жертва – заместитель главы аврората, крупная рыбка.

+4

3

Красивым девушкам очень-очень редко нужно пару дней оставлять для самих себя.  Особенно в такие вот зимы, как выдавшаяся в этот раз.
На вкус Риты выдалась отвратительно холодная зима. В такую погоду ее любимые юбки могли быть только признаком легкого безумия – пришлось впервые за три года начать носить макси. И что отвратительнее – не с короткими болеро или, на худой случай, милитари-пальто, а с очень унылой и скучной теплой курткой. Пожалуй, первой с раннего детства по настоящему теплой, а не красивой. Впрочем и тут был плюс – например, можно без сомнений по поводу уместности прятать пальцы в перчатки с меховой отделкой и носить меховой палантин вместо этой самой куртки во всех не долгих прогулках. Ей ли не выкрутится из неудачного диктата погоды?
А еще холода зим и без того имели манеру вычерчивать яркими красками человеческую грязь. На фоне снегов серое становилось куда заметнее и уже не пряталось в ярких красках обычной светской жизни. После приема в честь Рождества Рите и вовсе показалось, что яд ей придется сцеживать не в статьи, а куда-нибудь про запас. Миновало по счастью.  Хотя такая работа Скитер казалась отвратительно скучной – когда тебе все преподносят на блюдечке то и статьи выходят скорее как разминка пера, чем как настоящее творчество. Положив на стол несколько статей и получив подтверждение о своем праве не ходить в редакцию в такую погоду без особо важных причин, Рита удалилась, кажется шокировав какого-то стажера поцелуем в щеку. Или это был секретарь редактора? Кого это волнует.
Можно было придумать какой-нибудь забавный план на вечер, посетить парочку известных мест, испугать великосветское население магической Британии возможными последствиями их неосмотрительных поступков, но сегодня был тот самый день.
Горячая вода идеально примиряет с погодой. Пробираясь куда-то под кожу она согревает и настраивает на тот приятный рабочий лад, в котором и без излишнего трепета к подбору строчек выходит настоящая статья. Та, которая без сомнений захватит первую полосу.
Какая уважающая себя девушка будет одеваться в пустой квартире? Ах, разве что какая-нибудь очень чопорная леди, вроде тех, что и спать ложатся в длинных ночных рубашках и совершенно не в курсе, что массивные камни, оставшись признаком богатства, вышли из моды пару десятков лет назад. Да и не каждому платью пойдут.
Потянувшись, Скиитер покосилась на перо. Чужое внимание едва ли было способно побеспокоить ее, тем более, что нужные слова летали где-то в воздухе вокруг и в пустоте квартиры отражались эхом от стен. Пожалуй, нужные слова уже были в голове…
- Теперь, по крайней мере, мы знаем чем на самом деле занимаются наши доблестные хранители порядка, - Соединив руки над головой, Рита встала на носочки, разминаясь, - И я спешу удивить вас тем открытием… Нет. Скучно. Зачеркни.
Шаги она заметила едва ли не после голоса – вот уж никогда не ждала гостей. Но Крейн – да почему бы и не да? «Сколько ты уже здесь, м?».
Если бы они были конкурентами, то Рита любила бы его за это, но так – пожалуй, просто обожала. С Гербертом не было скучно с тех пор, как он стал знать себе цену и дал волю своему таланту. Один из немногих действительных приятелей, он стоило и того, что бы делиться с ним информацией и приятных вечером вне работы. Ничего. Личного. Или как повезет.
- Гер-берт, - Протянула она с улыбкой, разворачиваясь к нему на кончиках пальцев, - Смотрю, ты стал следовать моим советам с особым рвением. Тебе идет.
«Стоит одеться, да?»
Рита окинула его взглядом и не нашла ничего более напоминающего их первое знакомство, чем эта сцена. Ее изящному белью и пустой квартире так же точно подходили те самые слова - «Герберт, душка, расслабься хоть немного. Ты не нужен им, пока они настолько нужны тебе. Заставь их бороться за тебя, а не отбиваться» - ведь он-то все еще был одет, только в этот раз не в свое рвение, а всего лишь в одежду.
Пара шагов до стола, взгляд на перо.
- Сначала. Знаете, почему у енотов на все хватает времени? И закончим на этом. – подхватив с пола шелковый халат, Рита накинула его на плечи и на мгновение замерла – посмотрела как скользнет на стол перо. Герберт не был тем, от кого стоило скрывать обороты или темы – до простого списывания Крейн никогда не опуститься.
Конечно, она слышала каждое слово гостя, но профессионализм требует легкой педантичности – запиши пока не отвлеклась на другое. Тем более, что Герберт в ее квартире и с такими словами – это точно что-то захватывающее.
- М, такой... с легким фетишем на очки? О, звучит как начало великого расследования и да, ты знаешь как понравиться женщине, - Рита улыбнулась, - Вечер уже не ранний. Мартини или кофе?
Жестом девушка предложила Герберту занять любую удобную поверхность – от широкого подоконника до дивана. И поманила с кухни выбранные Гербертом угощения – право, вежливые хозяйки сделают пару взмахов палочкой, шепнут нужные слова и забудут о потребностях гостя на этом. Сам вспомнит если что-то надо.
- Рассказывай, я вся во внимании, - Сама Скитер выбрала диван и кофе. Легкая фривольность позы – что может быть лучше, чем слегка смущать даже такого джентльмена, как Крейн? Кроме работы мало что могло принести столько удовольствия, как неловкие и заинтересованные взгляды. И не важно к чему – к линии чулок, мокрым с волос каплям на шелке, сползающей линии или действительно потрясающему сочетанию строго платья и скандальной статьи?
В конце концов, двум привлекательным людям совершенно не стоит строить из себя чванливых стариков.

+3

4

На самом деле, Герберт Ритой искренне восхищен.
Дело не в том, какая она женщина – с недавних пор женщины его интересуют исключительно в рабочем смысле… или как предметы интерьера. Дело совсем не в том, красива или откровенна она – а в том, как она талантлива.
А Скитер действительно талантлива – и талантлива не так, как он, не похоже на него. Она, пожалуй, из тех, кто работает постоянно – и при этом Рита не станет ночами лихорадочно писать так, что потом будет засыпать на любой доступной поверхности. Всего должно быть в меру – увлеченности делом в том числе. И пусть Скитер не пропускает ни одной сенсации – она делает это… не в ущерб себе.
Просто и естественно.
Герберта же порой сжигает то, что он пишет – если это работа действительно от души, действительно то, что он хочет сказать миру.
А – и еще. Рита бесконечно радует его манерой письма. И оборотами, которые буквально ядом льют со страниц.
Потом он спокойно улыбается, не мешая ей работать – пусть. Скитер на диво хороша так, тут дело даже не в изящной небольшой груди, тонких длинных ногах. Не в том, что, пожалуй, писать статьи в чулках и перед зеркалом – то еще развлечение на самом деле.
И особенно – провоцировать.
Крейн усмехается, уже не слишком убирая глаза в сторону – тем более, что Рита сама скрыла все интересное от его взгляда.
Он ждет, пока Скитер заканчивает, опускается с кофе на диван – и сам садится на тот же диван, относительно бесцеремонно взяв ее ноги себе на колени.
- Кофе, дорогая, мартини в это время суток я пью только в своей квартире, - он смеется, берет ее ступню в ладони и задумчиво разминает пальцы. Скажем, чтобы говорить о делах, ему нужно чем-то занять руки. В конце концов, почему бы и нет.
Рита говорит, что он последовал ее советам – пожалуй, врываться к дамам в личные комнаты она не советовала совсем. Но все-таки.
- Да, тот. С легким фетишем. Бумаги показывают, что у него вообще неплохо с фетишизмом. Опять же, с учетом, что это, - он кивнул на папку, - появилось на пороге моего дома совершенно без опознавательных признаков, его либо кто-то очень не любит, либо… Я проверил – дело, о котором там говориться действительно есть. И у него действительно очень мало нормальных деталей. Я бы сказал – преступно мало. Подчеркнутый «доброжелателем» момент – это загадочная смерть подозреваемого. Предполагаю, это намек на то, что Гавейн Робардс подозреваемого закончил своими руками. Естественно, доказательств тут нет, - Крейн излагает факты достаточно бесстрастно, грея руки о чашку с кофе. – Но если принимать все, что там написано за правду, то можно попробовать их найти – ну или просто поднять шум от количества самоуправства и нестыковок в его делах. Другой вопрос, Рита, так это заказчик. И… признаться, тут я склоняюсь к мысли, что заказывать заместителя главы аврората станет… кто-то из противников Министерства, - Герберт разминает ступню Скитер и задумчиво усмехается. -  Дело ведь не в том, что от нас хотят – по сути нам дают сенсацию, а тут мы можем копать так глубоко, как сочтем нужным. А дело в том, какой тон это задаст. С учетом, что творит аврорат последнее время. С учетом этого чудного курса на милитаризацию. Только мы с тобой оба знаем, как жонглировать фактами – можно ведь повернуть и в совершенно ином ключе, - Крейн задумчиво усмехается. – И потому я хочу предложить кое-что. Мы можем накопать что-то, посмотреть, насколько все плохо. Вряд ли этот аврор своими руками душил подозреваемых, правда? – Герберт поглаживает кончиками пальцев изящную лодыжку Риты, - скорее всего, он просто обошелся с подозреваемым так, как заслуживает эта падаль, но немного злоупотребил положением. И я хочу, чтобы… был баланс. Один из нас донесет до общественности всю суть злоупотребления в ее неприглядности, а второй же… скажет о другом, о том, насколько обществу требуется твердость в таких вопросах, насколько порой несовершенны законы. Мы оба будем правы. На самом-то деле.

+3

5

Чего всегда не хватало Рите, так это Гербертовского усердия. Он с таким рвением мог часами корпеть над одной и той же задачей – ей не понять. Возможно, виной тому то, как легко нужные слова ложились под ее перо, а темы… Слишком много тем, что бы можно было позволить себе надолго «усыпать» на одной. И все же да – он заинтриговал ее.
Рита притянула к себе папку, перелистывая страницы и совершенно естественным жестом устраиваясь поудобнее. В череде возможных любовников Герберт не стоял нигде на вершине списков «самые подходящие для…» и уж тем более «нестерпимо нужно». С ним было комфортно до забавного, как с мужчинами бывало редко, но… зачем? То есть «да, почему бы нет» и «нет, зачем» одновременно, как бывало редко. Скитер настолько не любила противоречия, что просто игнорировала факт такой возможности как любую несуразицу в своей жизни. В конце концов, не со всеми друзьями в жизни стоит спать – некоторые могут быть слишком стары для этого, слишком консервативны, слишком юны или слишком Крейн.
Заинтересованная улыбка – слишком похожая на хищный взгляд змеи, уже учуявшей мышь и готовой сделать рывок, что бы вонзиться длинными ядовитыми клыками в мягкое тельце – вот что на самом деле выдавало ее профессионализм. Тема была огромная и стоила действительно тех часов, которые на нее выйдет потратить. Даже, пожалуй, усидчивости. Тем более, что Герберт мог бы не дать ей отвлечься, а заодно – обмен опытом, развитие и другие скучные слова.
- Мартини в это время года не противозаконно пить в любое время. Как еще превратить денек в хоть сколько-то солнечный? Но ты прав, грог и глинтвейн куда уместнее, а кофе попросту не отдает спиртом, - Уж кем-кем, а алкоголичкой Скитер не была. Просто умел иногда разбавить алкоголем разговор. Всегда было приятно, когда это была сугубо закуска, а не единственный способ развязать чей-нибудь невыносимо тугой язык или галстук. Особенно последнее. Пьяные мужчины – худшее зрелище, какое может приготовить мир. Пьяные женщины куда как интереснее: в них просыпаются те самые средневековые ведьмы. – А вообще не противозаконно ничего, что не приведет тебя в постель какой-нибудь старой, вышедшей из моды, карги.
Не отпустить шутку по поводу Вальбурги Блэк оказалось выше ее сил и Рита постаралась скрасить ее безразличным потряхиванием головой: так волосы лучше легли на плечах, а весь вид стал невинный до ужаса. Кто-нибудь, кто не Крейн, мог бы и повестись.
- Итак, замглавы аврората, редкий фетишист. Исчерпывающая характеристика. Наверняка еще и зануда? – Страницы скользят под пальцами, цепкий взгляд выделяет нужные слова. Вскоре Скитер откладывает папку. Потянувшись, девушка касается скул Крейна кончиками пальцев, ласково поглаживая. – Предложение пособлазнительней преждевременного замужества. Ты уже выбрал сторону подачи или… решим в процессе?
Рита предпочла бы решать на ходу. В конце концов, материал может совсем не располагать к привычной ей тенденции «аврорат творит произвол». С другой стороны, написать очередную статью о том, что делает департамент неплохо. Даже более чем, хоть и уже становится банальным.
- Кстати, а если мы случайно вскроем карты твоего заказчика – разве это не достойно освещения? Может быть не менее интересно, чем сам аврор-убийца. Впрочем, для начала бы с ним разобраться… Какой год, говоришь? Можно наведаться к мистеру Уркхарту с вполне официальными запросами и вопросами… Потом, возможно, выбить интервью с кем-то из начальников этого… Робардса, да? Что еще… Родственники погибшего? Бывшие коллеги? Нынешние, то воды в рот набрали, конечно. О, и другие свидетели по делу. Что у нас там? – Краткий план юного детектива почти с той же интонацией, что рассуждение об алкоголе. И все – вопросами в снова поднявшемся блокноте.

+2

6

отыгрыш о котором речь

- Решим в процессе, - задумчиво тянет Герберт, продолжая разминать ее ногу.
Вообще, что-что, а женскую красоту жизнь с матушкой его научила ценить, хоть последнее время Крейн активно играл совершенно за иной лагерь. То есть серьезно, последняя его связь с женщиной была весьма и весьма давно.
Впрочем, что бы там не считал на этот счет Абраксас, Крейн был влюбчив и… и достаточно распущен порой. То есть, он иногда напрочь забывал о потребностях тела – какой секс, он не ел днями – когда работал, но между работой и работой он не отказывал себе в развлечениях.
Но – не хотелось. Малфой был для него… важен. То есть между каким-нибудь необязательным развлечением на одну ночь и вечером с дурацкими маггловскими фильмами с Касси, он выбрал бы Касси. Он и выбирал Касси в принципе – в конце концов, они встречались не только для того, чтобы потешить друг другу плоть, а просто чтобы провести время вместе. Да, не так часто, но… Герберт ничего совершенно не имел против того, во что был втянут совершенно естественным образом.
Как-то также у него случилась и дружба со Скитер. Рита в принципе была из тех девушек, что на мужчин смотрит для того, чтобы приказать принести к ногам целую вселенную. И мужчины, нужно сказать, велись на это охотно.
Рита была красива так, как нравилось Герберту, она была умна (хоть и талантливо это скрывала), она обладала отличными навыками и в принципе… Она была гениальной королевой скандала. И, пожалуй, будь Крейн меньше Крейном, он бы с радостью пополнил ряды ее ограниченных воздыхателей.
Но Герберт всегда был немного ненормальным – и с Ритой ему в первую очередь нравилось дружить. Во вторую – ему нравилось с ней общаться.  Ну и совсем немного – вот сейчас, когда ноги красивой девушки были на его коленях. Умиротворяло.
- Да, к Урхарту, да – к коллегам. Стоит в принципе обратиться в Мунго, - Герберт задумчиво смотрит в материалы дела. – Я бы не стал копать под… того, кто подкинул этот материал, Рита. С тобой – я и не стану, - Крейн поднимает на нее глаза и коротко, немного виновато улыбается. – Я не хотел бы подвергать тебя опасности с учетом, что в твою квартиру достаточно просто войти. Я и сам бы не копал, если бы не подкинули к моему собственному порогу, - Крейн уже проверил пакет документов всеми доступными способами и все было без толку. Даже магия крови совершенно в этом случае не спасала – скорее, наоборот, она давала лишь вопросы. Какая магия могла убрать любые следы органики? Или же он не настолько хорош во всякой забавной следящей магии, как привык думать – скорее всего дело именно так, а не иначе, а значит, что человек, подкинувший компромат, как минимум знает, что делает.
И это нервировало настолько, что Риту не просто втягивать не хотелось – даже мысль такую допускать Крейн не собирался. Нет уж, одно дело, когда аврорат ему морду мог начистить за длинный язык, но совсем иное – когда язык Рите могли укоротить просто потому, что она говорила о Пожирателях недостаточно лестно или лезла не в свое дело.
Ну а за слова об аврорате… Ну, солдат ребенка не обидит. Точнее, не ребенка, а весьма соблазнительную даму. Хотя, конечно, в аврорате хватало и дам… Кстати, об этом. – Вообще, у нашей цели там стажер был. И погибший наставник. И вообще тут такое чувство, что кого-то в Мунго не долечили. То ли авроров, то ли преступника.

+1

7

Итак. Решим в процессе.
Пожалуй, если с кем и соглашаться на такой авантюрный роман без капельки секса, прилично разбавленный одной лишь чистой страстью – то только с Гербертом. Остается только собрать материал да понять, как Рита сама к нему относится.
Короткое движением плечом, позволяющее ткани сползти ниже и отмечает очень уж хорошую своевременность в том, как организовалась чашка кофе. Впрочем, жизнь волшебников именно этим и отличается от всего остального, что бытовая магия позволяет не задумываться о каждой мелочи.
Пальцы сомкнулись на чашке, прежде определив место чашке Герберта где-то на подлокотнике подле него. Палочка была за сиим отложена к папке с бумагами. И можно было полностью сосредоточится на деле.
План рисовался вполне симпатичный.
Но не копать под заказчика? Рита задумчиво потянула себя за прядь волос и принялась накручивать ее на палец.
- Кому выгодно… Яркий, громкий и зачастую определяющий дело вопрос, но хорошо. Только потому, что иначе ты не сможешь спокойно спать и чего глядишь – начнешь спугивать мою личную жизнь, маяча как заправский страж под дверью квартиры – Рита улыбалась, ее голос шутил, поддакивая самыми высокими нотками приближающемуся смеху слов, но только в глазах на доли мгновений потерялась серьезная интонация. Ее это пугает. Ей это не нравится. Она не оставит это просто так и в то же время, позволит Крейну сыграть эту партию так. Свои вопросы и выводы Скитер сделает потом, когда дело будет закончено. А сейчас. Дурочкам самое то шутить глупые шутки. Вот так забавно встряхнуть головой, выпуская прядь, хихикнуть. – Так и быть. Никаких лишних раскопок.
Может быть ты и сам решишь что-то уточнить… позже?
И возможно, пролезть туда, куда вряд ли кто-то представляет кроме нее как попасть. Походить маленькими лапками по архивным делам. По тому, что нельзя достать.
- Итак. Грязная история. Не долеченный псих с личной местью. Мертвый наставник. Не долеченная типичная для аврора жажда заканчивать дела окончательно. Никаких вторых шансов. Никакого соблюдения ключевых принципов закона. Может быть весело. Из списках диалогов пока исключить стажера… Он вряд ли что-то осмысленное промямлит на эту тему, раз сам напарника не сдал куда надо… - Движение пальцами в воздухе. Рита чуть закатывает глаза, снова улыбается и откидывается чуть удобнее. – Ненавижу запах больниц…  Впрочем, видел ли ты долеченных авроров когда-нибудь?
Если еще немного подумать то не просто, конечно. Идеально тут подошла бы вдовушка наставника – но чего нет, то не создашь одним движением руки. Начальник – ценно, но скорее всего упрется и толком ничего не скажет – не Уркхарт, не тем более Скримджер. Хотя эти нити надо проверить для спокойствия души. И возможных зацепок. Коллеги – не связанные лично и лучше – не большие его фанаты…
- А что у нашего зубрилы с коллективом? Не попалось ли тебе информации о тех аврорах, бывших или нынешних, которые бы его не любили… О, кстати! И у убийцы нет ли случайно семьи?

+1

8

- Я уже сходил в архивы по поводу убийцы, - Крейн рассеянно взял чашку кофе и отпил. Усмехнулся коротко. – В общем, тут скандальное дело. В Мунго его ненормальность старались вылечить. Помнишь, там есть крыло работы с ментальными болезнями, туда и засунули этого кадра. Так вот, в Мунго крупно обосрались и я бы пошел туда в первую очередь позадавать неудобные вопросы по поводу всей этой программы разом. Представь, если эти герои решат реабилитировать таким образом Пожирателей, какой шум поднимется? – Крейн коротко хмыкает и поглаживает колено Риты. Без подтекста, просто чтобы занять руки.
И все же, изящные ножки – лучшее занятие для рук, это безусловно. – Стажера тем не менее можно потрогать, он вряд ли расскажет что-то мне, меня аврорат вообще не очень любит, но ты-то у нас совершенно очаровательна. В конце концов, как вариант можно подлить ему Веритасерума. Тут, знаешь, самый главный вопрос – а Робардс планировал изначально убить того убийцу – или же нет, вышло случайно. Естественно в материалах дела все проводится как самооборона, но главное-то совершенно не то, как это проводится в деле. Родственники… у него вроде есть мать, но тут действительно нужно в Мунго, у них карточки на всех своих пациентов довольно подробные.
Крейн говорит достаточно взвешенно, но мыслями был немного в другой стороне. А именно – в заказчике. Рита была права всецело – это был куда более интересный вопрос. Но этот вопрос пах Пожирателеями Смерти за версту. Да, Герберта никто не обязывал быть послушным мальчиком, но играли они на журналисткой страсти к правде. При этом раз человек дал ему материалы без пояснений – значит, там точно была недокументированная чернуха. Крейн-то все еще мог вывернуть это как на тему «люди не меняются, даже если их лечишь» так и на тему «произвол в аврорате». В любом случае, имя Робардса будут полоскать – и кому это выгодно?
Явно не аврорам, явно не хитам. Хотя… Может, Рита и права – нужно поискать тех, кто его очень не любит и не из среды преступников.
- Мне не вспоминается ярких скандалов с аврорами, там скорее все его любят. Они в принципе довольно закрытая структура. Впрочем, у него явно есть какая-то темная история в прошлом, можно поискать тех, кого из аврората вышибли за профессиональную непригодность.
Или Робардса действительно хотят подвинуть Пожиратели. Почему не Скримджера – ну… сложный вопрос. Скорее, дело в том, что против Скримджера накопать можно только то, что Скримджеры когда-то были за Гриндевальда, да и то там все достаточно чисто сделано в плане непричастности британской ветви, как раз скандал-то по поводу того, что нельзя Скримджерам к Гриндевальду.
Но Крейн иногда подозревал, что Руфус как раз на стороне темных играет – тогда, быть может, он и сам пытается своего зама притопить?
И все же, поиски заказчика…
Это будет достаточно сложно. Главный вопрос в этом случае – а кому же выгодно. Выгодно безусловно Пожирателям, а также выгодно тем, кто метит на его место. Слить такое мутное дело могут лишь те, кто работает рядом с Гавейном – и значит, что это те, кто работал в тот же период. А не хочет ли слить наставника его же стажер – то есть, тогда-то стажер, а сейчас уже вполне себе оперившаяся птица.
И себя выставить в свете «я пытался остановить произвол».
Впрочем, тут было интересно еще и то, как это в Мунго проморгали такое. Джей Меррил был явным психом. А значит… Может, действительно это из Мунго? Кто-то начал проверку старых дел и…
Нет, это слишком просто. Но и Пожиратели – это тоже просто.
Но вот это как раз и возможно.
Робардс кому-то действительно не угодил – но выступать адвокатом дьявола Крейну не хотелось. Хотя…
Он мог сделать ход конем.
- А, можем, спросим самого Робардса? Вот так прямо, разведем на исповедь убийцы. Один из нас осудит его, а другой выступит в роли отпускателя грехов? Это будет эффектно – и это точно то, чего не ждут от нас.

+1

9

Слушая его, Рита наблюдала за тем, как двигаются уголки губ, куда устремляется взгляд. Крейн – приятное зрелище, позволяющее не занимать ум ничем, кроме того о чем он говорит. Ведь говорит – стоящие внимания вещи. Вытаскивать подробности причин каждой складочки на его рубашке – не увлекательно.
Блокнот послушно приподнялся, отзываясь на сигнал пера, которое приготовилось записывать покорившись тихому вздоху.
- Для начала навещу его бывшего стажера. Он кажется вполне симпатичен и… Капелька веритасерума может быть и понадобиться, но возможно он развяжет свой язычок сам… Ведь мы все еще не в курсе кто так любезно вычерчивает углями образ его бывшего наставника, а если нет… Пара ласковых слов и вопрос цены. – Рита улыбнулась. Вот и ответ на вопрос "на что бы выменять трепетные часы утомления пресс-службы ДОМПа" решен: купить у них диалог с вполне конкретным аврором и лучше обставить это так, словно бы это их идея. Дело за малым. И, возможно, может быть приятно украшено какой-нибудь пикантной деталью совсем другого расследования. Например, припомнить ту пропавшую журналистку – чем не удочка для особо умных бывших стажеров?
- Но наведаться в клинику точно надо и вот это лучше делать тебе. Репутация вскрывающего несправедливость у тебя получше моей – от меня всю чернуху спрячут не пожелав лишиться мест. Впрочем, если не достанешь ничего полезного – могу помучить свои связи…. Ну знаешь. Кофе. Массаж. Острые ногти. Кто-то стал очень болтливым… - Рита улыбается, а ее мысли суфлируют «тонкие лапки, быстрый полет – никто не заметит, но и тебе знать не стоит».  – И это уже похоже на план расследования… А откровения убийцы нужны. Даже необходимы… Как свежее дыхание этому букету.
Рита чуть облизывает губы, представляя всю историю от строчки до строчки и плавно заполняя в уме пробелы подсказками «где посмотреть».
- Но к этому нам надо быть готовыми и идеальным моментом было бы поймать его где-то, где он не сможет отвертеться от разговора… или что-то что не позволит ему выкрутиться… Что там интересного? Кажется, на него недавно было покушение да? Интересно, не спряталось ли в этом какого-нибудь тонкого крысиного хвостика нашей с тобой истории…
Поправив прядь волос, журналистка сняла ноги с колен Крейна и поднялась что бы в девять шагов на три «па» пройтись до шкафа и открыв его с любопытством посмотреть на имеющиеся платья. Хранить одежду не в той комнате, где спать – это ее особое извращение. Оно позволяет ходить по всей квартире, пока приводишь себя в порядок. И удивлять новых гостей спальней, где есть кровать и зеркала, но никак не громоздкие шкафы.
Атмосфера свободного пространства и ветра – вся квартира как тонкие шаткие стенки в облаках – зачем рушить образ?
- А известных… любовниц? Любовников? Воздыхателей? Внебрачных детей у нашего мальчика нет? Лучше, конечно, брошенных и несчастных, но и вполне счастливые «сойдут» на безрыбье… - «Голубое или белое…»- Как там его стажера…? Какой-нибудь очередной скучный мальчик из глубин магического мира с мечтой нести свет, справедливость и не марать свои руки об аврорскую рутину?

Отредактировано Rita Skeeter (2018-02-06 14:29:23)

+2

10

- Дункан Саваж, - Крейн роется в блокноте и задумчиво цокает языком. – Он уже не такой уж восторженный, как мы думаем, много времени прошло, все же. Еще у Робардса была женщина, которой он по всей видимости сделал ребенка и ушел в закат. Шикарный был бы материал, но эта женщина умерла, к сожалению. У Робардса по этому поводу появилась взрослая дочь, Маргарет Вейн. То есть так - может, это даже не его дочь, он получает опекунство, а основания - завещание. Его я, конечно же,не видел. Не уверен, что у нее нежные отношения с отцом, но мало ли, - Крейн еще листает бумаги. – Из медиков в то время работал Альберт Рошен, он сейчас на пенсии и периодически дает «сенсационные» интервью нашим коллегам по перу. Другой вопрос, я не уверен, что этому человеку верить можно, но у нас мало будет иных зацепок… если ты не пустишь в ход свои массажные чары, - Крейн усмехается, оглядывая Риту внимательно. – Я хочу побеседовать с Гавейном, ты угадала верно. И в том числе и про покушение, и про то, кому может быть выгодно его смещение и скандал и… все вот это, - Герберт за что и любит Скитер, так за то, что она весьма и весьма хитро распутывает все недосказанности. Конечно, вот тут Крейн не отбивает себе сладкий материал, нет. Просто у него есть некий… порог доверия со стороны тех, кому могут не нравиться их слова, их расследования. Он не собирается прикрываться Малфоем, нет, тут другое – просто у Крейна уже итак репутация того, кто лает как собака, а пока собака лает, она не укусит.
Он не уверен, как его воспринимают сильные мира сего, но по крайней мере, они видят в нем хаотичный элемент, который старательно поддерживает нейтралитет: обливает грязью всех и вся, даже выступая в защиту кого-то. В аврорате его не любят, но и откровенным лжецом не считают. Опять же, аврорат возглавляет Скримджер – а это все еще значило, что Герберту не станут лишний раз чистить морду почем зря.
Хотя, может и станут – именно потому, что Скримджер возглавляет. – Я хочу поспрашивать его о разном, потом принести записи тебе. У тебя взгляд цепкий, мне кажется, он сам нам скажет, от чего копать. Кстати! – Герберт зашуршал своими записями и с удовольствием расплылся в улыбке. – Про грязные секреты, ты гений! У меня тут есть на него пометка, что у него есть рабочий роман, слухи там ходят. Может, это и не роман вовсе, а действительно грязные сплетни, но вдруг и правда? Рыжая ирландка такая. Они вроде как все скрывают, но сплетни ходят, - Крейн задумчиво хмыкнул. – Может, он и стажеров своих портит, кто его знает. Слишком уж умно и интеллигентно выглядит. По крайней мере, слух ходит, что он потому не женат, а его стажеры тоже не бегут жениться. И девушек там мало. Ну, ты знаешь, все эти сплетни по твоей части, у меня от них головная боль.

Отредактировано Herbert Crane (2018-01-31 11:00:31)

+1

11

- Саваж, - Рита повторяет и пожимает плечами почти безразлично. Да хоть Лонгботтом, право слово. Всей сложности, что последний женат. Впрочем, этот возможно «в наставника», так что любая уловка может оказаться лишней. Или не оказаться. – Малышка Марго остается поводом для материала как не крути. При этом можно даже отдельным штрихом на второй полосе, но это стоит прикинуть когда соберем все, что есть. Вдруг для основного текста будет слишком уж много… Деталей.
«Голубое или белое…?»
Рита оценивающе смотрит на две вешалки. Для кого-то кроме нее, пожалуй, эти платья слишком похожи, но уж она-то знает насколько разное настроение создается одним простым выбором. Между корсажем и молочным белым цветом и небесно-голубым с открытыми плечами. Впрочем, все равно еще подбирать в тон…
Или нет.
«Немного строгости не помешает» - Рита скользит взглядом по вешалкам, ища старое свое воспоминание: темно-синюю мантию-пальто, оформленную под военный стиль. Заброшенного гостя с тех времен, когда она встречала Саважа отнюдь не по работе.
Прощай, милый халат. Тебе понравиться полежать на полу. Совсем немного.
- О’Флаэрти. Безвкусная девица, пытающаяся видимо отнять лавры Миссис Лестрейндж. Только ни опыта, ни вкуса. Что он в ней нашел? – Рита пожимает плечами, в очередной раз отмечая необходимость поправить застежку на белом платье. Когда-нибудь, когда ей будет до того дело.
Нужно несколько секунд что бы накинуть пальто на плечи и посмотреть на Крейна даже не пряча задорные искорки в глазах: расследования всегда заводят куда больше, чем скучное перечисление фактов «кто с кем спал».
Халат отправился в шкаф легким движением ноги.
- Ну? Достойно встречи с бывшим? Увы, в этот раз никаких драматических трагедий, так что всех оружий… - Легкое движение плечами, призванное продемонстрировать как платья такого типа способны подчеркнуть декольте при правильной подаче. Рита усмехнулась и вернулась к Крейну, отправляя пальто полежать в стороне. В квартире с ним становилось возмутительно жарко.
- Итак, план нарисован. Мои Саваж и если выйдет – аврорша. Ну и сплетни вокруг работы. Твоя больница и сам Гавейн. Оба по возможности посматриваем в сторону дочурки... Может что подвернется. Потом кафе, ты угостишь меня какао и мы решим что делать дальше…

Отредактировано Rita Skeeter (2018-02-06 13:19:47)

+1

12

- Ты как всегда обворожительна, Рита, - Крейн задумчиво усмехнулся, разглядывая ее безо всякого стеснения. Скитер действительно была… очень, очень красива. Точнее даже не так – она была очень и очень во вкусе Герберта. И несмотря на все это, между нмми никогда не было ничего – Крейн выступал для нее практически как подружка, перед которой можно было переодеваться.
Хотя, наверное, перед подружками Рита так откровенно своей фигурой не сверкала – явно избегала завистливого дурного глаза.
Герберт оценивающе проследил путь ткани по фигуре своего коллеги по цеху и кивнул довольно. На самом деле, он будь менее скептичен, уже давно валялся бы у ног Риты – прекрасных ног нужно сказать. Но голова его была трезвой, даже через чур трезвой. Что, конечно, его совершенно не радовало иногда, но… приходилось идти на жертвы ради работы. И ради остроты своего разума.
- Тебе очень идет этот фасон, - задумчиво улыбнулся он на демонстрацию. – Но я не думал, что Саваж – твой бывший. Конечно, это очень и очень удобный источник информации, но… Я, признаться, удивлен, - Крейн делает себе мысленную пометку. Интересно, как так вышло, что аврор и Рита были вместе? То есть понятно, аврор – романтизированная профессия, ну а Скитер как на этот крючок зацепилась? Впрочем, если Саваж был ей всего лишь любовник – тогда понятно. Скитер крутила мужчинами, но для себя предпочитала особенные типажи. Интересно, она выбирала по внешности или по духу? 
Крейн встал, подал Рите отброшенное ее легкой ручкой пальто и помог надеть. Сам же тоже накинул свое после.
- Да, я тебя угощаю, дорогая. Только позволь мне после всего – или во время всего – повесить на твою квартиру какую-никакую защиту? – Крейн задумчиво качает головой. – У меня сегодня еще встреча с Вальбургой Блэк, буду узнавать у нее, как живется прекрасной чистокровной даме, - Крейн коротко посмеивается и мельком целует руку Скритер. – А потом да – потом Мунго и Робардс, если прекрасная донна не притравит меня за беседой. Я пришлю тебе сову, Рита, и постараюсь узнать как можно больше о том случае. Честно сказать… мне не слишком нравится то, что нас могут защищать всякие там любители судов Линча. Не то чтобы я прямо против – но тем не менее. Уже достаточно авроров, которые полощут мое имя просто потому, что я посмел их носом ткнуть в предвзятость… А теперь, - Крейн подмигивает Рите, - я и тебя в этом замараю. Впрочем, у тебя талант к скандалам куда больше.
Герберт сверяется со своими часами и думает, что у него осталось порядочно времени для пешей прогулки. Но, может, прийти чуть раньше назначенного? Да, наверное, стоит.
- До скорого, Рита, - он целует руку подруги весьма галантно. – И удачи тебе с разбиванием сердца Саважу. Повторного разбивания.

+2

13

Такие мужчины как Герберт очень хороши. Но только нужны они кому-нибудь кто не как Рита. Какой-нибудь приятной леди, что будет зачитываться его текстами. А Скитер… Скитер не добавляет соль в кофе, не ест мороженное с колбасой, не выгуливает оборотней на поводке, не носит салатовые мини с ярко-алыми пиджаками и точно знает, что дружбу можно испортить отношениями. Впрочем, вероятно с Крейном – нельзя.
Только риску уж больно велик. Ей нравится видеть его другом. Ей нравится видеть в нем человека, журналиста, а не мужчину. Потому, что из мужчины ничего путного не выйдет ни там, ни там. У нее было время, что бы это понять.
Впрочем, все это были отговорки. Слой ткани.
Она знала, что этот роман погубит его перо. Знала, что этот роман погубит ее перо. Им, вероятно, будет очень хорошо. И едкость слова превратится в обтекаемость формы. А трезвое сознание в бесконечное наслаждением свободой и друг другом.
Магическому миру нужно их слово. Она не может «убить» их обоих таким ударом. Значит. Ничего с легким послевкусием коньяка.
- Было неплохо, - Рита пожала плечами, вспоминая про Дункана даже с некоторой теплотой, - Мерлин, Герберт, ты спишь только с теми, кто дает тебе информацию? Никогда не поверю – мне казалось из нас двоих я побольше тебя сухарь.
Она не пыталась обидеть. Даже не язвила – с весельем в голосе и без всякого яда Рита просто общалась и Крейн второй человек после Прим, кто знал – Рита очень даже хороша просто в разговоре.
- Мне было меньше лет, он был аврор и романтик, но. Все дело в работе. Он оказался слишком аврор. А я слишком много работала. – Эту изюминку Скитер пожалуй любила. Унизительно, когда у мужчины не хватает на тебя времени, но совсем другое, когда у тебя не хватает времени на него. А то, что это было даже почти взаимно – оставим между строк.
На предложение повесить защиту Рита благосклонно кивнула и задумчиво бросила Герберту запасные ключи.
- Если услышишь громкий хруст – попроси Мерлина послать Дункану жилетку понадежнее, - Зацепку про скандалы и аврорат Скитер пропустила. На ее столе все еще ютилась статья о приеме, которой не хватало пикантных подробностей… очередного аврорского провала. И ведь не после Дункана она стала сцеживать яд в сторону ДОМПа – пораньше. Просто они были хороши как мишень.
Просто было очень важно показывать всем именно их провалы.
В конце концов, вдруг однажды они _снова_ воспользуются своим умением прятать и безнаказанностью?
Как в том случае, о котором рассказал Крейн.
Настоящий скандал найден.
Осталось только подогнать факты.

+1


Вы здесь » Marauders. Brand new world » Настоящее время » When the world was at war before